Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Телекритик Анна Качкаева – о выборах-2011 по TV


Анна Качкаева

Анна Качкаева

Каждый желающий мог увидеть первые моменты подведения итогов выборов в Госдуму - достаточно было включить телевизор. Периодически на экране появлялись различные политические персонажи, задействованные к выборной гонке. Что же показали избирателям российские федеральные телеканалы?

Об этом – обозреватель Радио Свобода Анна Качкаева.

– Как телекритик с большим стажем, оцените выражение лиц Дмитрия Медведева и Владимира Путина во время их выступления в избирательном штабе "Единой России".

– Как бы аккуратнее выразиться… Они были нерадостными. Дмитрий Медведев, тем не менее, старался казаться живчиком. Он должен был констатировать, что у "Единой России" есть все-таки некоторые проблемы, но отметил, что ее чуть более низкий результат – это торжество демократии. А вот у Владимира Путина, наверное, что-то было не в порядке то ли с глазами, то ли с общим ощущением. Но когда шел прямой эфир, пока еще не было монтажа, он то неодобрительно посматривал на своего партнера, то, словно утомившись от длинной речи Дмитрия Анатольевича, стал закатывать глаза и смотреть в сторону. Он несколько раз оговорился и был не совсем в форме, когда произносил крайне короткую и совсем не зажигательную речь.

– Может, он пытался понять, почему страна не подчиняется воле человека, который за 10 лет привык к тому, что она подчиняется его воле всегда?

– Похоже, что так. Он ощутил протест. Может быть, не до конца сформулированный - протест усталости, раздражения общества. И именно это ощущение нового состояния общества было отражено и на лицах тандема.

– Был еще один сбой в работе наших коллег, начальников большого российского телевидения. То, что утром казалось невинной шуткой, когда Дмитрий Медведев разговаривал с электронной машиной, вечером, когда стали понятны результаты "Единой России", выглядело несколько глуповато.

– Да все выглядело довольно странно. "Новости", например, до 9 вечера сообщали, что никаких нарушений при голосовании нет, но затем, когда открыли "форточку" прямого эфира, выяснилось, что были и нарушения, и проблемы.

– Поздним вечером и ночью корреспонденты Радио Свобода, разговаривая в эфире с лидерами оппозиционных партий, выслушивали одно. А в эфире государственных телеканалов они же говорили совершенно о другом: о своем глубоком удовлетворении от процесса выборов. А куда делись их гневные заявления о нарушениях в ходе этого процесса? Была проведена четкая механическая работа по обрезанию их заявлений?

– По обрезанию – да. И не в первый раз. В прямом эфире у Владимира Соловьева и Миронов, и Зюганов, и Явлинский все говорили о том, что реально происходило на выборах. А потом в репортажах все было причесано. Но тот прямой эфир канала "Россия" смотрели не только в европейской части, но и на орбитах.

– А как случился такой эфир?

– Да на эту тему все пребывают в некоторой растерянности. Возможно, это решение руководства госканала. Олег Добродеев – человек опытный. Или так решили "наверху". Ведь людей на этот эфир приглашали еще неделю назад. Есть еще и третья версия: такая спецоперация – сознательное решение по понижению процента "Единой России", чтобы создать новую политическую ситуацию, продемонстрировать, что "Единая Россия" понимает, как изменилась ситуация в обществе. Любая из этих версий возможна. Но, судя по тому, как развивался эфир, шли ощупью: то отпускали вожжи, то натягивали, притормаживая.

- Совершенно разно направленные тенденции были и в общероссийском информационном эфире. С одной стороны, вот такие пробы пера на канале "Россия", с другой стороны, DDoS-атаки на сайты многих оппозиционных изданий. Может быть, выбирается какая-то новая тактика для мартовских выборов?

– Не исключено. Можно предположить, что пробуют новую тактику, к которой большое телевидение вынуждено будет приспосабливаться.

– Все получилось значительно более живо, чем многие ожидали.

– И это правда. Есть ощущение того, что уже не лежит каменная плита, вовсе не так равнодушен народ, как про это говорилось и думалось. Есть внутренний протест, и он вызревает. Он еще безъязыкий, он недоформулирован ни экспертами, ни журналистами, ни самими людьми. Да, это нонсенс, когда в эфире говорят что-то вроде этого: "Я голосовал за конкуренцию, но не разделяю взглядов той партии, за которую я голосовал". Однако представить себе еще даже год назад, что это будет сказано в эфире государственного канала, было невозможно. Значит, действительно лед тронулся, начались какие-то процессы, что-то происходит в медиасреде. Это было очевидно.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG