Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Империи зла


Митинг оппозиции в центре Москвы. 5 декабря 2011 года

Митинг оппозиции в центре Москвы. 5 декабря 2011 года

Российские блогеры обсуждают прошедший в Москве митинг против фальсификации на думских выборах, на котором, по разным оценкам, собралось до 10 тысяч человек. Участник митинга редактор журнала "Русский репортер" Дмитрий Соколов-Митрич делится в своем блоге наблюдениями, чем эта акция отличалась от всех предыдущих:

Отличие первое: 90 процентов народу — люди до 30 лет. Прилично одетые, с неглупыми лицами и способностью прилично себя вести даже в толпе.
Отличие второе: готовность забыть о противоречиях. Когда выходил выступать очередной оратор, было видно, как мучительно дается его появление тому или иному контингенту слушающих. Но ничего — терпели и даже приветствовали.
Рискну предположить, что 5 декабря войдет в историю России как день рождения СОЛИДАРНОСТИ — реального гражданского чувства, столь же забытого и скомпрометированного, сколь и необходимого для выживания любой нации.
И, наконец, отличие третье и самое главное: слово "Конституция!" толпа скандировала громче, чем слово "революция!" Совсем чуть-чуть, но все-таки громче.

Основная интрига для блогеров связана теперь с предстоящими президентскими выборами. Пишет зам. главного редактора PublicPost Николай Клименюк:

Непривычно скромный результат партии власти показывает, что власть боится нарисовать более комфортный для себя процент. Это очень отчетливый сигнал – гражданская активность может на что-то повлиять, и в ней стоит участвовать. Судя по количеству сливов инсайдерской информации о нарушениях и фальсификациях, вбросах, каруселях и прочих прелестях, лимит терпения в обществе не безграничен – и в значительной степени израсходован. Власть же по инерции продолжает считать, что его нет вовсе. Фальсификации, DDoS атаки на СМИ, давление на наблюдателей проводятся так откровенно, что в честный результат выборов не верит практически никто. Сейчас это, скорее всего, не приведет к серьезным протестам, но может существенно повлиять на поведение избирателей на президентских выборах в марте. Избиратели убедились в низкой популярности власти и в том, что она боится слишком уж перегибать палку. Поэтому при высоком градусе общественной активности вполне реален второй тур на президентских выборах, а во втором туре реальна победа почти любого кандидата, не вызывающего острой неприязни. И вот эту победу, если она состоится, избиратели будут отстаивать по-настоящему.

Пользователь ЖЖ Иван Давыдов также полагает, что главной интригой сейчас является не будущее парламента, который в России давно утратил статус независимого органа власти, а подготовка к выборам президента:

Первое и главное – кампания показала нам нового Путина. Этот Путин идет на свист. Реагирует на смешные и нелепые раздражители. То есть – это больше не уверенный в себе, сильный ленивый зверь. Он будет кусаться, больно и хаотично. И результат ЕР на выборах – а он ведь, в отличие от нас, реальный результат знает, - тоже обидный щелчок по носу, тоже повод бить в ответ, не особо целясь.
Олимпийское спокойствие нарушено олимпийским свистом, я бы так сказал.
Теперь он будет пытаться вернуть себе спокойствие. Нас ждет показательная порка чиновников на разных уровнях, а также избирательная кампания, построенная целиком на социалке, апеллирующая к тем, в ком вождь уверен, - к самым бедным, к самым забитым, к селу, к проблемным регионам, включая этнические.

***
Что делать с Ираном? – этим вопросом задаются в последнее время не только западные политики, но и западные блогеры, причем их отношение к проблеме отличается особым радикализмом. В блогах сайта Los Angeles Times американский публицист и военный историк русского происхождения Макс Бут сразу ставит вопрос ребром:

Когда мы оглядываемся назад, слабость перед лицом агрессии кажется непростительной. Почему Запад ничего не предпринимал в тридцатые годы, когда нацистское движение набирало силу? Почему ничего не делалось в конце сороковых, когда СССР порабощал пол-Европы и разжигал революцию в Китае? Почему все сидели сложа руки в девяностые, когда набирала силу "Аль-Каида"? Эти вопросы навсегда останутся пятном на репутации политиков – от Чемберлена до Клинтона. Исламская республика была врагом Запада с момента ее рождения. Но несмотря на все провокации, международное сообщество относится к ее существованию с непостижимой пассивностью. Возможность серьезных военных действий против Ирана не рассматривается с восьмидесятых годов – с иранской опасностью сражаются либо косвенными методами (например, с помощью компьютерного червя Stuxnet), либо посредством санкций. Западные политики действуют сейчас ровно так же, как действовали их предшественники в тридцатые, сороковые и девяностые годы: немедленной войны на благоприятных условиях они боятся больше, чем катастрофы, которая неизбежно произойдет в не столь отдаленном будущем. Принято говорить, что в случае с Гитлером и Бин Ладеном западных политиков подвел "недостаток воображения". Вероятно, он же мешает сейчас противостоять растущей иранской угрозе.

Автор Гольдблога на сайте журнала Atlantic Джеффри Голдберг полагает, что война, к которой призывает Бут, на самом деле уже идет:

Не берусь утверждать наверняка, но было бы логично связать последние взрывы на иранском ядерном объекте с вирусом Stuxnet, поразившим прошлым летом оборудование на заводе по обогащению урана в Натанзе, со взрывом, который произошел в октябре на фабрике по производству ракет Шахаб, с убийством трех иранских ученых-ядерщиков за последние два года, с покушением на Ферейдуна Аббаси-Давана, ответственного за реализацию ядерной программы, и с обнародованными месяц назад обвинениями по поводу еще одного вируса. Не кажется ли вам, что война, которую запад ведет против иранской ядерной программы, становится с каждой минутой все более и более явной.

Автор блога The Daily Dish Эндрю Салливан пытается снизить воинственный тон, обращая внимание на обстоятельство, которое комментаторы предпочитают обходить вниманием:

Негодование США по поводу заговора с целью убийства саудовского посла в Вашингтоне вполне правомерно – но что вы скажете по поводу отстрела иранских ученых-ядерщиков? Если Иран начнет охотиться за американскими учеными, разве мы не станем поднимать крика? Поймите меня правильно: вполне возможно, что саботаж иранской ядерной программы – лучшее из того, что мы можем предпринять, помимо санкций. Но убийство отдельных людей – это издержки, о которых нам придется пожалеть.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".
XS
SM
MD
LG