Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Идоменей": Моцарт, Штраус, Рождественский


Геннадий Рождественский.

Геннадий Рождественский.

В московском Камерном музыкальном театре имени Бориса Покровского, в предверии 100-летия великого оперного режиссера и 40-летия созданного им театра, сыграли российскую премьеру оперы "Идоменей" в редакции Рихарда Штрауса. Маэстро Геннадий Рождественский, который сам увидел эту партитуру несколько лет назад, называет Штрауса соавтором Моцарта.

Всякий раз поражаешься мастерству художника Виктора Вольского, который умеет создать объем, которого на маленькой сцене Камерного музыкального театра не предусмотрено. Спектакль начинается в глухом черном кабинете, затем оказывается, что его задняя стена составлена подвижными ширмами. Открываясь и закрываясь, они, на разных уровнях, образуют проемы разных геометрических форм, дополнительные пространства для игры. Ширмы выполнены из материала, в котором (при определенным образом выстроенном свете) отражаются герои и хор - получается, будто на сцене значительно больше людей, чем на самом деле. На тех же поверхностях время от времени появляются видеоизображения: волны, бегущие облака или просто тревожные блики.

Если бы артистов одели в обычные черные униформы, то зрелище не вызывало бы никаких нареканий. К сожалению, их вырядили в стилизованные костюмы греческих воинов и пленных троянцев. На большой сцене это смотрится нормально, но в камерном пространстве Камерного театра выглядит ужасающей бутафорией.

Режиссер выстраивает мизансцены "с оглядкой" на античные фрески и росписи амфор. При этом певцы не вступают в прямое общение друг с другом, они обращаются преимущественно к залу. Впервые Идамант и Илия посмотрят прямо друг на друга только тогда, когда она все же решится признаться в своей к нему любви.

Сюжет - мифологический, но с хорошим финалом. Подлинность любви молодых героев расстрогает самих олимпийских богов, и они сохранят жизнь Идаманту, которого его отец (Идоменей) обязался принести им в жертву.

Опера была написана Моцартом в 1780-м, годом позже ее исполнили - безо всякого успеха. Через 150 лет Венский оперный театр заказал новую редакцию оперы Рихарду Штраусу - Австрия, 30-е годы, ХХ век... Теперь жрицей Исменой руководит не ревность, а представления о расовой чистоте: невозможно допустить, чтобы греческий царь женился на троянке. Это, конечно, не единственное изменение. Штраус сильно сократил материал, полностью изъял один персонаж, перекомпоновал сцены, дописал оригинальную музыку. Редакцию Штрауса несколько лет назад опубликовало маленькое немецкое издательство из города Фридрихсхафен, и Геннадий Рождественский принял решение ее исполнять:

- Я нахожу это совершенно выдающимся уникальным сочинением, симбиозом двух творческих гениев. Меня привлекала чрезвычайно идея соавторства Моцарта и Штрауса. Штраус, конечно, отлично слышен в этой партитуре. Мне кажется, что для него это была форма общения с Моцартом, которая в других его выражениях , его деятельности - композиторской и исполнительской - еще не была в такой полноте достигнута и раскрыта. Создавая эту верисю он, по моему ощущению, беседовал с Моцартом. Беседовал с богом, - уверен дирижер.


Орекстр под управлением маэстро Рождественского звучал хорошо, но проблемы с вокальной техникой у всех исполнителей главных партий очевидны. К тому же, оперу исполняют на русском языке, и это совершенно меняет музыкальную природу и стиль сочинения. Главный режиссер театра Михаил Кисляров объясняет:

- Мотивация - в установке, которую дал Борис Александрович Покровский. Опера должна быть понятна, как синтез всех искусств: музыкальных, визуальных, речевых. Когда спектакль играют на иностранном языке, зритель все время вынужден смотреть наверх, на бегущую строку с переводом. Это не просто отвлекает, это разрушает спектакль. То, что мы возвращаемся к русскому языку - это требование Бориса Александровича. Другое дело, что когда мы выезжаем за рубеж, то обязаны петь на языке оригинала, что мы и делаем.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG