Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Мы изучили вопрос. Помните, несколько колонок назад я ругался, что в Петербурге местный Пенсионный фонд пенсии для детей-инвалидов переводит не родителям этих детей, а открывает собственные счета самим детям? В итоге, чтобы получить инвалидную пенсию своего ребенка, мама должна обращаться в органы опеки и попечительства, чтобы те дали маме разрешение снять столь нужную ей пенсию со счета, принадлежащего ребенку. Я предложил тогда родителям, столкнувшимся с подобной проблемой, обращаться к нам в проект Правонападение и обещал помощь нашего юриста.

И вот к нам обратилось несколько человек из Петербурга, которые не могут получить пенсии своих детей-инвалидов без специального и унизительного разрешения органов опеки. И наша юрист Светлана Викторова изучила вопрос.

Выяснилось, что Пенсионный фонд открывает личные счета детям-инвалидам в полном соответствии с законом. Не может Пенсионный фонд деньги, например, мальчика-инвалида Ванечки Сидорова переводить не Ванечке на счет, а отдавать Светлане Петровне Сидоровой, даже если она Ванечкина мама. Таков закон.
Другое дело, что банк, где открыт для Ванечки Сидорова счет, и куда Пенсионный фонд переводит Ванечкину пенсию, обязан выдавать деньги с этого счета Светлане Петровне Сидоровой по первому требованию, ибо Светлана Петровна – мать, то есть законный представитель ребенка.

Выходит, что судебный иск следует подавать не против Пенсионного фонда, открывшего детям-инвалидом личных счета в банках, а против банков, которые отказываются выдавать деньги законному представителю ребенка и требуют каких-то еще разрешений из органов опеки.

Не с государством надо судиться, а с банками – эту юридическую тонкость мы объяснили родителям детей-инвалидов из Санкт-Петербурга, но получили странный ответ. Родители сказали, что не хотят судиться с банками, а хотят судиться с государством. Они сказали: "Составьте нам иск против Пенсионного фонда, а против банков нам иск составлять не надо".

Нам стоило огромных усилий уговорить одну из обратившихся к нам женщин судиться не с государством, а с банком. Сегодня подан иск. И вот я сижу и дрожу: удастся ли нам выиграть этот иск? Я, конечно, волнуюсь. Если бы нам не удалось уговорить эту женщину, я бы не волновался: предыдущие подобные иски к Пенсионному фонду были проиграны, ибо пенсионный Фонд в данном случае действовал совершенно законно.

И вот пока я сижу и жду, как пойдет дело, я думаю: почему люди хотят судиться с государством, и не хотят судиться с банком? Казалось бы, государство больше, государство сильнее, чем банк, с государством труднее судиться. И все же люди предпочитают подавать иск против государства, а не иск против частного банка. Почему?

Я думаю, это обратная сторона государственного патернализма. Государство слишком часто врет гражданам, будто заботится о них. По любому поводу люди склонны ждать помощи от государства. И в случае любого неудобства люди склонны государство обвинять.

Врач ли плохо лечит – надо Путину жаловаться. Дворник ли плохо метет – надо жаловаться Путину. Банкир ли развел беззаконную бюрократию – Путину жаловаться надо.

Я думаю вот что: своим нежеланием договариваться друг с другом (в том числе и в суде) мы сами слишком большую роль в нашей жизни отводит государству. На самом деле, я полагаю, государство не нужно нам в той мере, в которой мы привыкли думать. Нам не нужно так много государства. Мы сами его раздуваем.
И если проблему с пенсиями петербургский детей-инвалидов получится решить через иск к банку – значит я прав. Значит не надо по любому поводу апеллировать к государству и посылать челобитную царю. Значит мы сами можем договориться – частный гражданин и частный банк – пусть даже и в суде.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG