Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Жители московских Раменок в борьбе за свою рощу


Ирина Лагунина: Жители московского района Раменки протестуют против вырубки рощи у парка 50-летия Октября, на месте которой планируют построить 4 жилых дома. Активисты утверждают, что дома строятся для сотрудников академии ФСБ. Эксперты и экологи говорят, что подобные ситуации – не редкость в современной России, и советуют неравнодушным москвичам бороться за свою рощу всеми возможными законными способами. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Жители московского района Раменки, обеспокоенные вырубкой рощи у своих домов, провели митинг против уничтожения зеленых насаждений. Они приглашали на него местных чиновников, представителей застройщика, а также сотрудников академии ФСБ, для которых, по данным местных жителей, и строятся дома на месте рощи, но никто, кроме самих активистов, на митинг не пришел. О роще, которую хотят вырубить, говорит житель района Раменки Сергей Николаев….

Сергей Николаев: Это естественный парк, который возник вместе с нашим заселением сюда еще в 85 году. Проходит он по территории нынешнего парка, который называется 50 лет Октября, начиная от метро "Проспект Вернадского" к Мичуринскому проспекту. Территория парка достаточно большая, много деревьев здесь, зелени. Народ привык здесь жить, отдыхать, у нас здесь проводятся соревнования, в парке дети гуляют, женщины с колясками, люди преклонного возраста здесь постоянно находятся. Парк засажен деревьями, которые сажали мы сами лично с 85 года по 90 год. Сейчас этим деревьям по 25 лет, они красивые, птицы прилетают, соловьи поют весной.

Любовь Чижова: Что предполагают построить в вашей роще, Сергей?

Сергей Николаев: Четыре жилых дома. Причем хотят, я общался с корреспондентом, который защищал Химкинский лес, он говорит, что документы оформляют даже задним числом. Возможно, что приедут, обнесут забором, не имея документов на руках и немея подписи. То есть идет прямое нарушение законов. Мы этого и боимся, что у нас все осталось целым и невредимым. Потому что здесь и клен растет, и думы мы посадили.

Любовь Чижова: А кто застройщик?

Сергей Николаев: Фирма "МонАрх", они собираются застраивать. У них есть документы, которые выписала Москомархитектуры. Под прикрытием Академии ФСБ.

Любовь Чижова: А что значит под прикрытием Академии ФСБ?

Сергей Николаев: Эта фирма "МонАрх" построили учебные корпуса на Мичуринском проспекте, дом 70. И пожали друг другу руки, сказали: вот вам участок, мы его сейчас оформим в вашу пользу и стройте на нем жилые корпуса. Но для наших преподавателей чтобы были квартиры, остальные квартиры пустим под продажу и заработаем на этом хорошие деньги. То есть такая здесь приблизительно ситуация, которая сложилась.

Любовь Чижова: Я знаю, что должна была состояться встреча местных жителей с представителями управы, муниципалитета и академии ФСБ. Состоялась ли встреча?

Сергей Николаев: У нас был митинг, на который мы пригласили и представителей академии, и представителей фирмы "МонАрх". Нам пообещали, что будут представители. "МонАрх" не откликнулся, из академии ФСБ никто не откликнулся, из местных властей тоже никто не откликнулся, только прислали 10 человек полиции, которые следили за порядком. На митинге было разрешено 150 человек, пришло 1300 человек для того, чтобы отстоять наш парк. Судя по тому, как говорят корреспонденты, которые имеют опыт, и экологи, есть надежда на то, чтобы наш парк оставили в покое, чтобы люди жили и пользовались нашим комфортным правом на проживание, чтобы дети получали то, что должны получать от жизни, ходить в этот парк, чтобы не нарушалась гармония, к которой мы привыкли за 26 лет прошедших.

Любовь Чижова: Рассказывал житель района Раменки Сергей Николаев. Ситуация с вырубкой деревьев для строительства элитных многоэтажек для Москвы и Подмосковья - дело привычное, считает лидер защитников Химкинского леса Евгения Чирикова….

Евгения Чирикова: Ситуация в Раменках знакома и стараемся как можем, так помочь нашим товарищам по несчастью. Вообще я хочу сказать, что это абсолютно типичная ситуация. Если посмотреть на недавний отчет компании Гринпис о ситуации с лесозащитным поясом Москвы, то окажется, что у нас 400 потенциальных Химкинских лесов, то есть территорий, которые оказываются под угрозой полного уничтожения. И Раменки далеко не последнее место, где будут впихивать, я не знаю, как это назвать, я бы назвала экоцитом. Потому что на сегодняшний день таких мест становится все больше и больше и если мы будем так дальше продолжать, то через 10 лет у нас вообще не будет лесозащитного пояса Москвы.

Любовь Чижова: Евгения, у вас большой опыт борьбы с властями за Химкинский лес, что бы вы могли сейчас посоветовать жителям Раменок, этого района, там, где вырубается роща?

Евгения Чирикова: Посоветовала бы, что называется, делай, как я, то есть делай все то же самое, что делают они сейчас и усиливать свою борьбу. На сегодняшний день им, конечно же, необходим лагерь для того, чтобы предотвратить эти вырубки. Им, естественно, необходимо запрашивать документацию, обращаться в суды. И естественно, необходимо привлечение общественного внимания, то есть митинги, пикеты, передачи петиций. Вся та палитра действий в рамках законов Российской Федерации, которая нам дана. И все это надо делать, это абсолютно системных усилий требует, это не просто один раз собрались и разбежались – это большая общественная работа, такая же, как и любая другая. Плюс к своей работе сейчас жителям Раменок придется и этой работой заняться, если они хотят сохранить окружающую среду.

Любовь Чижова: Что сейчас происходит вокруг Химкинского леса? У вас есть какие-то победы, вам есть, чем похвастаться?

Евгения Чирикова: Вы знаете, на сегодняшний день нам удалось установить зимний лагерь, мы не даем работать на просеке, потому что под тем местом, где установлен лагерь, там проходит газопровод высокого давления. Эти работы могут просто закончиться хорошим взрывом. Поэтому мы знаем, что нет разрешения на эти работы, мы их останавливаем и, слава богу, оборону по дубраве держим. И конечно же, мы не устаем напоминать, что это проект коррупционный и здесь замешены схемы оффшорные, которые выстроила компания специально для того, чтобы олигарх Ротенберг, ближайший друг, сами знаете, кого, получал деньги по проекту трассы Москва – Санкт-Петербург. И собственно говоря, для того, чтобы привлечь внимание к тому, что этот проект федеральный очень плотно связан с оффшорами, в субботу провели акцию перед Белым домом, которая называется "Путин, закрой оффшорку". Потому что наш национальный лидер очень активно выступал перед выборами и очень активно говорил, что надо закрывать оффшорки – это безобразие, что есть у нас оффшорные зоны. И вся эта риторика, к сожалению, выглядит несколько лицемерно после того, как нам стало известно о том, что его ближайший товарищ господин РОтенберг участвует в оффшорной схеме по трассе Москва – Санкт-Петербург. Прежде, чем мы какую-то информацию делаем достижением общественности, мы до этого проводим большую аналитическую работу. На самом деле для того, чтобы быть эффективным, необходимы усилия многих людей. Часть людей должна заняться организацией общественных мероприятий, митингов, пикетов, лагерей сопротивления. Часть людей должна заняться юридической работой, часть, конечно, должна заняться аналитической работой, то есть выискивать. Тут наверняка есть коррупционные интересы.

Любовь Чижова: Говорила лидер движения в защиту Химкинского леса, гражданская активистка Евгения Чирикова. Руководитель проекта по особо охраняемым природным территориям российского отделения Гринпис Михаил Крейндлин отмечает, что в последние годы российские власти делают все, чтобы реализация разрушающих природу проектов стала легче и эффективнее…

Михаил Крейндлин: К сожалению, признаки явного ослабления внимания с одной стороны государства к природоохранным вопросам наблюдается, а с другой стороны рост огромного количества поддерживаемых государством разного уровня природоразрушающих проектов, под которые кроме всего прочего меняется законодательство. То есть законодательство природоохранное у нас сейчас значительно ослабло с точки зрения защиты ценных природных объектов. Наверное, самый последний пример – это ситуация с законом об особо охраняемых территориях, когда для того, чтобы реализовать конкретный хозяйственный проект, а именно строительство горнолыжного курорта Лаго-Наки, было только что Государственной думой одобрен, Советом федерации проект закона о внесении изменений в закон об особых экономических зонах, который вносит поправки в закон об особо охраняемых территориях, разрешающие строительство любых объектов на территории биосферных полигонов, биосферных заповедников и к тому же передачу их в аренду для этих целей, чего раньше никогда не допускалось.
Почему это показательный пример? Потому что это совершенно конкретный проект, в общем-то незаконный, но есть еще важный момент, что это территория объекта Всемирного наследия Западный Кавказ, где такая деятельность запрещена. И даже на последней сессии Комитета Всемирного наследия было принято решение о недопустимости строительства это курорта. Была высказана Комитетом Всемирного наследия обеспокоенность планами изменения законодательства. Ровно это и произошло, фактически изменен закон, запрещающий строительство курорта и активно эти планы реализуются. Это значит, что на следующей сессии комитета Всемирного наследия, которая должна пройти в Петербурге летом следующего года, опять этот вопрос будет рассматриваться. Совершенно не исключено, что к России в рамках конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия будут приняты жесткие меры, например, заповедник Западный Кавказ может быть переведен в список Наследие под угрозой. Это конкретный пример того, что сейчас получается такая ситуация, что проще, чтобы не развивать незаконную деятельность, меняется закон, фактически он реализуется, а дальше она легализуется. Так что в целом можно говорить, что в некоторых вопросах, которые касаются охраны ценных природных объектов, позиция государства антиэкологическая.

Любовь Чижова: А кому за это нужно сказать "спасибо"? Кому-то конкретно, лично мы можем сказать большое человеческое спасибо?

Михаил Крейндлин: Конкретно лично, мне кажется, что эта система выстроена высших руководителей государства, президента, председателя правительства, которые способствуют такому повороту событий, с одной стороны, с другой стороны правящая партия, которая обеспечивает большинство в Государственной думе, все они способствуют именно такой ситуации. Можно привести много примеров. То, что творится в Москве – это вообще ни в какие ворота не идет, когда фактически все зоны особо охраняемых территорий застраиваются какими-то непонятными коммерческими или полукоммерческими спортивными объектами. Можно привести пример других регионов, которые для того, чтобы там построить непонятно, кому нужную центральную кольцевую автодорогу в Московской области, значительное количество особо охраняемых природных территорий реорганизуют. Это делается на уровне Московской области, хотя эксперты уверяют, что эта дорога никому не нужна. Когда уничтожается местная особо охраняемая природная территория, достаточно большое количество редких видов уничтожено. Это все незаконно по российскому законодательству, с другой стороны на все это закрывают глаза, причем не скрывают, что эти проекты в первую очередь нужны для осваивания огромного количества бюджетных денег, причем в большинстве заинтересованы в этом аффилированные с высшим руководством государства коммерческие структуры, как, например, та же самая ситуация с Химкинским лесом.

Любовь Чижова: Об антиэкологичной политике российских властей говорил руководитель проекта Гринпис по особо охраняемым природным территориям Михаил Крейндлин.
XS
SM
MD
LG