Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Режиссер Слава Цукерман – о кодексе Хейса для России


Хамфри Богарт и Ингрид Бергман в фильме Майкла Кёртиса "Касабланка"

Хамфри Богарт и Ингрид Бергман в фильме Майкла Кёртиса "Касабланка"

Министерство культуры РФ подготовило проект нового регламента выдачи прокатных удостоверений, согласно которому нельзя будет показывать фильмы о запрещенных организациях, а также картины, оправдывающие терроризм и экстремизм, пропагандирующие порнографию и наркотики или воздействующие на подсознание людей при помощи особых технических приемов. Проект регламента появился после того, как Владимир Путин предложил кинематографистам создать свод правил, определяющих этические нормы. Он посоветовал ориентироваться на голливудский кодекс Хейса. Подписавшие этот кодекс брали на себя обязательства не снимать фильмы, "снижающие моральные устои аудитории".

О том, почему был принят кодекс Хейса и какое влияние он оказал на американскую киноиндустрию, рассказывает нью-йоркский кинорежиссер Слава Цукерман:

– Началась эта история в 1920 годы, в эпоху немого кино. Тогда снималось что угодно и кем угодно. Было много протестов в основном, со стороны католиков. В 1921 году на 37 американских штатов существовало сто различных цензурных законов, каждый штат создавал свои законы. Католики нажимали, поэтому продюсеры решили, что надо как-то сопротивляться. Тем более что в тот же момент подобный скандал происходил с бейсболом, никак не могли признать справедливости судей. И тогда бейсбольная лига пригласила знаменитого политического деятеля в свои председатели, заплатив большие деньги, и установился порядок. Кинематографисты решили сделать то же самое, и пригласили Уилла Хейса, который до этого был министром почты. Он был старейшиной пресвитерианской церкви и славился своей высокой моралью. Вот этому человеку предложили должность главы объединения продюсеров и прокатчиков за очень высокую зарплату, для того времени просто фантастическую сто тысяч долларов в год. Наняли его, чтобы он стоял между государством и кинематографистами, потому что боялись, что государство введет свою цензуру, более страшную. Такое положение продолжалось довольно долго, но потом стало ясно, что нужно вводить закон, тем более что появилось звуковое кино и с ним больше проблем. И вот два католика, священник и редактор журнала про кино, написали кодекс. И Хейс как председатель объединения продюсеров с радостью его принял.

В кодексе было очень много запретов. Например, голое тело нельзя показывать, поцелуи, объятия должны были носить несексуальный характер. Вообще сцены соблазна запрещались. Нельзя было показывать любовных отношений между черными и белыми. Нельзя было положительно показывать любовные отношения вне законного брака. Нельзя было показывать преступников таким образом, чтобы зрители им симпатизировали, зло должно было быть наказано в конце. Нельзя было показывать ничего, связанного с наркотиками. Список был очень жесткий. И сразу возникли всевозможные скандалы.

Кодекс был написан в 1929-30 году, но до 1934 его почти не соблюдали. Вообще его не обязательно нужно было соблюдать, скорее предлагалось ему следовать. И вот в период, пока он не очень точно соблюдался, были сделаны многие самые знаменитые фильмы американского кино. Джин Харлоу и Барбара Стэнвик играли женщин, которые сексуальным путем достигают карьеры, что совершенно исключалось кодексом Хейса. Было огромное количество фильмов про преступников, которые стали классикой американского кино: "Лицо со шрамом" Хоукса или "Roaring Twenties", который в России назывался "Судьба солдата в Америке". Когда кодекс был принят, все время вспыхивала борьба по поводу фильмов. Причем с сегодняшней точки зрения понять невозможно, из-за чего была борьба. Например, фильм "Касабланка" считался аморальным, потому что там любовь вне брака. Развлекательный фильм "Тарзан", который в России в сталинское время был культовым, тоже вызывал большие скандалы, потому что там дикий голый человек бегает, и у него любовные отношения с цивилизованной женщиной. Лучшие пьесы Теннесси Уильямса, Лилиан Хеллман при экранизации были изуродованы, потому что нельзя было показывать гомосексуализм. На мой взгляд, и это общее мнение американских кинематографистов, что пользы кодекс никакой не принес, а наоборот, причинил большой вред американскому кино.

И в 60 годы начался прорыв. Во-первых, появилось много продюсеров, которые не хотели его соблюдать, во-вторых, кинотеатры стали показывать заграничные фильмы; например, кино итальянского неореализма, которые абсолютно не соответствовали этому кодексу. И американский зритель начал предпочитать иностранные фильмы, что, естественно, не нравилось. Самый большой скандал разгорелся вокруг фильма "Фотоувеличение", снятого на американские деньги итальянским режиссером Антониони. Был страшный скандал. И это был первый случай, когда "Метро Голдвин Майер", крупнейший прокатчик, нарушил кодекс и, несмотря на то, что цензура была против, выпустил фильм на широкий экран. И с этого момента все рухнуло. Кодекс отменили и заменили на существующую сегодня рейтинг-систему, которую определяет тот же самый союз продюсеров и прокатчиков: какие фильмы можно показывать детям, а какие нельзя.

– Понятно, что голых Тарзанов сейчас можно показывать, женщин, которые делают карьеру сексуальным путем, тоже можно, однополые отношения можно и отношения вне брака можно. А что не очень рекомендуется? Есть ли такие сюжеты или темы, которые можно назвать табуированными для американского кинематографа?

– Когда речь идет о многомиллионных фильмах, о больших голливудских студиях, то, например, лет 10 назад Америку охватила волна "охоты за ведьмами" в связи с сексом с детьми, которая сейчас Россию охватывает. И это сильно повлияло. Например, новая экранизация "Лолиты" прошла через большие битвы, пока вышла на экраны. Но, тем не менее, вышла. Пожалуй, это табу за последние годы единственное, которое я могу припомнить, потому что все остальное, любая противоречивость темы не является препятствием для того, чтобы выпустить фильм на экраны.

– Сейчас Владимир Путин вспомнил кодекс Хейса и упомянул его, как пример для подражания. Что вы думаете о его совете?

– Вряд ли Путин когда-либо изучал историю кино. Наверное, ему посоветовал тот, кто, видимо, плохо знает историю американского кино, потому что вряд ли вы найдете среди американских кинематографистов кого-нибудь, кто скажет доброе слово об этом кодексе. Тем более что все это было давно, и в современном мире вообще неприменимо. Первая же ассоциация, которая у меня возникает, связана с другим законом, примерно в те же самые годы возникшем в Америке, – это все часть одного и того же исторического процесса. Это сухой закон. Всем известно, что алкоголизм он не прекратил. Наоборот, алкоголизм даже вырос в Америке. А главное, благодаря сухому закону создалась мафия, преступность выросла. Никто не вспомнит сегодня сухой закон с положительной точки зрения. Кодекс Хейса играл примерно такую же роль – запретить то, что запретить нельзя. Хорошие фильмы все равно делались. Я не помню ни одного скандала в связи с этим кодексом, который действительно касался бы порнографии или каких-то вредных фильмов. Всегда спор был именно вокруг произведения искусства, а порнографией никто не интересовался. Наверное, она не попадала в сферу большого кино, она шла в маленьких кинотеатрах, а в 60 годы просто стала совершенно откровенной. Это уже не волновало никого, в порнографические кинотеатры стало прилично ходить.

– Сейчас в России, как и в Америке 80 лет назад, идет большая кампания борьбы за разного рода ограничения, и предложение Путина – часть этой борьбы за нравственность.

– Это обычная история: за нравственность больше всего борются в самые безнравственные времена.

Фрагмент программы "Итоги недели"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG