Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Все это ваше – весь мир"


Обложка книги Энн Горсач "Все это ваше – весь мир: советский послесталинский внутренний и международный туризм"

Обложка книги Энн Горсач "Все это ваше – весь мир: советский послесталинский внутренний и международный туризм"

В Великобритании в издательстве Оксфордского университета опубликована книга канадского историка, профессора Университета Британской Колумбии Энн Горсач "Все это ваше – весь мир: советский послесталинский внутренний и международный туризм" ("All this is your World: Soviet Tourism at Нome and Abroad after Stalin"). В книге исследуется становление и развитие советского туризма, его политические и социальные предпосылки.

Название для своей книги Энн Горсач позаимствовала из "Звездного билета" Василия Аксенова. В этой повести старший брат говорит младшему: "Танцуйте и прыгайте в седлах, и ныряйте в глубины, и ползите вверх с альпенштоками. Не бойтесь ничего, все это ваше – весь мир". По мнению канадского историка, возникновение международного туризма в СССР, как и повесть Аксенова, были порождением хрущевской оттепели, когда был приоткрыт "железный занавес", и советские люди впервые познакомились с внешним миром.

Как пишет профессор Горсач, все началось с постановления ЦК КПСС от апреля 1955 года, в котором говорилось о возможности для советских граждан выезжать за рубеж в качестве туристов. Правда, разрешалось посещать только социалистические страны, однако в этом же постановлении отмечалось, что "в последующие годы" будет позволено ездить и в капиталистические. Уже через полгода, в сентябре 1955-го первая советская туристическая группа из 38 человек посетила Швецию. В нее вошли тщательно отобранные представители советской номенклатуры.

После разоблачения культа личности Сталина и провозглашения политики мирного сосуществования советский международный туризм был поставлен на поток. При этом для поездки за рубеж требовалось разрешение властей, характеристики парткома и профкома, собеседование в горкоме или райкоме партии, а сами поездки были только групповыми. При поездке в капстраны негласным требованием было оставлять дома "заложников" – обычно жену и детей. Автор книги описывает жесткий контроль поведения советских туристов за рубежом: им постоянно внушалась мысль о возможных провокациях; им даже не разрешалось прогуливаться в одиночку. Индивидуального международного туризма в СССР так и не возникло. Впоследствии, правда, стали возможны посещения живущих за границей родственников по официальному приглашению.

Что же побудило советское руководство слегка приоткрыть "железный занавес"? В интервью РС Энн Горсач поясняет:

– Все началось в 1955 году после женевского саммита, на котором встретились главы СССР, США, Великобритании и Франции. На нем обсуждались проблемы торговли, культуры и туризма. Советские власти были удовлетворены его результатами, укрепившими и расширившими экономические связи СССР с западными странами. Была еще одна причина для образования "туристической щели" в "железном занавесе". "Холодная война" носила конкурентный характер. Социалистические и западные страны соперничали не только в политическом и военном отношениях, но и сфере социальных, бытовых условий жизни. Возможность путешествовать за рубеж стала одной из форм этой конкуренции. США использовали туризм в качестве вызова Советскому Союзу, утверждая, что у советских граждан нет свободы передвижения. Советское руководство отреагировало на это разрешением для своих граждан выезжать за рубеж.

В главе "Эстония как советская заграница" Энн Горсач пишет, что еще до возникновения в СССР международного туризма страны Прибалтики были для советских людей эрзацем западной бытовой культуры. Здесь возникала иллюзия бегства от советской действительности. Бурно развивавшийся в 60-е годы внутренний, или национальный, туризм – все эти хождения за туманом и штурмы гор скалолазами – Горсач называет "сублимацией романической жажды свободы, порожденной политической оттепелью". Автор исследования подчеркивает, что с самого начала советский международный туризм носил политический характер. Выезд советского человека за рубеж воспринимался властями как политическая акция: он был не просто туристом, а представителем своей страны, агитатором и пропагандистом советского образа жизни.

Энн Горсач считает, что для советских граждан, выезжавших в капстраны, важнейшим мотивом поездки была возможность приобщиться к западному товарному и культурному потреблению. Товарный голод и отсутствие правдивой информации о жизни за рубежом, по мнению канадского историка, были главными стимулами для поездки во Францию, Великобританию или Западную Германию. Энн Горсач встречалась со многими советскими туристами, выезжавшими на Запад. Их впечатления – важная часть ее исследования:

Впечатления у них возникали самые разные. Некоторые были напуганы тем, что увидели. У них появлялись сомнения в реалистичности коммунистической идеологии. Но другие, особенно туристы 50-х – начала 60-х годов, реагировали иначе. Мне они говорили: "Мы понимали, что Запад – другой, но, вернувшись, мы не утратили веры в Советский Союз". Не следует забывать, что первые туристические группы формировались в основном из членов партии и представителей номенклатуры, у которых были определенные привилегии. Принадлежность к категории выездных также была привилегией. И лишь позднее, в 70-е и 80-е годы, среди туристов начали появляться рядовые граждане.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG