Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Медведь карабкался вверх под камеру, а все вокруг умирали со смеху". Русские выборы веселят иностранцев


Елена Рыковцева: В России не хуже, чем на Западе, - подчеркивали члены ЦИК, объявляя результаты выборов в Государственную Думу. К примеру, Владимир Чуров, председатель Центризбиркома, осмысливая количество испорченных бюллетеней, когда оказывалось, что в Российской Федерации их меньше 1%, говорил, что в западных странах портят гораздо больше. Это значит российские избиратели относятся к выборам ответственнее.
А в чем видят разницу иностранные журналисты, которые работают на территории Российской Федерации? Сегодня у нас в гостях корреспондент немецкой «Юго-Западной газеты» Штефан Шолль и корреспондент чешской «Актуальне» Иржи Юст.
Уважаемые коллеги, Владимир Путин с Дмитрием Медведевым убеждают, что результат «Единой России» на выборах – это победа. А вот западная пресса пишет, что это провал, проигрыш, неудача. Штефан, как вы считаете, стакан наполовину пуст или наполовину полон в ситуации с «Единой Россией»?

Штефан Шолль: По-моему, неслучайно у «Единой России» эмблема – медведь. Мне в Сибири местные мужики-охотники рассказывали, и я сам видел, что медведи, чтобы показать, кто хозяин в угодье, поднимают лапы и царапают дерево. Бывают не очень большие медведи, но не глупые: они притаскивают что-нибудь, встают на это, становятся повыше, делая вид, что они 2-2,5 метра ростом, - и все это с помощью того, что под ними лежит какой-нибудь камень. И эти выборы похожи на действия такого медведя, у которого рост 150 сантиметров, а он поднимается еще на метр, скажем.

Елена Рыковцева: А чем выше царапнет, тем он главнее, да?

Штефан Шолль: Да. Другие медведи думают: «Ой, какой большой!». А здесь-то медведя снимали на видео. Подставили ящик, он поднимался на этот ящик, а внизу крутится видео, и все видят, каким способом он организовал себе 2,5 метра – знаковый показатель того, что он главный.

Елена Рыковцева: И лидерство медведя в этой стае уже не выглядит таким уж однозначным, когда все видят, как он...

Штефан Шолль: Все остальные медведи от смеха умирают. Самое главное в этих выборах то, что люди смеются над властями. И для властей это, конечно, ужасно.

Елена Рыковцева: Иржи, что вы видите - победу или поражение? Согласны ли вы с Медведевым или с западной прессой?

Иржи Юст: Я не согласен ни с одним взглядом на оценку выборов. Я бы сказал, что в стакане есть вода.

Елена Рыковцева: Уж есть, конечно, куда от нее деться!

Иржи Юст: Ведь опросы показывали, что «Единая Россия» получит 50%. И действительно «Единая Россия» получила такой результат. Поэтому я не удивлен. И я бы даже не сказал, что это проигрыш Медведева, Путина. Власть ожидала такого результата. Вы можете себе представить, если опросы, даже организаций, которые имеют хорошие отношения с властью, показывают, что у «ЕР» будет 50-55%, а на выборах получилось бы 60 или 65%. Был бы большой скандал.

Штефан Шолль: А у вас в Чехии бывает, что exit poll говорит 46, а потом все-таки на 10% результат поднимается? В России традиционно так происходит.

Елена Рыковцева: Это происходит с одной партией – с правящей, что очень важно.

Иржи Юст: Здесь есть некоторые социологические агентства, которым я могу доверять. Я не буду их называть, но они объективно оценивают, какое количество избирателей будет иметь та или другая партия.

Штефан Шолль: А я сомневаюсь, что они очень объективно подходят к своему заданию.

Елена Рыковцева: Представьте, включаю телевизор в 9 часов вечера, и программа «Время» называет результаты exit-poll Фонда «Общественное мнение», который дает «Единой России» 46%, а у всех остальных партий, прошедших в Думу, в сумме больше мест, чем у «Единой России». По-моему, 2% в парламенте «Единая Россия» проигрывала другим партиям. А дальше - просто хохот. Комментаторы и аналитики начинают объяснять, почему все-таки должен обязательно повыситься результат, почему у «Единой России» будет все-таки больше процент потом. Переключаю на канал «Россия», где Владимир Соловьев разговаривает с каким-то экспертом, и они тоже обсуждают, почему же в итоге будет больше на 2-3%. Причем констатируют, что каждый год по отношению к exit poll увеличивается итоговый результат именно у правящей партии! И Соловьев даже спросил: «Это во всех странах так или только в России?». Эксперт ему ответил: «Это чисто российское явление. Но тому есть очень серьезные причины». Но, разумеется, подтасовки и фальсификации в качестве причин он не назвал.

Иржи Юст: Вы правы, конечно, это смешно. Оправдывать результаты, которые только еще ожидаются - это не то что смешно, а скорее, печально. «Еще повысится результат, не беспокойтесь, все будет хорошо». Ну, это действительно печально.

Елена Рыковцева: Штефан, в чем специфика, в чем отличие российских выборов от тех, в которых вы принимаете участие у себя дома?

Штефан Шолль: Я думаю, что с европейской точки зрения это просто другой тип выборов, который все-таки ближе к советскому варианту, где один раз в четыре года (а теперь – в пять лет) собирают народ, чтобы он показывал лояльность к государству и к правительству. Я был в Белгородской области во время предвыборной кампании, в Старом Осколе, это хороший, симпатичный город. И там реклама была исключительно «Единой России». Как при Советском Союзе, когда только красные баннеры КПСС были видны. Я там общался со старым коммунистом, который боролся против «Единой России», однако он мне сказал, что, в принципе, у них хороший мэр, он все понимает, но они же все чиновники. Я понял так, что мэр уже смирился с тем, что он в своей партии только статист.
Очень много «специфики», начиная с того, что некоторые партии просто не зарегистрировали. На Западе просто невозможно, чтобы какое-то ведомство, Министерство юстиции решало, какая партия принимает участие в выборах! Так не бывает.
Или то, как ситуация с «Правым делом» развивалась, когда вдруг очень перспективный лидер этой партии исчез, когда его вытолкали из этой партии. Это, конечно, не другая планета, но все-таки совсем другая страна, чем те европейские страны, где выборы происходят для того, чтобы определить, кого народ хочет видеть в правительстве.

Елена Рыковцева: То есть пока рано сравнивать все-таки с Европой?

Штефан Шолль: По-моему, не помешало бы начальству вашего государства откровенно сказать: «Ребята, что вы хотите, мы не демократы. У вас есть демократия, а мы ее не хотим. У нас другой строй». По-моему, это было бы более честно.

Елена Рыковцева: Иржи, какие отличия вы видите с вашими выборами? Или похоже?

Иржи Юст: В Чехии немыслимо, чтобы накануне или в день выборов были хакерские атаки на сайты оппозиционные. Это нонсенс! Я даже не понял, зачем нужно центральной власти, чтобы не работал «КоммерсантЪ» и другие сайты.

Елена Рыковцева: «Эхо Москвы», «ГОЛОС».

Иржи Юст: «ГОЛОС», который занимается независимым наблюдением за выборами. Зачем им это нужно? Если все равно потом Медведев выступит и скажет: «Выборы были демократичными. Я доволен результатами. Не верю, что были какие-то «карусели».
У нас такие нарушения, как выталкивание наблюдателей, те же «карусели»...

Елена Рыковцева: А вы знаете слово «карусель»? Вы когда-нибудь сталкивались у себя с таким понятием?

Иржи Юст: Я узнал об этом только здесь. Извините, но нам это не нужно. Конечно, есть партии, которые чередуются у власти. Но чтобы одна партия хотела оставаться 12 или больше лет, даже получить конституционное, абсолютное большинство... Ни одной партии этого не нужно. Это самое главное отличие Чехии от России. Я уж не говорю про испорченные бюллетени, о которых вы упомянули.

Елена Рыковцева: Но портите вы бюллетеней больше, чем россияне.

Иржи Юст: Может быть. Но с какой целью? Здесь это политическое действие, но чтобы в Чехии это имело политическую окраску!.. Я про такое нигде не читал, и даже не чувствую, что это возможно.

Елена Рыковцева: То есть если портят, то случайно, да?

Иржи Юст: По ошибке. Плохо заклеили конверт и так далее. Но здесь-то это инициатива определенных оппозиционных политиков - портить бюллетени намеренно. В Чехии такого нет, конечно.

Елена Рыковцева: Зачем же идти на выборы, чтобы испортить бюллетень?..

Иржи Юст: Я с этим впервые столкнулся здесь. Конечно, господин Чуров прав, что у вас нет графы «против всех».

Елена Рыковцева: А у вас есть?

Иржи Юст: У нас нет. Зачем? Нам это не нужно. Те, которые не хотят приходить на выборы, не приходят. Они не боятся, что их голос кто-то использует, что будут манипуляции с их голосом.
Председатель вашей Центральной избирательной комиссии прав в том, что в Западной Европе или в Восточной, как у нас, меньше явка на выборы. Да, у вас приходят 60 процентов, у нас 40-50…

Елена Рыковцева: Да, он хвастался этим.

Иржи Юст: Но там нет никакого принуждения к тому, чтобы люди ходили. Можно посмотреть на Египет – там явка безумная, но их заставляют. Если они не придут, то получат штраф. Это совсем другое.

Елена Рыковцева: А пользуются ли у вас политики вот таким методом: накануне выборов Дмитрий Медведев объявил, что те губернаторы, которые дадут низкий процент «Единой России» на выборах, будут уволены. Сейчас он подтвердил это. Могут ли у вас быть наказаны представители власти за результаты выборов? И второй вопрос. Накануне выборов все дают обещания, и на Западе тоже. Но вот москвичи получили письмо от мэра Собянина, где было написано, что если вы проголосуете за партию «Единая Россия» - бюджет Москвы будет богаче, и мы больше сможем для вас сделать. Вы также знаете о том, что представители власти в регионах приходили к людям и говорили: «Если вы проголосуете за «Единую Россию», мы получим деньги. А если не проголосуете, мы не получим этих денег». Возможна зависимость финансирования от результатов выборов на Западе?

Штефан Шолль: Первое. У нас губернаторы, главы земель, они сами избираются, они не зависят от центра. Им плевать, что говорит немецкий канцлер или кто-то из Берлина. Второе. Такое воспринималось бы в Германии... я думаю, что также и во Франции или в Италии - все были бы в шоке, если бы их таким образом шантажировали. Это показывает, что одна партия считает, что ей принадлежит и государство...

Елена Рыковцева: ...и бюджет.

Штефан Шолль: Я думаю, что это причина того, что настроение здесь испортилось. Все же при всей автократии в России, здесь присутствуют, слава Богу, такие элементы, как свободные СМИ, Интернет, и он в плане освещения здесь лучше работает, чем, например, немецкий Интернет, где гораздо больше развлечений, гораздо меньше информации и мнений. И в Германии чувствовалось, когда был канцлер Коль, который 16 лет был при власти, потом Шредер, до определенного срока они были любимцами всего народа, но политический деятель, который больше 8-12 лет при власти, немножко надоедает.

Елена Рыковцева: Каким бы он ни был хорошим.

Штефан Шолль: В Германии по Конституции человек может быть канцлером 40 лет, если его избирают. Но такого не бывает. Если он слишком долго при власти, у него уже нет драйва, нет чувства реальности – и до свидания.

Елена Рыковцева: А он сам это понимает? Или он верит, что может быть вечным?

Штефан Шолль: У Коля были скандалы, когда становилось понятно, что он вел себя уже как старый Брежнев. Люди везде люди.
И что касается Интернета. У меня ощущение, что самый главный результат этих выборов – что возникла вторая общественность. Есть старомодная общественность, которая сидит перед «ящиком» и смотрит на пропаганду государства. А есть новая, молодая и растущая общественность, которая информацию получает из Интернета, где пафос всегда воспринимается с юмором. Когда Путин вытаскивает с 1,5-метровой глубины какие-то амфоры, - когда это смотришь 10-12 раз по Интернету, после этого это кажется просто насмешкой. По сути, Интернет – это враг пафоса.

Елена Рыковцева: Почему же, например, результаты Москвы, полностью, тотально охваченной Интернетом, не отличались от результатов Российской Федерации? А по России 60 процентов избирателей (это две трети) идут на участки, не зная о том, что пишут в Интернете об этих партиях, не владея всей ситуацией. Мне казалось, что по стране подсчет голосов примерно отражает картину охвата Интернетом. Но почему Москва, в которой 80% - охват Интернетом – дала «Единой России» 46 процентов?

Штефан Шолль: А вы верите этим цифрам?

Елена Рыковцева: А вы что, хотите сказать, что они сфальсифицированы?!

Штефан Шолль: У меня перед выборами была информация от источника из мэрии – 9% москвичей поддерживают «Единую Россию».

Елена Рыковцева: По опросам. Это их внутренние замеры?

Штефан Шолль: Может быть. Пусть на самих выборах результат получился бы 18%. Но как они добирали до 46%... А план у них был – выше 50%. Вся проблема в том, что официальные цифры результата очень сомнительные, и на основании их вести дискуссию очень сложно.

Елена Рыковцева: Но ведь в Москве сложнее фальсифицировать, там все под контролем, под учетом, на каждом участке – люди.

Иржи Юст: А у меня вопрос к блогерам, к Интернету: «А вы сами-то ходили на выборы?». Социологи отмечают, что на выборы ходят люди, которым около 40 лет, которые хотят проголосовать, убеждены. А остальные либо не интересуются, либо говорят: «Наш голос все равно ничего не решает». Поэтому вопрос: ходило ли интернет-сообщество на выборы?

Елена Рыковцева: Хороший вопрос! Они все время голосовали в Интернете, устраивали опросы. Может быть, они так привыкли голосовать в Интернете, что и 4 декабря проголосовали там же по инерции? А как вы высокий «единороссовский» результат по Москве объясняете?

Иржи Юст: Я бы не сказал, что все было подтасовано. Конечно, определенные манипуляции были, я бы сказал 5-6, максимум 10%. Я общался с одним начальником, который руководил избирательной комиссией. Он мне сказал, сколько получили партии, а потом я посмотрел данные Центральной избирательной комиссии, и все как бы сходилось. И на том участке «Единая Россия» действительно получила 26-28%. Но манипуляции были, безусловно.

Елена Рыковцева: Дмитрий Васильевич из города Богородск, Московская область, здравствуйте.

Слушатель: Я был наблюдателем от КПРФ. Меня сразу же удалили. И у меня вопрос к вашим гостям. В Германии или в Чехии возможно, чтобы главная конфессия религиозная, как в Москве, в России Московская патриархия, активно агитировала именно за «Единую Россию» и за Путина? «Только он один, Путин, и «Единая Россия».

Елена Рыковцева: Дмитрий Васильевич, а вы проголосовали за КПРФ?

Слушатель: Да, я проголосовал. И на нашем участке они набрали без фальсификаций 36%, а «Единая Россия» - 25.

Елена Рыковцева: Это вы назвали официальный результат по участку?

Слушатель: Да, официальный.

Елена Рыковцева: Штефан, возможно ли в Германии, чтобы агитировали священнослужители... Вот он смеется.

Штефан Шолль: Да, конечно. В деревне, где я вырос, вечно был скандал. У нас был очень консервативный священник, он постоянно выступал за ХДС в церкви во время проповеди. Ну, все возмущались, но он все-таки проводил свою линию до пенсии. Конечно, Папа Римский у нас не выступает по телевизору...

Елена Рыковцева: А еще говорите, что у вас демократия. Ваш священник должен был захватить все центральные каналы и вещать на всю страну. А вы его затравили в своей деревне.

Штефан Шолль: Нет! Ведь все-таки все голосовали за ХДС (смеется).

Елена Рыковцева: Иржи, а у вас как ведут себя священнослужители?

Иржи Юст: Слава Богу, мы атеисты. У нас существовала раньше Христианская партия. Но никакого давления у нас со стороны церкви нет.

Елена Рыковцева: Я уже вижу пейджерное сообщение от Александра, которое похоже на публикацию в «Financial Times». Александр пишет: «Главный итог выборов в том, что они доказали незаконность ФСБ-хунты во главе с Путиным у власти. Они захватили уже всю экономику, земли, леса, добрались до водоемов и рыбалки. Скоро вступить станет некуда. И мы при всем этом платим им дань в виде налогов». А теперь послушайте «Financial Times». Публикация напечатана на государственном сайте InoSmi, принадлежащем РИА «Новости», которое обвиняли в цензуре. А какая уж тут цензура!.. «Поддержка партии снизилась, но это не изменит планов Путина вернуться на президентский пост. Команда Путина явно планируется оставаться у власти настолько долго, насколько возможно. Она обогатилась до беспрецедентных уровней, захватив контроль над чиновничеством и государственными компаниями, и выкачивая из них потоки денег. Коррупция расцвела в огромных масштабах». И так далее. Очень похоже по настроению. Вы прямо как английская газета, Александр. Владимир Путин будет вас критиковать теперь вместе с иностранцами.
Татьяна из Московской области, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Мои приятели работали в избирательной комиссии в Подольске. Я знаю, что на их избирательном участке победили коммунисты с большим отрывом.

Елена Рыковцева: Официально или по их данным?

Слушатель: Они считали бюллетени. Значит, я думаю, официально. Практически одинаково получили «единороссы» и «Справедливая Россия», ну, на десятые отличаются цифры. А четвертым было «Яблоко». За «Яблоко» чуть ли не треть всех избирателей.

Елена Рыковцева: Сейчас мы с вами начнем, как Центральная избирательная комиссия, собирать информацию с участков. Ирина из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я из проекта «Гражданин наблюдатель». Это проект социологов, которые выбрали представительную выборку участков по Москве. И на 170 участках были на каждом по 3-4 наших наблюдателя из проекта, кроме обычных наблюдателей, специально обученных, наизусть знающих законы. Была задача такая – на этих участках максимально строго наблюдать и не допустить нарушений, посчитать результаты по этим участкам и потом сравнить с результатами по Москве. Вот вы сейчас сказали, что в целом по Москве, по официальным данным, «Единая Россия» 46% набрала, и удивляетесь, почему Интернет... Вы зайдите на сайт «Наблюдатель.org», там есть результаты официальные по тем участкам, на которых были наблюдатели и, соответственно, не было нарушений. Я могу сказать, дисперсия очень маленькая, то есть они все хорошо ложатся друг в друга, «чистые» участки, где не успели запачкать, не смогли. Я могу сказать вам данные по своим участкам, они официальные. Я держу в руках копию протокола. ЦИК наш протокол утвердил, и на сайте висят именно эти результаты. «Единая Россия» набрала 22%, коммунисты набрали 28%, «Справедливая Россия»...

Елена Рыковцева: Ирина, а какой у вас район Москвы?

Слушатель: Москва, Строгино, участок 2905. Четвертое «Яблоко» - 13%. Жириновский - 10%. «Нах-Нах» - 1,8%.

Елена Рыковцева: Я сейчас вижу общие цифры по Строгино: 32% «Единая Россия», 23% КПРФ, 15% «Справедливая Россия». А вот Бирюлево дает 54% «Единой России».

Слушатель: У меня открыт сайт «Гражданин наблюдатель», там обработано 48 протоколов, не всех подряд, а тех, где работали нашли наблюдатели. Я свидетельствую, что на моем участке нарушений не было, во всяком случае, таких нарушений, которые могли бы повлиять на результаты.

Елена Рыковцева: А как вы думаете, в Бирюлево работал ваш проект? По Бирюлево самый высокий результат по Москве.

Слушатель: В Бирюлево участков 20, а наши были на одном или двух. Все понятно.

Елена Рыковцева: Район, в котором я живу, дал 54%. Как мне домой возвращаться после этого?!

Слушатель: По Москве, по тем участкам, которые условно мы называем «чистыми», то есть те, где не было нарушений – вот результаты официальные с этих участков. «Единая Россия» - 25,9, КПРФ – 24,5, «Справедливая Россия» - 16,9%, ЛДПР – 12,8, «Патриоты» - 1,8, «Яблоко» - 14,6, «Правое дело» - 1,1.

Елена Рыковцева: Замечательно! То есть «единороссы» поровну поделили с коммунистами первое место. Ирина, спасибо вам большое. Очень интересные сведения.
Георгий из Москвы пишет: «Обратите внимание, как голосовал Путин. Он положил свой избирательный бюллетень в сканер «лицом» наверх, а сканер считывает, если «лицом» вниз. Так за кого проголосовал рвущийся в президенты бедняга?». Георгий, а вы знаете, что по участку, где голосовал Путин, всего 31% у «Единой России»? Потому что такие, как Путин, кладут свой бюллетень неправильно. Считай, бюллетень испорчен. Голос Путина не был учтен, видимо, при голосовании.
«Я был наблюдателем от «Яблока». Все прошло более-менее нормально, получен протокол с печатью и всеми подписями. За цифры в протоколе я могу ответить в суде. Но на сайте Центризбиркома по моему избирательному участку совсем другие цифры. Могу ли я выступить в суде в качестве свидетеля?». Если «Яблоко» начнет подавать в суд, конечно, вы можете. Я не юрист, но уверена, что...

Штефан Шолль: Уже это говорит, что подтасовки были, а если еще учесть давление, которое было на коллективы госслужащих и других предприятий... я не знаю.

Елена Рыковцева: Юрий Николаевич пишет: «Я доволен результатами выборов в Госдуму тем, что в Думу не прошли «Яблоко» и «Правое дело». А также доволен тем, что КПРФ увеличило, а ЛДПР уменьшило свое представительство в Думе». Юрий Николаевич, видимо, последовательный коммунист.. Валентина из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Мне так это все надоело, что я пошла и открепительный талон взяла, и никуда не пошла голосовать. Какие-то лживые обещания, обман постоянный... Тяжело очень.

Елена Рыковцева: Уважаемые гости, я сегодня говорила одному иностранному корреспонденту, что, может быть, я могу понять чиновников, которые голосуют за «Единую Россию», потому что, в конце концов, это партия, которая их назначает. А иностранный журналист сказал: «Они ведь голосуют не велению души и сердца, и даже не потому, что защищают свои места, а потому что их вынуждают голосовать». А я сказала: «Я этого не понимаю. Как это, вынуждают? Он приходит на участок, перед ним лежит бюллетень. И никто же не видит, как он голосует». И вот что мне ответил журналист... Я была очень удивлена, я не знала о такой технологии. Он сказал, что слышал о том, что бюллетени, которые выдают чиновникам для голосования, особым образом помечены, и при подсчете голосов можно проверить, как голосовал тот или иной чиновник. Как вы думаете, Штефан, такие вещи можно доказать? И если «да», то какова технология доказательства таких штук?

Штефан Шолль: Я думаю, что можно доказать, что есть такие бюллетени. Надо найти чиновников, которые отдали бы свой бюллетень на экспертизу. А может быть им говорят: «Ваши бюллетени специальные, там есть невидимые знаки, цифры, мы все узнаем». Давление можно оказывать очень просто, и не только на чиновников, но и в воинских частях.

Елена Рыковцева: Андрей Владимирович из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Хочу поделиться своими наблюдениями. Я простой избиратель. У меня большие сомнения в цифре, которую дают, сколько людей пришло на выборы. Мне кажется, что их было больше.

Елена Рыковцева: Андрей Владимирович, а вы сами-то довольны результатом?

Слушатель: Я не доволен. Я голосовал за «Яблоко». Но я доволен вообще результатами выборов. Все-таки будут знать те люди, которые знают истинное положение, что происходит в стране. Вот что мне важно.
И мне кажется, что народа было гораздо больше, чем в какие-то другие выборы, в которых я тоже принимал участие. Обычно это было воскресенье, выходной день, мало народа. А сейчас было очень много народа.

Елена Рыковцева: Ну, вы знаете про метания интеллигенции российской накануне выборов: ходить – не ходить. То есть ходить – легитимировать их выборы, а не ходить – дать им же возможность воспользоваться вашим голосом. Но все-таки победила первая позиция, что надо пойти и отдать свой голос, чтобы им не воспользовались.
Пишут на пейджер: «Наша Карелия – «политическое болото», но и у нас «ЕР» получила 36%. При этом она произвела массовый вброс голосов».
«Количество демократии в России осталось без изменений, а смеха стало больше», - пишет Владимир. Владимир, вы смеетесь вместе с Дмитрием Медведевым, который сказал, что веселый будет парламент. Хотя не понятно, чего веселого-то.
«Как объяснить результаты по Москве? Да так же, как и при Лужкове. Причем тут Интернет? Считает не Интернет, а тетки в школах», – совершенно разумно пишет Александр.
«Я доволен результатами в Тольятти: КПРФ - 29%; «Единая Россия» - 25%». Вы-то довольны, а мэр ваш, я думаю, не очень. Если он «единоросс», то его дни, наверное, сочтены, в политическом смысле слова.
«Голосовал за «Яблоко». Неприятно поражен ростом КПРФ. Если бы явка была выше, показатели «ЕдРа» были бы ниже», - пишет Владимир из Саратовской области. Да, так и говорили те, которые призывали идти на выборы, что высокая явка – это плохо для правящей партии.
И еще один вопрос вам, уважаемые гости. Нам писал слушатель из Бельгии, что подтасовки возможны в российских посольствах, что там нет контроля, нет наблюдателей от КПРФ или каких-то других. Как вы думаете, действительно ли подтасовывают в российских посольствах результаты выборов, как и в России в целом? Или все-таки там почестнее обстановка? Иржи, вы слышали, чтобы в Праге этим занимались?

Иржи Юст: Нет, я не слышал. Но, конечно, это возможно. Посольство – это представительство государства в чужой стране.

Елена Рыковцева: Посол тоже хочет сохранить свою должность. Интересно, ставят в зависимость работу послов от результатов выборов?

Иржи Юст: Интересно было бы узнать. Но я бы не сказал, что именно в посольствах происходят подтасовки.

Елена Рыковцева: Теоретически возможно, но...

Иржи Юст: Да, теоретически. Действительно, там нет контроля и так далее. Но это зависит опять-таки от настроя в посольстве. Если им нужны подтасовки, то сделают. Впрочем, как и здесь в стране. Если им нужно, чтобы «Единая Россия», или другая партия власти, получила такой процент, который должна получить, они постараются. А если им это не очень-то нужно, не сделают.

Елена Рыковцева: То есть мы должны сделать в заключение нашей программы вывод, что самое свободное и независимое посольство Российской Федерации находится на территории Соединенных Штатов Америки, где партия «Яблоко» победила на выборах в Государственную Думу. Завершаем на этом программу «Час прессы» на волнах Радио Свобода.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG