Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Современный традиционализм и новая архитектура Петербурга


Архитектор Антон Гликин

Архитектор Антон Гликин


Марина Тимашева: В Петербурге начался цикл открытых лекций ''Современный традиционализм и новая архитектура Петербурга: возможности для диалога?''. С автором идеи архитектором Антоном Гликиным беседует Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Председатель Русского отделения ''Международной организации по распространению традиционной архитектуры строительства и урбанизма'' Антон Гликин хорошо известен своими смелыми выступлениями против башни ''Охта-Центра''. Но те битвы отгремели, а проблема сохранения города, наряду с проблемой его развития, никуда не делась и Антон Гликин продолжает над ней задумываться. Как сделать так, чтобы в городе, как будто осажденном строителями, прекратились ожесточенные битвы буквально за каждый дом, как сделать так, чтобы город сохранил всю свою красоту, все свое историческое наследие, но не превратился в музей под открытым небом?

Антон Гликин: Смысл этого цикла лекций заключается в том, чтобы каким-то образом найти точки соприкосновения между позицией градозащитников, которая заключается в том, чтобы сохранить статус кво и ничего не трогать, и точкой зрения строительного и архитектурного лобби, которая заключается в том, что надо непременно все перестраивать. То есть найти какой-то промежуточный вариант, который позволил бы, с одной стороны, сохранить большую часть исторической городской застройки, а, с другой - развивать такую архитектуру, которая бы соответствовала историческому облику Петербурга. По-моему, это вполне возможно.

Татьяна Вольтская: С одной стороны, хочется сказать:''Руки прочь от Петербурга, давайте сохраним все!'', но, с другой стороны, видишь, что есть какие-то пустыри даже с самом центре. То есть очевидно, возможность какая-то есть, но она должна быть разумно использована.

Антон Гликин: Да, на мой взгляд, нужно использовать примерно такой же орнамент архитектурной ткани, который существует в городе сейчас, размножать эту ткань и закрывать существующие проблемы похожей архитектурной тканью. С одной стороны, безусловно, нельзя избежать вмешательства в градостроительную ткань, с другой стороны, позитивного общемирового опыта, на который можно было бы сослаться - нет, потому что в большинстве случаев все исторические города мира пострадали от модернистских интервенций. В этом смысле Петербург, как и другие города, как Лондон или Париж, поставлен перед похожей дилеммой. Проблема получается везде одинаковая, и Петербург может даже лидировать в плане предложений собственных решений этих проблем.

Татьяна Вольтская: С Лондоном, по-моему, уже покончено, в достаточной степени?

Антон Гликин: С Лондоном покончено, с Нью-Йорком, можно сказать, покончено, со многими историческими городами. Берлин, конечно.

Татьяна Вольтская: Ну, Берлин - по другим все-таки причинам.

Антон Гликин: Да, это правда. Петербург, конечно, уникальный - такого количества исторических зданий в центре нет ни в каком городе. Именно в Петербурге можно развивать такую модель - развитие исторической архитектуры, традиционной архитектуры в существующей городской застройке.

Татьяна Вольтская: Как связан с этим цикл ваших лекций?

Антон Гликин: В рамках этого цикла будут выступать различные архитекторы, историки архитектуры, градозащитники. Первую лекцию будет читать Евгений Герасимов, наиболее крупный из петербургских архитекторов. Он, как и нью-йоркский архитектор Роберт Стерн, сочетает модернизм и историческую архитектуру. Я думаю, аудитории интересно понять, каким образом историческое направление может возобладать именно в его работах для исторического центра. Квартал, который он сейчас строит на Юго-Западе совместно с берлинским архитектором Чобаном, обладает необходимыми параметрами традиционной застройки. То же самое мне хочется сказать и о Набережной Европы. Я знаю, что ее критикуют за высотность, и действительно я бы сделал ее на два этажа ниже. На мой взгляд, центральная площадь решена как средневековая площадь, в то время как для размера такой площади более подходило бы классическое решение.

Татьяна Вольтская: Что вы имеете в виду под ''средневековой'' и ''классической'' площадью?

Антон Гликин: На площади стоит Театр Эйфмана, как средневековый собор.

Татьяна Вольтская: То есть - посередине?

Антон Гликин: Да. И, вообще, эта конфигурация не так характерна для Петербурга. Другую лекцию прочитает берлинский художник неоклассик Женя Шеф, представитель неоакадемического направления в искусстве. Он совмещает, с одной стороны, неоакадемизм, а, с другой стороны, определенные приемы актуального искусства. Третья лекция в рамках этого цикла будет прочитана архитектором Кириллом Яковлевым, который будет рассказывать о своем творчестве в области современной традиционной церковной архитектуры. Он работает в неорусском стиле. Это не самый мой любимый стиль. Мне кажется, что интересно было бы развить, применительно к церковной архитектуре, неоклассицизм. Есть огромное количество прекрасных примеров неоклассических церквей, но здесь уже это проблема его самоощущения, самореализации. Затем будет выступать Александр Марголис, который будет рассказывать об истории градозащитного движения в Петербурге. Я помню прекрасную лекцию, которую он прочитал в Лондоне, там открывалась великолепная перспектива этого движения, начиная с конца 80-х годов и заканчивая концом 2000-х. Обо всех лекциях сказать не удастся, потому что их много, у нас получился очень насыщенный цикл, примерно две лекции в неделю. Но хотелось бы упомянуть художника Надежду Аничкову, которая является потомком знаменитой семьи Аничковых. У нее работы в духе неопримитивизма, она развивает тематику петербургских уголков, которые описывал тот же Лукумский в своей книге ''Старый Петербург'', и многие другие.

Татьяна Вольтская: А скажите, Антон, этот цикл лекций на кого рассчитан?

Антон Гликин: На образованную аудиторию.

Татьяна Вольтская: А где они будут читаться?

Антон Гликин: В Петербургском университете, на философском факультете.

Татьяна Вольтская: Предположим, прослушает их эта аудитория, станет еще более продвинутой. Но как это должно, по вашему замыслу, отразиться на судьбе Петербурга?

Антон Гликин: Сама идея этого цикла появилась у меня после того, как мы в Петербургском университете провели круглый стол между архитекторами, реставраторами и градозащитниками. Мы поняли, что ни одна сторона не в состоянии услышать и понять другую, и весь этот круглый стол превратился в перепалку, в жесткий обмен мнениями в очень грубой форме. Но это было в какой-то степени интересно, потому что разные стороны представили свои точки зрения, какой-то сухой остаток появился. Смысл этих лекций - провести такой же обмен мнениями, но в более спокойном режиме.

Татьяна Вольтская: С привлечением более широкой аудитории?

Антон Гликин: И с тем, чтобы можно было провести нормальную дискуссию.

Татьяна Вольтская: Скажите, Антон, по вашему мнению, все-таки возможно прийти к какому-то соглашению и начать здраво обращаться с городом, не уродуя его и не трясясь над ним чересчур?

Антон Гликин: Конечно, такой консенсус возможен и, безусловно, архитекторы должны подходить к своей общественной роли более ответственно. Вспоминается в этой связи статья Гоголя ''Об архитектуре нынешнего времени'', работы Боброва и то, что существовал консенсус между ведущими литераторами того времени и ведущими архитекторами, не было такого противоборства, какое мы наблюдаем сейчас, в том смысле, что архитекторы замыкаются в профессиональном кругу и фактически отвергают возможность и необходимость диалога с общественностью. Таким образом, нарушается здоровое кровообращение, которое было характерно и для 19 века, и для ХХ века тоже. Одна из задач этого цикла - восстановить тот потерянный диалог между архитекторами и всеми остальными, культурной средой в целом, который, я считаю, необходим и тем, и другим. Потому что архитекторы это очень состоятельные люди, теперь архитектору не нужно для самореализации ни общественное мнение, ни, по большому счету, правительственное мнение - он находится на частном рынке и способен выживать за счет собственных работ, частных заказов. Это, скорее, не вопрос необходимости выживания, а вопрос социальной ответственности архитектора и, в какой-то степени, дальновидности в развитии этого диалога. Несмотря на то, что архитектор гораздо мощнее градозащитника по своим ресурсам, он не в праве отгораживаться от общественности и должен нести социальную ответственность. И от этого выиграют все.
XS
SM
MD
LG