Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иск против Уго Чавеса в Международный уголовный суд


Уго Чавес

Уго Чавес

Ирина Лагунина: В Международный уголовный суд в Гааге, в компетенцию которого входит преследование лиц, ответственных за геноцид, военные преступления и преступления против человечности, поступило заявление на венесуэльского лидера Уго Чавеса. К заявлению прилагаются многочисленные документы и свидетельские показания, которые, по мнению истцов, представляющих венесуэльскую оппозицию, полностью изобличают Чавеса. Рассказывает Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Заявление и прилагаемые к нему документы, изложенные на 600 страницах, передал в Гааге прокурору Луису Морено Окампо от имени жертв режима Чавеса известный венесуэльский диссидент и правозащитник, в прошлом посол этой страны в ООН, Диего Арриа. Документы – это, кроме всего прочего, более 500 свидетельских показаний, изобличающих Чавеса в качестве вдохновителя убийств, пыток, незаконных задержаний, экспроприации имущества граждан, депортации, дискриминации по политическим мотивам и других действиях. Основное требование к суду, по словам авторов заявления, – остановить преступления и вопиющее нарушение прав человека в Венесуэле, защитить жертвы произвола. Среди этих жертв – граждане и Венесуэлы, и других стран, в первую очередь, испанцы, большая колония которых имелась до недавнего времени в Венесуэле. Все перечисленные деяния, как утверждается в заявлении, совершались и совершаются либо по прямому приказу Чавеса, либо с его ведома. Венесуэльский лидер, как утверждает Диего Арриа, - «не приемлет понятия прав человека, а его политика – это систематическая атака на диссидентов».

Диего Арриа: Мне, венесуэльцу, нелегко было подавать заявление на главу моего государства, обвиняя его в преступлениях против человечности. Я делал это с тяжелым сердцем. Однако нарушение прав человека в Венесуэле - весьма тревожное явление, с которым нам приходится сталкиваться ежедневно. А ведь раньше, до воцарения Чавеса, наша страна была совершенно иной. Венесуэльцы соблюдали права человека у себя на родине и даже боролись за их соблюдение в других странах.

Виктор Черецкий: В преамбуле заявления говорится, что оно было составлено группой экспертов - юристами, специализирующимися на расследовании преступлений против человечности, и правозащитниками. Изложенные в документе факты, относящиеся к деятельности президента Чавеса, подпадают, по мнению его авторов, под седьмую главу Римский стату́та, учредившего Международный уголовный суд в Гааге. Как написано в заявлении, «венесуэльский лидер, будучи главой государства, правительства и вооруженных сил, преднамеренно и совершенно осознанно - в течение всего периода своего правления - совершал преступления против человечности с целью избавиться от любой оппозиции и увековечить свое правление», - конец цитаты. Главы государств, напоминается в заявлении, совершившие подобные преступления, не пользуются международным иммунитетом и вполне могут быть привлечены к суду. Диего Арриа.

Диего Арриа: Моя встреча в Гааге с прокурором Морено продолжалась больше часа. За это время я изложил ему позицию наших правозащитников. Мы выступаем от имени тысяч жертв режима Уго Чавеса. В нашем заявлении содержится не жалоба на какие-либо ошибки президента, а обвинение гражданина Венесуэлы Чавеса в том, что он использовал имеющуюся у него власть для кровавой расправы со своими политическими противниками.

Виктор Черецкий: Главное обвинение – убийство и подстрекательство к убийству противников режима. Речь идет, в частности, о расправах над участниками мирных демонстраций протеста. Так, 11 апреля 2002 года были убиты 20 демонстрантов, а еще сто получили ранения разной степени тяжести. Как утверждают свидетели, убийства были совершены боевиками полувоенных формирований, созданных Чавесом для защиты своей власти. В данном конкретном случае они действовали по прямому указанию лидера, - говорится в документе. В нем также утверждается, что зачастую политические убийства, к примеру, оппозиционных журналистов, совершенные сторонниками Чавеса, списываются на уголовников. Это сделать не трудно, поскольку в стране – разгул преступности. В 2008 году неизвестными был убит тележурналист Хавьер Гарсия, в этом году – Вильфред Охеда. Примечательно, что предполагаемые «уголовники» не ограбили свои жертвы. Журналистка Лаура Домингес отделалась минувшей весной побоями. Это лишь три примера, а в заявлении в суд перечисляются десятки жертв произвола. В нем также называются организации, которые содержит и вооружает режим Чавеса для расправы с инакомыслящими. Это так называемый Фронт Франсиско Миранды, Боливарианская милиция, Народная гвардия и Боливарианские кружки. Диего Арриа.

Диего Арриа: Мы сказали прокурору в Гааге, что считаем важным предпринять безотлагательные действия против Чавеса, поскольку его правление чревато еще более страшными преступлениями. Суд должен действовать решительно, чтобы предупредить дальнейшие преступления против человечности в Венесуэле.

Виктор Черецкий: Чавес обвиняется также в том, что проводит политику насильственного выселения из Венесуэлы противников своего режима. Это делается напрямую, когда человек арестовывается и высылается, или же его принуждают к «добровольной» иммиграции путем постоянного запугивания физической расправой. Венесуэльцы подвергаются также арестам за членство в оппозиционных организациях или правозащитную деятельность. Причем делается это часто в административном порядке, без какого-либо судебного постановления, отмечается в заявлении. Одновременно в стране устраиваются шумные политические процессы над лидерами оппозиции. Характерна в этом случае история 68-летнего христианского демократа, доктора Освальдо Альвареса Паса, бывшего губернатора и кандидата на пост президента республики. Полтора года назад его арестовали и обвинили, я цитирую, «в организации заговора с целью убийства главы государства, то есть Чавеса, подстрекательстве к преступной деятельности и распространении ложной информации». Повод – выступление по телеканалу «Глобовисьон», где оппозиционер, отвечая на вопросы телеведущего, выразил сожаление по поводу общеизвестного факта, а именно, что Венесуэла, при попустительстве Чавеса, превратилась в перевалочный пункт для латиноамериканских наркоторговцев. Политэмигрант, бывший капитан первого ранга ВМС Венесуэлы Бернардо Хурадо.

Бернардо Хурадо: Освальдо Альварес Пас – это самый умеренный оппозиционный политик в сегодняшней Венесуэле. Это проявляется и в его манере высказываться, и в действиях. Обвинять его в заговоре с целью убить Чавеса, в подстрекательстве – смешно. Он сказал то, что известно даже детям. Без каких-либо оскорблений и собственных выводов, он лишь рассказал, что беспокоит мировую общественность.

Виктор Черецкий: Арест известного венесуэльского политика, для которого прокуратура требовала 25 лет тюрьмы, его травля в правительственных средствах информации вызвали возмущение общественности, как внутри страны, так и за пределами Венесуэлы. Режим понял, что перегнул палку. Продержал оппозиционера пару месяцев в тюрьме, а потом приговорил к двум годам домашнего ареста – со строжайшим запретом заниматься политикой. Историю комментирует венесуэльский журналист Освальдо Муньос.

Освальдо Муньос: Альвареса Паса посадили, потому что он блестящий оппозиционер, пользующийся большим авторитетом. Он мешал диктатору Чавесу – не боялся говорить правду о его деяниях. Фигура подобного масштаба, находящаяся на свободе, представляла реальную угрозу диктатуре. Поэтому его и подвергли суду.

Виктор Черецкий: Но вернемся к заявлению в Международный уголовный суд. В нем утверждается, что в полицейских участках и тюрьмах Венесуэлы практикуются пытки. Об этих пытках не раз писала мировая пресса, их осуждали международные правозащитные организации. В последние годы, по словам Диего Арриа, стали достоянием широкой общественности имена конкретных граждан страны, которых пытали в застенках режима. Это, к примеру, армейский капитан Отто Гебауэр, заподозренный в участии в заговоре против Чавеса. Пытают в тюрьмах режима даже за участие в уличных митингах, - утверждает Диего Арриа. Так, несколько лет назад подверглись пыткам участники студенческих протестов – Хуан Карлос Санчес, Хуан Гевара и другие.

Диего Арриа: Мы решили обратиться в Суд в Гаагу, поскольку в Венесуэле имеются тысячи жертв режима, которые лишены возможности обжаловать действия местных властей. Ведь юстиция в Венесуэле, как все государственные структуры, вопреки закону находится в прямом подчинении господина Чавеса. Таким образом, искать справедливость у нас бесполезно. Поэтому мы и решили обратиться в Международный уголовный суд.

Виктор Черецкий: В документе Чавес обвиняется также в том, что лишает граждан своей страны общепринятых прав и свобод, в том числе свободы печати, собраний и манифестаций. Людей лишают и собственности. Речь идет не только о национализации крупных предприятий, банков и поместий. Чавес в последнее время отнимает землю у фермеров для создания колхозов. Правда, как правило, все ограничивается выселением хозяев и грабежом их имущества, поскольку привлеченные в качестве будущих колхозников городские люмпены трудиться на земле не желают. В прошлом году, напоминает Диего Арриас, достоянием общественности стала смерть фермера Франклина Брито, который объявил голодовку в знак протеста против конфискации его земельного надела. Режим игнорировал этот протест, и фермер скончался в ходе голодовки от истощения. Ну а итог аграрной политики Чавеса – заброшенные поля, гибнущий скот и, естественно, нехватка продовольствия в городах, которое отныне в основном закупается за границей. Диего Арриас.

Диего Арриас: Мы подробно изложили и квалифицировали зверства, допускаемые режимом Чавеса. Это убийства, депортация, пытки, незаконная конфискация имущества, угрозы, унижение и травля граждан. Все эти обвинения подтверждаются свидетельскими показаниями жертв произвола и их родственниками. Есть среди документов и 30-часовая запись показаний «основного свидетеля» обвинения. Это публичные высказывания самого Чавеса. Он, не стесняясь, рассуждает о необходимости ликвидировать диссидентов. Они именуются не иначе как «крысы», «безродные космополиты», «гнилые отбросы общества», которых следует «раздавить», «стереть с лица земли», «вымести поганой метлой» и так далее. Кстати, Чавес употребляет выражения, весьма напоминающие лексикон руководителей геноцида в Руанде. Это беспрерывное побуждение населения, с помощью государственных средств информации, к насилию по отношению к противникам режима, что создает постоянную напряженность, а также атмосферу безнаказанности для тех, кто, выполняет волю лидера.

Виктор Черецкий: Особо отвратительным деянием Чавеса, по мнению венесуэльских правозащитников, является приобщение к преступлениям против человечности детей и подростков – воспитание их в духе классовой ненависти и насилия.

Диего Арриа: Наш народ переживает трагедию, которая характеризуется постоянным нарушением прав человека. Однако одним из наиболее отвратительных преступлений диктатуры является раздувание чувства ненависти между венесуэльцами, особенно в молодежной среде. В этой связи мы обвиняем президента Чавеса в том, что он является растлителем душ наших детей и нашей молодежи. Вот конкретный пример. Некоторое время назад, после экспроприации и разгрома очередной фермы, Чавес собрал там 300 детей и подростков из бедных семей и стал внушать им, что политика грабежа и насилия по отношению к фермерам – это подвиг во имя революции и пригласил этих детей принять участие в погромах. На мой взгляд, это преступление - воспитывать молодежь в подобном духе.

Виктор Черецкий: В заявлении, представленном в Международный уголовный суд, особо подчеркивается, что все перечисленные деяния, начиная от убийств и кончая незаконным отчуждением собственности или увольнения диссидентов с государственной службы, совершаются систематически и носят целенаправленный характер. Их цель – ликвидация политической оппозиции режиму, в частности, путем лишения ее средств к существованию. Диего Арриа.

Диего Арриа: В нашем обвинении мы делаем акцент на том, что преступления против человечности в Венесуэле не являются каким-то случайным или единичным явлением. Они носят постоянный, целенаправленный и глубоко продуманный характер, а их жертвами становится вполне определенная группа населения, а именно – противники режима.

Виктор Черецкий: Режим Чавеса быстро отреагировал на заявление в суд, поданное Диего Арриа. Прокуратура уже открыла на него уголовное дело, якобы, не Чавес, а он, Диего Арриа, является главным нарушителем прав человека в Венесуэле и еще в 70-е годы прошлого столетия совершал некие преступления против человечности, за что теперь ему и придется ответить по всей строгости венесуэльского революционного суда. Оппозиционеры в последнем не сомневаются. А посему Диего Арриа советуют поскорее уехать из страны.
XS
SM
MD
LG