Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Южная Осетия: выборы состоялись


Работа избиркома в Южной Осетии. Ноябрь 2011 г

Работа избиркома в Южной Осетии. Ноябрь 2011 г

27 ноября проходит второй тур президентских выборов в самопровозглашенной республике Южная Осетия. В нем принимают участие победители первого тура Анатолий Бибилов и Алла Джиоева. Эксперты осторожны в прогнозах относительно исхода голосования.

К середине дня 27 ноября выборы признаны состоявшимися. Глава Центризбиркома самопровозглашенной республики Белла Плиева сообщила, что проголосовали уже около 50 процентов избирателей – при необходимом минимуме в 30 процентов.

Предварительные итоги выборов Центризбирком планирует обнародовать 28 ноября.

Анатолий Бибилов и Алла Джиоева заняли свои ниши уже в ходе самой кампании: Бибилов – ставленника Москвы, Джиоева – представителя оппозиции. Это отличительная черта избирательной кампании Южной Осетии в этом году. Анатолий Бибилов относится больше к чиновничеству, чем к политикам. Поскольку наиболее яркие представители югоосетинского общества не смогли принять участие в выборах, на выборы пошли люди, которые уже примеряли на себя роли, как говорится, в ходе самой пьесы.

За Бибилова агитировала Москва, но агитировала не очень внятно. И поэтому многие избиратели Южной Осетии так и не поняли – чей все-таки он ставленник. Москва поддерживает Бибилова устами далеко не самых первых чиновников в администрации президента. Ни премьер-министр, ни президент ни словом не обмолвились о выборах в Южной Осетии. В то же время Бибилова поддерживает местная власть, а это скорее плохо, чем хорошо для выборов. В то же время и Алла Джиоева – это бывший чиновник, ставшая оппозиционером волею судьбы: просто более влиятельных оппозиционеров не оказалось в силу того, что ЦИК не допустил их на выборы. Алла Джиоева раньше работала министром образования, но потом разделила судьбу чиновника, которого сняли с должности, и даже завели на нее уголовное дело. Таким образом, ей ничего не оставалось как критиковать местную власть.

Кто стоял в первом туре за этими политиками? За Анатолием Бибиловым был чисто административный ресурс, люди, которые доверяют местной власти, Эдуарду Кокойты (такие тоже есть в Южной Осетии). За Аллой Джиоевой стоял протестный электорат. Конечно, это большинство сегодня в республике, поскольку Южная Осетия, спустя три года после окончания 5-дневной войны, по-прежнему в разрухе. Жители республики только слышат о бешеных суммах, которых якобы выделяются на республику, но они не видят их материализации.

Таким образом, протестные настроения, как отмечают эксперты, все-таки оказались более предпочтительны для кандидата, поэтому Алла Джиоева фактически победила в первом туре, если не считать тех 12 бюллетеней за Бибилова, которые позволили ему формально выйти на первое место. Многие понимают, что административный ресурс мог бы дать ему гораздо больше.

С чем же связана такая невнятная позиция Москвы, отсутствие четкой поддержки какого-то кандидата? Здесь несколько причин. Во-первых, еще в памяти свежи абхазские выборы 2004 года, так называемый "абхазский синдром", когда избиратели, которые считают себя гражданами независимой республики, были немножко удивлены бесцеремонным навязыванием своего претендента со стороны Кремля. Тогда эту роль выполнял Хаджимба – а они проголосовали за Багапша. Москва опасалась такого же сценария в Южной Осетии, поэтому не давила на избирателя. Приехал в республику глава думского комитета, который произнес имя Бибилова, вручил ему какой-то приветственный адрес от кого-то. Людей это не убедило. Правда, в промежуток между первым и вторым турами голосования штаб Бибилова провел "работу над ошибками" и усилил наглядную агитацию, демонстрируя тезис о том, что Бибилов – креатура Медведева и России в целом. Тем не менее, остается второй фактор, не менее важный, – все-таки Москва за три года несколько растеряла свое влияние в республике из-за того, что неэффективно используются выделяемые Москвой средства. Республика в разрухе. Москва, выделяя средства, не контролирует этот процесс. Поэтому люди уже задумываются, а так ли мы нужны Кремлю? Может быть, все-таки, правда, Кремлю нужна наша территория и военные базы, которые очень хорошо обустраиваются за эти три года, – а гражданский сектор до сих пор в руинах.
XS
SM
MD
LG