Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сколько стоят выборы? Во что обойдутся предвыборные обещания партии власти? Верить ли «письмам счастья» мэра Москвы? Почему даже в Думе платят зарплату «по-черному»?


Елена Рыковцева: Сколько стоят выборы? И стоит ли вся игра таких свеч? Об этом мы говорим сегодня в программе «Час прессы».
У нас в гостях специальный корреспондент журнала «КоммерсантЪ-Деньги» Максим Кваша и редактор отдела расследований газеты «Ведомости» Ирина Резник.
Оглашу три пункта повестки дня сегодняшнего разговора. 1. Во что официально обходится проведение избирательной кампании бюджету страны? И считаете ли вы такие расходы целесообразными?
2. Во что обойдутся бюджету предвыборные обещания партии власти? Это вопрос напрямую из последнего номера журнала «КоммерсантЪ-Деньги», который пытался с ним разобраться.
3. Способно ли общество проконтролировать, действительно ли конкретная партия проводит свою рекламную кампанию за счет собственного бюджета или все-таки пользуется потихоньку государственным?
Итак, еще 2 сентября этого года, «Интерфакс» сообщил, что Центральная избирательная комиссия потратит на выборы в Госдуму 7 миллиардов рублей. При этом избирательным комиссиям субъектов Российской Федерации будет выделено 6 миллиардов 988 миллионов 799 тысяч рублей, различным министерствам (каким – не уточняют) - 41 миллион 900 тысяч рублей. Расходы самого Центризбиркома, связанные с подготовкой и проведением выборов, составят 73 миллиона 988 тысяч рублей. Величина сумм, выделенных на тот или иной регион, зависит от численности его населения. Больше всего получила Москва - 350 миллионов, за ней следует Московская область - 227 миллионов.
Считаете ли вы эти расходы адекватными?

Максим Кваша: 7 миллиардов ЦИКа – это деньги, выделенные на организацию процесса: избирательные участки, оплата труда людей, которые там сидят, наглядная агитация. Это примерно 70 рублей на избирателя, 2 с небольшим доллара. Эта сумма примерно такая, как в развитых странах: там от 1 до 5 долларов, в зависимости от страны. Во многих развивающихся странах тратят больше. Причем занятно, что больше всего, как правило, тратят на организацию выборов в странах, где только что закончилась революция, военный конфликт, какой-нибудь геноцид. Самые дорогие, по-моему, были в Афганистане или на Гаити – там приходилось больше 20 долларов на человека. Я думаю, что в эту сумму входила оплата конвоя автоматчиков, под которым транспортировали результаты выборов, а не избирателей. Так что по мировым меркам, цифра в 7 миллиардов абсолютно вписывается в то, как это устроено это в развитых демократиях. Значит, имитация по деньгам тоже удается.

Елена Рыковцева: Причем выборы, которые признаны демократическими, обходятся во столько же, во сколько и недемократические.

Максим Кваша: Но это лишь самый пик айсберга. А дальше начинаются официальные и неофициальные расходы партий. Дальше начинаются расходы государства под видом собственных расходов, но на самом деле, как мы все понимаем, это агитация в пользу правящей партии. Безумное количество сейчас командировок у нашего начальства региональных, и везде упоминается, что они члены «Единой России». У здравомыслящих людей нет сомнений, что это, конечно, агитация за «Единую Россию» за госсчет. По-моему, они уже и сами не стесняются этого.

Елена Рыковцева:. Ирина, вам, как налогоплательщику, не жалко, что 7 миллиардов из бюджета официально ушли на выборы?

Ирина Резник: Если это размазано по 2,5 доллара на избирателя – ну, Бог с ним.

Максим Кваша: Мне жалко, что за эти деньги мне продают поддельный продукт, контрафакт. Мне не жалко 70 рублей, мне не было бы жалко и большей суммы, если бы мне продали настоящий продукт. А я вижу, что мне продают поддельный продукт.

Елена Рыковцева: То есть соотношение цены и качества вас не устраивает в продукте под названием «выборы»?

Максим Кваша: Категорически не устраивает. Меня тошнит от одной мысли о том, что его придется употребить.

Елена Рыковцева: И даже за ним сходить с магазин, чтобы реализовать там свое покупательское право.

Максим Кваша: Те 7 продуктов, которые мне предлагают - меня тошнит от всех семи.

Елена Рыковцева: Очень интересно, что вы знаете, что продукт контрафактный, но все равно идете за ним в магазин, вытаскиваете его, как-то оформляете, уходите...

Ирина Резник: А почему вы пойдете за ним в магазин? Чтобы он не достался другому?

Елена Рыковцева: А ходить ли в магазин? Тем более что в воскресенье все магазины должны быть закрыты.

Максим Кваша: Это больной вопрос: ходить ли и какой из контрафактов выбирать.

Елена Рыковцева:Во что обходятся бюджету предвыборные обещания?
Вот как начинается статья в журнале «КоммерсантЪ-Деньги» про это: «Предвыборная кампания «Единой России» превратилась в аттракцион невиданной щедрости: власть раздает многотриллионные бюджетные обещания социальным группам, регионам, отраслям экономики. Платить по этим счетам придется всем нам». Пишут, что «два сотрудника редакции «Денег» вели независимо друг от друга в последние полтора года приблизительный подсчет гарантий и обещаний, исходящих от правящего тандема и партии власти. И насчитали порядка 50 триллионов рублей, то есть несколько годовых федеральных бюджетов».
Максим, ваши коллеги, тем не менее, говорят о том, что сама по себе практика пообещать побольше - не криминальная, она используется во всем мире. Да, все обещают для того, чтобы победить. Вот есть «суверенная демократия». А есть ли в России суверенная специфика этих обещаний, отличная от цивилизованного мира, как вы считаете?

Максим Кваша: Есть страны, где есть конкурентная политика и действующие механизмы сдержек и противовесов в обществе: независимая, сильная пресса, экспертные институты разного рода. В этих странах гораздо менее вероятно возникновение такой мощной волны популизма, какая прошла у нас в последний год. Как только какой-нибудь «ответственный» политик говорит: «Вот мы сейчас туда-то потратим два годовых бюджета», - ему его оппонент, у которого есть доступ на телевидение, на основные медийные каналы, говорит: «Нет, дорогой товарищ, не получится у вас два годовых бюджета потратить на оборону, потому что на это есть только 2% годового бюджета. А иначе вы должны увеличить налоги на столько-то процентов, чего ни один здравомыслящий избиратель не поддержит».
А что происходит у нас? У нас говорят: «На перевооружение армии выделим в течение ближайших лет 20 триллионов рублей, два годовых бюджета», - «Ура! Да здравствует! Наконец-то наша армия получит новую технику!». А где деньги, Зин? Министр финансов посидел и уволился, потому что участвовать в этом аттракционе ему, видимо, «западло», простите за дворовое слово. Когда вы идете в магазин и покупаете что-нибудь, что вам не по карману, какою-нибудь электронику дорогую, вы, как правило, думаете, как вы будете за нее расплачиваться. А если не думаете, то...

Ирина Резник: Они действуют по принципу «обещать – не значит жениться». Сколько обещаний было роздано!.. Они к этому так и относятся. А особенно наш президент. Давайте вспомним, хоть одно обещание он выполнил качественно? Сколько он всего обещал, но ничего не сделано.

Максим Кваша: Обещания Дмитрия Анатольевича действительно в массе своей не оказались выполненными. Причем даже обещания не то что обеспечить всем счастливую, богатую жизнь, а просто изменить какой-нибудь документ, правила регулирования. Там невыполненных обещаний чуть ли не большинство. Либо они выполнены, но выполнены так формально, что их смысл, суть категорически расходится с намерениями. А если смотреть на историю деятельности Владимира Владимировича, то там значительная часть обещаний все-таки выполнена.

Ирина Резник: Но они были более реальными, это не было «Победить коррупцию!». Не было обещаний типа «Каждой бабе – по мужику».

Елена Рыковцева: Или «Коррупционеру – по сроку», как обещал Медведев.

Максим Кваша: Но в последнее время Владимир Владимирович тоже дает крайне нереалистичные обещания. И в этих условных 50 триллионах изрядная доля его слов.

Елена Рыковцева:. «Аргументы и факты» рассказали своей большой аудитории, как они будут жить в 2012 году по месяцам, что у них повысится, что понизится, согласно уже принятым документам.
Январь 2012 года: в среднем в 1,5 раза вырастут пенсии всех военных пенсионеров, изменятся правила начисления денежного довольствия служащих Вооруженных сил и внутренних войск МВД, например, зарплата лейтенанта составит около 50 тысяч рублей.
Работникам федеральных медицинских учреждений на селе будут компенсировать часть затрат на жилье и оплату ЖКХ (около 1200 рублей в месяц).
Но при этом в январе вырастут акцизы на алкоголь, в том числе на пиво. Будут повышены железнодорожные тарифы на грузовые (на 6%) и пассажирские (на 10%) перевозки.
Февраль: трудовые пенсии вырастут на 7%.
Апрель: трудовые пенсии вырастут еще на 2,4% (до 9,3 тысячи рублей) и на 14% - социальная пенсия (до 5,7 тысячи рублей).
На 6% вырастет размер денежного эквивалента набора соцуслуг.
Июль: новое повышение акцизов на алкоголь (кроме пива) и сигареты. Пачка самых дешевых сигарет в России будет стоить 40 рублей. Запланирован рост тарифов: на электроэнергию (на 6%), на отопление (на 6%). Вступят в силу... Ну, тут смешная вещь. Оказывается, бутылки нельзя будет второй раз использовать, поэтому пиво подорожает.
Сентябрь: стипендии студентов вырастут на 6%. И еще одно повышение тарифов на отопление (плюс 6%).
Октябрь: на 6% проиндексируют зарплаты работников федеральных госучреждений, судей и прокурорских работников.
В сумме к 31 декабря реальная заработная плата вырастет на 5%; реальные денежные доходы населения увеличатся на 5%. При этом услуги ЖКХ подорожают в среднем на 5%. Продукты в среднем подорожают на 4%; непродовольственные товары вырастут в цене на 6%.
Лучше станет жить после выборов или хуже?

Максим Кваша: Лучше или хуже жить – это вопрос, на который статистика однозначного ответа дать не может. Вот лейтенантам полиции жить станет явно лучше. А учителям, наверное, глядя на зарплаты мальчишек толком без образования, их вчерашних учеников, станет немножко обидно, почему у тех зарплата вдвое, а то и втрое выше учительской. И если были бы какие-то политические процессы, наверное, началось бы давление на правительство, что надо повысить зарплаты и учителям. Ведь это очень рискованный ход - когда ты какой-то группе резко поднимаешь доходы. Остальные начинают требовать адекватного повышения. Тем более, мы знаем, что учителя оплачиваются постыдно мало.

Ирина Резник: Но тут надо показать, что мы боремся со взятками в полиции. Если он будет получать 50 тысяч рублей, конечно, он не будет брать взятки.

Елена Рыковцева: А учитель это поймет?

Максим Кваша: Я объясню, почему это опасно. За разовым повышением следует требование повышения другим группам, а это разрушает бюджет и разрушает денежную сферу. Таким образом, много раз страны скатывались даже в гиперинфляцию, не говоря уже про бюджетные кризисы.

Елена Рыковцева: Я прочитаю еще один анализ, но уже из «Аргументов недели». Он так и называется: «После выборов». Коллеги пишут, что в 2012 году доля расходов на образование достигнет 4,6% федерального бюджета. Это объясняется выборами. Но она резко снизится к 2014 году – до 3% расходов.
То же произойдет с расходами на здравоохранение. Максимум трат придется на 2012 год – 4%. Но к 2014 году доля упадет до 3. В денежном исчислении траты на образование сократятся с 560 до 490 миллиардов рублей.
При этом расходы на школы упадут почти в два раза, на профессиональные училища – в 10 раз.
Не поздоровится и врачам. Общие госрасходы на медицину за три года упадут на 9%. Финансы Минздравсоцразвития усохнут с 337 до 292 миллиардов рублей.
Медицина и образование далеко не единственные жертвы. Минобрнауки за три года станет беднее в 1,6 раза – его бюджет ждет сокращение с 401 до 254 миллиардов рублей.
Экономическую помощь регионам урежут в 3,6 раза.
«В общем, - делает вывод газета, - как только пройдут выборы 2012 года, на орехи достанется практически всем. Спрашивается – как же так, учитывая, что общие расходы бюджета никто не режет? Наоборот – за три года они вырастут на 30%. Дело в том, что у политики всеобщего усекновения трат есть два больших исключения. Огромный рост благосостояния ожидает силовиков и военных. Армию не обидят: расходы на национальную оборону вырастут в 1,8 раза – до 2,7 триллионов рублей в 2014 году. Полиция тоже не останется внакладе. Только на переодевание бывших милиционеров в новую форму бюджет готов выложить 45 миллиардов рублей. В целом расходы на полицию за три года увеличатся в 2,3 раза, на внутренние войска – в 1,7 раза. Весь силовой блок, включая органы нацбезопасности, в 2014 году получит невероятную сумму – 2,1 триллиона рублей».
Смысл в том, что газета берет сразу три года – 2012-2014, и оказывается, что поначалу, сразу после выборов, всем дадут чуть-чуть побольше, потом одним урежут, а другим останется по полной.

Ирина Резник: Это абсолютно логично, по-моему.

Максим Кваша: И это продолжение того, о чем я говорил. Это первые шаги к тому бюджетному краху, через который прошла Греция, например. Это первые шаги в том же направлении. Мы наращиваем расходы, поэтому вынуждены, пока еще соблюдая видимость финансовой дисциплины, урезать другие расходы. Причем здесь ситуация абсолютно по мультику: волки едят овец. Сильные едят слабых. Силовые министерства «едят» министерства социальные во внутриправительственной конкуренции.

Ирина Резник: Чтобы власти было на кого опираться.

Максим Кваша: Я не понимаю, то ли это страх своего народа, то ли это намерение воевать с кем-нибудь через несколько лет, к чему надо подготовиться.

Ирина Резник: Нет, вряд ли воевать. Я думаю, это очевидный страх своего народа и неуверенность.

Максим Кваша: Я не понимаю, откуда этот страх берется. Если бы у нас была площадь Тахрир, тогда было бы чего бояться.

Елена Рыковцева: На Красной площади не разгуляешься, конечно.

Максим Кваша: А на Триумфальную выходит максимум сотня безобидных фриков.

Елена Рыковцева: Ну, туда выйти просто невозможно – она огорожена.

Максим Кваша: Не очень понятно, чего боятся.

Елена Рыковцева: «Единая Россия» выбрала, кому дать под конец». Статьи с таким названием «Аргументы недели» опубликовали 27 октября: «Сравнительно недавно Госдума под предводительством партии власти тихо и незаметно распределила более 150 миллиардов рублей. Все было оформлено как поправки в закон о бюджете на 2011 год». Это те деньги, которые остались неиспользованными. И как же их распределила правящая партия в парламенте? Эти деньги в массе своей, как видно из этой публикации, достались госкорпорациям и государственным ОАО, которые, как известно, вне контроля. «К примеру, только ОАО «РЖД» из бюджета отвалили 86 миллиардов 345 миллионов рублей. Чуть больше половины – как взнос в уставной капитал, чуть меньше – на модернизацию и строительство «олимпийских объектов в Сочи как горноклиматического курорта». Мало Сочи выделялось, вот еще подкинули. «Особый низкий поклон Госдумы – в адрес РОСНАНО». «Чубайсу как с неба свалились, - иронизирует газета, - 22 миллиарда рублей. Тоже как взнос в уставной капитал, который можно тратить направо и налево».

Ирина Резник: Деньги, выданные госкорпорациям, фактически не контролируются, это правда.

Елена Рыковцева: «В уставной капитал Россельхозбанка перечислено ровно 40 миллиардов рублей. Банком, как известно, с недавних пор управляет Дмитрий Патрушев, старший сын секретаря Совета безопасности Патрушева. Других банков, кому Дума отвалила под Новый год денег, в списке не значится».
Автор этой публикации пишет, что это немножко странно. Можно было подкупить избирателей: как раз на эти деньги построить новые сады, вертолеты, дороги. А зачем-то раздали всяким там РОСНАНО. Избиратели не оценят этот шаг. Разумно ли поступила партия, когда раздала госкорпорациям деньги под неконтролируемые расходы? Может быть, надо было что-то яркое и запоминающееся сделать для людей?

Ирина Резник: А какой смысл делать что-то яркое и запоминающееся для людей, когда выборы пройдут так, как они пройдут? Нужные голоса будут собраны.

Елена Рыковцева: Можем ли мы сделать такой вывод, что когда речь идет об абстрактных обещаниях, которые еще пока не выполнены, можно обещать все что угодно, а когда идет речь о распределении конкретных денежек, то лучше их вложить в те госкорпорации...

Максим Кваша: Я бы не стал выдергивать: отдельные решения парламента об изменения бюджета или отдельные расходные статьи бюджета. Ну, дороги строить надо...

Ирина Резник: Спасать банки тоже надо.

Максим Кваша: Поддерживать сельское хозяйство надо. Но какова эффективность всего этого дела? И нет ли там каких-то каналов, по которым это все равно пойдет на финансирование выборов? Но мы этого не знаем, да и не узнаем, пока не будет другой системы госконтроля и прокуратуры. Главное - это массированная социальная риторика и наращивание расходов на силовые дела в ущерб развитию экономики. У нас бюджет теперь будет против экономического роста. Не инструмент поддержки экономического роста, а инструмент его остановки. И если у вас через какое-то время остановится рост зарплат, вспомните про это. Вспомните про то, что вы проголосовали за партию, которая добилась такого бюджета, который остановил в стране экономический рост, рост вашего благосостояния и лишил вас и ваших детей потенциальной возможности жить в нормальной, богатой, счастливой стране.

Елена Рыковцева: Есть издание «Банковское обозрение», очень специальное, так вот его главный редактор Александр Головин еще в начале октября дал следующий прогноз: «Если окажется, что Алексей Кудрин был единственным, кто мог противостоять безответственному росту государственных расходов, Россию в 2012 году ждет кризис по образцу событий 2011 года в Белоруссии. Дело не в профессиональных качествах Алексея Кудрина. Просто теперь, когда нет этого последнего заслона, ничто не помешает, как и было обещано военным, увеличить их расходы до 2014 года на 2,1 триллиона рублей. Практический вывод из этого следующий. Российским банкам незамедлительно следует провести стресс-тесты исходя из допущения, что в 2012 году нас ждет резкое ослабление курса рубля и всплеск инфляции».
Вы присоединяетесь к прогнозу или считаете его слишком апокалиптическим?

Ирина Резник: Мне кажется, он чересчур апокалиптический, несмотря ни на что. И Алексея Кудрина я бы не стала списывать со счетов, и не потому, что я лично ему симпатизирую как профессионалу...

Елена Рыковцева: Вы думаете, что система сдержек в его лице еще работает?

Ирина Резник: Ну, Владимир Путин любит систему сдержек и противовесов. И я уверена, что после выборов Кудрин займет какой-нибудь такой пост, чтобы оппонировать, условно, новому министру финансов правительственному. То есть вряд ли они допустят такую ситуацию.

Елена Рыковцева: Кстати, еще одна публикация была в «Ведомостях». Называлась «Жертвы популизма». Смысл в том, что федеральный центр требует, чтобы регионы в канун выборов увеличивали зарплаты бюджетникам, но дополнительных денег на это не дает. Михаил из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я военный пенсионер. Повышение в 1,5 раза для меня лично, подполковника запаса из Москвы, выльется в потерю 900 рублей в год, больше ни во что.

Елена Рыковцева: Как это – в потерю? Объясните.

Слушатель: Военную пенсию я получаю 7600. Тысяча рублей в минус - уйдет президентская надбавка. Еще минус 2500 - уйдет «лужковская» (или городская) надбавка. Вернее, «лужковская» надбавка не исчезнет, но только вместо 2,5 тысяч я буду получать 100 рублей надбавки. Однако же с учетом общего повышения, сумма останется та же самая. Но поскольку исчезают санаторно-курортные деньги, которые составляют на военнослужащего и жену 900 рублей в год, то я все-таки потеряю 900 рублей. Это для подполковника и ниже.
Выиграют полковники и генералы, пенсия которых превышает прожиточный минимум в Москве, они реально получат увеличение. И впервые была разорвана связь между действующими военными и полицейскими и «запасниками». «Запасники» не нужны, поэтому им только в 1,5 раза повысили, но в итоге для большинства это просто потеря денег.

Елена Рыковцева: Спасибо, Михаил, за эту информацию.

Максим Кваша: Я не знал этих подробностей. Оказывается, что и здесь обманули. Будем проверять.

Елена Рыковцева: И возвращаемся к официальной информации: сколько потрачено на выборы партиями официально, сколько поступило в их избирательные фонды. По информации Центризбиркома на 9 ноября больше всего денег поступило в избирательный фонд ЛДПР - 473 миллиона рублей, из них израсходовано 252 миллиона. В избирательный фонд «Единой России» поступило 406 миллионов рублей, израсходован 271 миллион рублей. По расходам на первом месте стоит эта партия. Третью строчку по объему финансовых поступлений в избирательный фонд заняла партия «Правое дело». На ее счета поступили 350 миллионов рублей.
Можно ли проконтролировать, чьи средства тратит партия? Вот в связи с чем возник этот вопрос. Сейчас партия коммунистов судится с «Почтой России». Коммунистам кажется, что «Почта России» за свой счет рассылает всякого рода «письма счастья». Например, таким письмом недавно всех жителей Москвы «осчастливил» мэр Собянин. Там русским языком, черным по белому написано, что в зависимости от тех результатов, которые получит «Единая Россия», будет хорошо или плохо чувствовать себя бюджет Москвы. Дословно: «Если в парламенте большинство будет у партии «Единая Россия», мы получим гарантию, что Москва сохранит стабильный бюджет, и все наши московские программы будут реализованы. А это транспорт, здравоохранение и так далее». Смысл ровно в этом: дайте результат – и в бюджете Москвы будут деньги, а если вы не проголосуете за «ЕР» - Москва пострадает. Но сейчас я не об этом, а о том, что «Почта России», с точки зрения КПРФ, все эти вещи рассылает за свой счет. Там не один пример. Коммунисты считают, что так же рассылала пропаганду против КПРФ «Почта России».
Ира, можно ли обществу как-то наладить контроль над тем, сколько и чьих денег партия потратила на выборы? Или это немыслимо?

Ирина Резник: Мы когда-то проводили исследование, сколько Михаил Прохоров, который хотел возглавить «Правое дело», потратил на личную кампанию до того, как стартовала официальная кампания. Там было все открыто, прозрачно, и можно было посчитать. Все помнят плакаты Прохорова «Правое дело. Правда в силе» - что-то такое. Полтора или два месяца эти плакаты были, и на это ушло около 200 миллионов рублей, только на плакаты. Ну, нужно сравнить, сколько сейчас плакатов у «Единой России» - их ничуть не меньше, я думаю. Или на региональные штабы 100 миллионов рублей ушло. Если сравнивать эти цифры, то кажется, что официальные расходы ЛДПР и «Единой России» малы. С другой стороны, может быть, есть этому какое-то другое объяснение. Есть же разные расценки на рекламу, на то, чтобы что-то напечатать и так далее.

Максим Кваша: Арифметика действительно не сходится.

Ирина Резник: Условно, Прохоров потратил миллиард рублей только на начало личной кампании. Хотя ничего особо он не сделал.

Максим Кваша: Он обвесил, по крайней мере, всю Центральную Россию плакатам.

Ирина Резник: А что, «Единая Россия» не обвесила? А Жириновский не обвесил?

Максим Кваша: Часть этих плакатов развешивается по льготным ценам как социальная реклама. Возможно, что партии получили какую-то квоту.

Ирина Резник: Все равно потрачено ими мало. На рекламу больше должно было уйти.

Максим Кваша: Навскидку, значительно больше тратят партии на свою рекламу, чем у них есть официальных ресурсов.

Елена Рыковцева: А можно это контролировать или это не поддается...

Максим Кваша: Я приведу пример. Мы говорим про выборы. Вот выберем мы Думу. Как вы думаете, там, в Думе, люди «белую» зарплату получают?

Елена Рыковцева: Думаю, что да.

Максим Кваша: Как же! Значительная часть сотрудников аппарата получает до сих пор зарплату в конвертах, без налогов, без социальных гарантий.

Елена Рыковцева: Позорище! Это очень нехорошо. Государство своим же сотрудникам, которые работают в сердце этого государства, платит...

Максим Кваша: Я сам там в некоторые моменты получал такую зарплату, пока не плюнул в лицо главе одного комитета.

Елена Рыковцева: Значит, вы знаете, о чем говорите.

Максим Кваша: И бросил ему этот конверт в морду просто.

Елена Рыковцева: Это просто позор. Почему люди голосуют за партию начальства? Потому что они все-таки верят предвыборным обещаниям?

Ирина Резник: А иногда потому, что у них нет выхода. Разнарядки поступают в школы. Учителя рассказывают, что там происходит. Приходит директор и говорит: «Вы уж, пожалуйста, с открепительными талонами или как-то проголосуйте за «Единую Россию».

Елена Рыковцева: А не потому, что они поверили? Например, Собянин пишет: не дадут Москве денег. И москвич думает: «Надо, чтобы дали Москве деньги», - идет и голосует. То есть даже если не верит тому, что лично его состояние как-то увеличится, но голосует, чтобы хотя бы город жил, пусть этот мэр-«единоросс» существует, работает?

Ирина Резник: Я думаю, мало кто в это верит. Мне кажется, не надо считать людей глупее, чем они есть.

Максим Кваша: Действительно, не надо считать всех вокруг идиотами.

Елена Рыковцева: Мы приходим к выводу, что люди – не идиоты. Это общее мнение наших гостей и слушателей. На этом завершаем программу об экономике выборов на волнах Радио Свобода.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG