Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Российские власти намерены ограничить возможности банков по кредитованию своих владельцев или связанных с ними лиц. Они не скрывают, что такое ужесточение требований вызвано рядом скандальных банкротств на банковском рынке страны.

Правительство России готовит законопроект, позволяющий ограничивать возможности кредитования банками тех заемщиков, которые связаны с собственниками данных финансовых учреждений. Об этом сообщил заместитель министра финансов Алексей Саватюгин - отметив, что многие российские банки, закрывшиеся в последнее время, занимались избыточным кредитованием.

Из таких дел наиболее громкими стали банкротство "Межпромбанка" бизнесмена Сергея Пугачева, а также покупка государственным банком ВТБ Банка Москвы, связанного с прежними московскими властями. Поэтому ужесточение требований к кредитным организациям президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян считает вполне оправданным:

– У нас уже был не один случай, когда подобного рода связанные с собственником кредиты, занимавшую изрядную долю в портфеле кредитования, фактически создавали высокие риски, который потом реализовывались – вплоть до лишения банка лицензии. Банк, который работает на рынке и привлекает средства не только клиентов, но и вкладчиков, а потом выдает их в виде кредитов структурам собственника –конечно, это не совсем нормально. Так, в общем, работать нельзя, – полагает Гарегин Тосунян.

Сегодня в России действует положение, согласно которому риски банка на одного или группу заемщиков не могут превышать четверти всего капитала банка. В будущем, по словам Алексея Саватюгина, этот норматив может быть уменьшен, хотя, судя по всему, о полном запрете такого кредитования речи быть не может. Гарегин Тосунян называет такое решение разумным:

– Не должно быть ограничений, которые бы приводили к запрету банку вообще кредитовать своих собственников. Соблюдение какого-то баланса особенно важно в нашей стране. При разумной диверсификации кредитного портфеля, в том числе среди собственников банков, банк тем самым получает некие гарантии возвратности при возникновении каких-то форс-мажорных обстоятельств.

То есть это не всегда является злом. Ты, кредитуя аффилированные структуры, владеешь ситуацией в этом бизнесе, понимаешь, что это реальный бизнес, понимаешь его природу – и при необходимости всегда можешь повлиять на возврат кредитов, – отмечает Тосунян.

В том, что возможное ужесточение требований к кредитным операциям банков в отношении их собственников отчасти стало следствием последних скандалов в банковском сообществе, уверен и депутат Государственной думы, член Национального банковского совета Павел Медведев. Однако для этого, по его словам, есть и другие причины:

– Как мне кажется, отчасти это связано с тем, что Центральный банк хочет сделать следующий шаг в улучшении банковского надзора. Первый рывок он сделал в 2004 году, когда получил право принимать или не принимать банки в систему страхования вкладов (а банкам очень хотелось быть принятым в эту систему). Тогда он ставил условие: раскроете всю свою подноготную, тогда мы вас примем. Банки, конечно, большую часть своей подноготной раскрыли, но все-таки не всю.

Президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян, в свою очередь, не готов согласиться с тем, что главный регулятор российского банковского сектора - Центральный банк - сегодня не располагает достаточной информацией о своих подопечных:

– Это не совсем так. Сейчас на самом деле эта структура прозрачности обеспечивается. Конечно, нет предела совершенству и можно раздеть полностью, догола и собственника и заемщика. Но я думаю, что такие крайности неуместны.

Тосунян считает возможным снизить норму кредитования одного или группы связанных между собой заемщиков с 25 до 15-20 процентов всего уставного капитала банка. Однако депутат Государственной думы Павел Медведев называет непринципиальным ограничение этого показателя:

– Надо дать Центральному банку то, чего он добивается уже много лет – право использовать в надзоре так называемые профессиональные суждения. Дело в том, что всякие отношения, в частности, в финансовой сфере, не могут быть полностью формализованными.

Часто бывает так (а в скандалах, которые мы наблюдали, это было именно так), что формально все было более или менее благополучно, а по существу – плохо. Но этот вопрос не был запутан для неформального надзорного решения. Понимающий это надзорный специалист мог бы предотвратить многие неприятности, если бы у него было право действовать также, как в западных странах.

– Иначе говоря, вы допускаете, что суждения о законности и целесообразности того или иного действия банка должны выноситься специально уполномоченными профессионалами-чиновниками? Но нет ли здесь поводов для коррупции?

– Да, это звучит ужасно и некоторые депутаты против этого возражают. Они говорят: как же так, на надзор и так нередко жалуются за то, что он не всегда вполне добросовестно себя ведет, а тут мы прямым текстом разрешаем выступать так, как хочет его "левая нога"… Но если мы хотим сделать надзор полноценным, мы должны на это пойти. А с "левой ногой" нужно бороться в другом месте – при назначении людей на важные должности. Просто мы должны поставить такого человека, которому мы доверяем, - подчеркивает Павел Медведев.

Алексей Саватюгин не сообщил, в какие сроки может быть принят закон об ограничении кредитования банками своих собственников. Впрочем, как считает президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян, для этого вполне достаточно решения одного Центрального банка.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG