Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Куда едет "Формула 1"?


Российскому гонщику Виталию Петрову будет непросто сохранить свое место в команде "Рено"

Российскому гонщику Виталию Петрову будет непросто сохранить свое место в команде "Рено"

Сезон в Формуле-1 2011 года завершился убедительной победой команды "Ред Булл", завоевавшей оба главных титула.

Как будет развиваться этот популярнейший вид спорта? Об этом рассказывает обозреватель Радио Свобода Валентин Барышников. (Начало беседы читайте здесь.)

– Надо вспомнить, что не только в "Формуле 1" используют искусственные средства повышения зрелищности. Другое дело, что они выглядят по-своему. Например, в Национальной хоккейной лиге, Национальной баскетбольной ассоциации, если одна из команд хотя бы два раза подряд выигрывает главный трофей сезона, там тут же собираются ученые умы ассоциации и начинают обсуждать, как сделать так, чтобы дать шанс остальным, подтянуть слабых, чтобы была борьба, чтобы не давать слишком много воли чемпионам, если так можно сказать. Но одно дело – использовать, скажем, систему драфта, приглашать сильных игроков, давать какие-то преференции по организации игры, а другое дело, как в "Формуле 1", давать, скажем так, фору непосредственно в ходе гонки. Тут, конечно, сразу не разберешься, хорошо это или плохо.

– В американских автогонках, например, практикуется такая вещь: если в ходе гонки слишком растягивается пелотон, сразу же выпускают на трассу пейс-кар, просто чтобы подсобрать всех участников, подтянуть аутсайдеров к лидерам. Трудно давать однозначные оценки. Поэтому нет такого понятия – "абсолютно чистые", идеальные автогонки. Всегда кто-то сильнее, кто-то слабее. И для того, чтобы было интересно за этим смотреть, организаторы идут на ухищрения подобного рода. Поскольку это коммерческий проект еще, они вынуждены к этому приходить. Тут невозможно дать другой оценки, кроме как оценить, работает это или нет.

Этот сезон, безусловно, доказал, что гонки смотреть интересно, каждая отдельная гонка сопровождается большим количеством событий, и никогда заранее невозможно предсказать, чем все это закончиться. Скажем, действуй эти правила уже в прошлом году, Себастьян Феттель вряд ли стал бы чемпионом. Потому что, как мы помним, Фернандо Алонсо в последней гонке – решающей, сверхдраматической! – уперся в спину российского гонщика Виталия Петрова, который его не пропустил, потому что обгонять на трассе Абу-Даби практически невозможно. В нынешней ситуации обгон все-таки стал возможным, а значит, Фернандо Алонсо с высокой долей вероятности прошел бы Петрова, потому что его машина была быстрее… Я намеренно не буду комментировать качества гонщиков, но с высокой долей вероятности Алонсо мог бы пройти Петрова и выиграть титул. Но вот таковы современные гонки.

– Безусловно, современная Формула 1 – это в первую очередь шоу и состязание, так сказать, с налетом коммерческой активности. Происходит состязание и пилотов, и команд, и, конечно, автодромов. Берни Экклстоун, фактический глава "Формулы 1", сказал уже, что Европа – для "Формулы 1" дело прошлое. В конце сезона останется лишь пять европейских этапов. Это продолжение давнего процесса, который длится несколько лет, я бы назвал его "движением на восток". Но сейчас Формула 1 будет развиваться не только на восток, но, вероятно, и в Америку?

– Тут надо довольно четко понимать, что такое развитие "Формулы 1" для Востока и для Запада, условно так это разделим. То, что Экклстоун говорит о том, что Формула уходит из Европы, – это понятно. В Европе действует довольно жесткое законодательство, скажем, против рекламы табака и многих других вещей. Европа в этом смысле менее коммерчески привлекательна, потому что это уже устоявшийся рынок, и на нем нет такого количества людей, которые готовы тратить деньги на промоушн, на рекламу и еще что-то.

Это не относится к Востоку, будь то арабский Восток или Азия. Там, в больших развивающихся странах есть огромное количество людей, которые делают большие деньги, часто это нувориши, которые продвигают свое дело очень активно, стремятся как можно более агрессивно вести рекламу, и тут лучше Формулы 1 ничего нет – ну, вероятно, еще футбол. "Формула 1" собирает огромную аудиторию, поэтому для такого рода денег это очень выгодно.

Кроме того, для правительств развивающихся стран это довольно выгодно, потому что показывает, что частичка западного мира к ним пришла, значит, – "иу нас все в порядке, и мы стали частью западного мира". Это тоже рекламная кампания, но уже на государственном уровне.

Что касается Запада, тут ситуация прямо противоположная. Это не Америка хочет, чтобы туда пришла Формула 1, – это Формула 1 отчаянно хочет прийти в Америку. Но нее это не получается раз за разом, потому что в Америке есть множество своих гонок, своих спортивных состязаний, за которыми можно внимательно следить. И Формула 1 оказывается здесь в жесточайшей конкуренции. Именно поэтому Формулу 1 в Америке двигают частные предприниматели, и когда они пытаются заручиться государственной поддержкой, как, например, в Техасе, где гонка, по всей видимости, под угрозой срыва, по крайней мере, в следующем году, – там попытка получить деньги у властей штата под "Формулу 1" завершилась провалом. Это дело частных предпринимателей, которые хотят попробовать заработать деньги на высоко рискованном предприятии. Шансов на то, что "Формула 1" сможет конкурировать с местными, привычными спортивными соревнованиями, будь то автогонки или другие виды спорта, не так много.
XS
SM
MD
LG