Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Соединенных Штатах в возрасте семидесяти лет скончался советский правозащитник Андрей Твердохлебов. Его имя не было на слуху в последние десятилетия, хотя он был одним из основателей правозащитного движения в СССР.

В 1976 году Андрей Твердохлебов был осужден за антисоветсткую агитацию и пропаганду. Он провел 2 года в ссылке в Якутии; не получив разрешения на прописку в столице, поселился в Ярославской области. Поскольку правозащитной деятельности он не прекращал, власти вынудили его в 80-м году эмигрировать в Соединенные Штаты.

Вскоре после приезда в США Твердохлебов отошел от политики и стал преподавателем физики, которой он профессионально занимался до того, как присоединился к правозащитному движению. Он выступил в Хельсинской комиссии Конгресса США, принял участие в нескольких "Сахаровских чтениях" и на этом счел свой долг перед оставшимися в СССР товарищами выполненным. "Он был очень активен, пока находился в Советском Союзе, но, попав за границу, не мог больше личным примером, личным самопожертвованием вдохновлять бывших сограждан на борьбу за свои права", – вспоминает встречавшаяся с Андреем Твердохлебовым американская правозащитница, сотрудник издания Eurasia Net Publication Кэтрин Фитцпатрик.

Андрей Твердохлебов, 1976 - 1977

Андрей Твердохлебов, 1976 - 1977

По словам Фитцпатрик, большой заслугой Твердохлебова является то, что вместе со своим другом, также физиком и правозащитником Валерием Чалидзе, он убедил Андрея Сахарова структурно оформить правозащитное движение в стране, создав в советских условиях независимую, но совершенно законную общественную организацию, названную "Комитет прав человека в СССР". Усилиями трех сооснователей Комитет был признан филиалом располагавшегося в Страсбурге "Международного института по правам человека", что сразу повысило авторитет и вес советского правозащитного движения в мире. Следующим шагом стало обращение Твердохлебова и его товарищей к организации "Международная амнистия" с просьбой официально зарегистрировать московскую секцию; после регистрации Твердохлебов был избран ее секретарем.

"Комитет по правам человека в СССР" осуществлял экспертизу советского законодательства на соответствие международным правозащитным конвенциям и консультировал по данным вопросам организации и частные лица. Комитет этот к всеобщему удивлению властями разогнан не был.

– Твердохлебов был организатором кампаний сбора подписей под петициями к властям об освобождении незаконно репрессированных – сначала отдельных людей своего круга, а затем и целых народов, например, крымских татар, – говорит Кэтрин Фитцпатрик. – Но главным, с моей точки зрения, было то, что Твердохлебов и его товарищи были "законниками"; они действовали открыто, а не как заговорщики, они порвали с революционной протестной традицией в русской истории, сделав ставку на реформирование, а не на свержение системы, на то, чтобы заставить власти выполнять свои собственные законы, пусть даже очень несовершенные.

Глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева заявила, что "Твердохлебов и другие правозащитники того поколения – Андрей Сахаров, Юрий Орлов, Анатолий Марченко, Людмила Богораз и другие – были сразу и интеллектуальной элитой и гражданской совестью общества, и для меня было величайшим счастьем и честью в жизни, что я в то время оказалась среди этих людей".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG