Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Наблюдатели Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, работавшие на выборах в Госдуму, в четверг ответили на упреки российской стороны в необъективности. Ранее МИД России заявил, что некоторые международные наблюдатели необъективно оценивали выборы в Госдуму. А президент Дмитрий Медведев так отозвался о работе наблюдателей, выступая на пресс-конференции в Праге.

Дмитрий Медведев: Знаете, мы всегда с удовольствием слушаем наших друзей, наших партнеров, которые дают оценки. Иногда эти оценки, на мой взгляд, корректны, даже когда нам указывают на наши недостатки. Иногда эти оценки абсолютно предвзятые. Иногда нам пытаются объяснять, как вообще должна выглядеть наша избирательная система, чего где должно лежать, как чего нужно писать. Ну это, знаете, уважаемые коллеги, в конце концов, дело российского государства и тех, кто принимает решение, какие правила действуют.

Ирина Лагунина: Тему продолжит Анастасия Кириленко.

Анастасия Кириленко: За состоявшимися 4 декабря выборами в Госдуму следили не только миссии ОБСЕ и ПАСЕ, но делегации Шанхайской организации сотрудничества, СНГ, а так же Северного совета. Как недавно заявил российский МИД, все международные миссии по наблюдению не ставят под сомнение легитимность состоявшихся выборов. Наиболее четко данное положение зафиксировано в заявлениях миссий наблюдения от СНГ и ШОС: "А некоторые международные комиссии по наблюдению за выборами опустили необъективные и спорные политизированные оценки". Несмотря на то, что прямой критики ОБСЕ в этом заявлении не было, пресс-секретарь организации заявил, что оценка наблюдателей была честной и беспристрастной.
Согласна ли миссия ОБСЕ с заявлением главы Центризбиркома Владимира Чурова, сделанного еще 4 декабря, о том, что "выборы в Госдуму прошли хорошо, а о нарушениях можно будет говорить только после решения суда"? Об этом я спросила у главы миссии ОБСЕ в России Хейди Тальявини.

Хейди Тальявини: Мы находимся здесь уже шесть недель. Наблюдения в день голосования, конечно, являются ключевым элементом. Но это только один день, а мы смотрим на процесс выборов как на совокупность факторов, которые влияют на целое. Одно из нарушений для нас – это когда целые семьи голосуют одновременно. Или когда, например, приезжает автобус, на котором есть логотип какой-то партии, наполненный людьми. И все выходят из автобуса и хором голосуют. Для нас это указание на нарушение. То есть мы смотрим на все это в день голосования, а также смотрим, как закрываются участки, как голоса подсчитываются, как их вносят в протокол и так далее. Все это часть одного процесса. И то, что мы смогли констатировать в настоящий момент о дне голосования, уместилось на одну страницу. Это наши предварительные выводы, которые указывают на то, что организация выборов была более или менее хорошей.
Ситуация стала немного менее ясной во время процесса подсчета голосов. Наш отчет слишком сложный, чтобы можно было сказать, выборы прошли хорошо или плохо.

Анастасия Кириленко: Международные наблюдатели ОБСЕ и ПАСЕ в понедельник обнародовали совместный предварительный доклад по итогам выборов в Госдуму России."Несмотря на неравные условия на выборах в Госдуму, избиратели воспользовались правом сделать свой выбор", - говорится в докладе. Означает ли это, что экспертам понравились выборы?
На этот вопрос отвечает Максим Филандров - экс-руководитель представительства Европейского союза в Санкт-Петербурге, научный сотрудник Высшей Школы экономики, эксперт, регулярно сотрудничающий с миссиями ОБСЕ в разных странах:

Максим Филандров: Нужно понимать, насколько ОБСЕ обязана следовать элементарным дипломатическим правилам: эта миссия работала в России по приглашению правительства. Взаимодействие ОБСЕ, особенно Бюро по демократическим институтам и правам человека, которое занимается выборами, с правительством России в последнее время было достаточно сложным, поэтому миссия задействовала достаточно ограниченное количество наблюдателей - намного меньше, чем предполагалось.
Напомню, что в 2007 году, когда ОБСЕ хотела развернуть более масштабную миссию, российские власти с помощью разных административных преград, отказа в визах делала все, чтобы эта миссия не могла работать в России. И ОБСЕ была вынуждена просто свернуть работу. В этот раз стороны смогли договориться о присутствии на выборах, но это присутствие явно занижено по сравнению, например, с Украиной: на украинских выборах наблюдателей было в несколько раз больше, чем в России. Учитывая масштабы страны, это очень странно.
В нынешнем году миссия ОБСЕ в России включала только 40 долгосрочных наблюдателей, которые работали, как это принято, парами - то есть они смогли работать в 20 регионах.
К ним, конечно, присоединились еще краткосрочные наблюдатели, которые непосредственно ходили по участкам в день голосования. Но избирательный процесс состоит далеко не из одного дня голосования.
Наблюдателями миссии ОБСЕ работают профессионалы из разных стран, чья объективность не должна подвергаться суровой критике: они работают в команде из нескольких человек, и один человек не может навязать свое субъективное мнение остальным.
Российские власти, для того чтобы размыть квалифицированное наблюдение от ОБСЕ и Совета Европы, пригласили международных наблюдателей от ШОС, СНГ - все это, чтобы в общем потоке информации размыть критические выводы таких организаций, как ОБСЕ.

Анастасия Кириленко: Критика, содержащаяся в отчете ОБСЕ и ПАСЕ, является беспрецедентной, несмотря на политический язык документа, полагает Максим Филандров.

Максим Филандров: Если всматриваться в предварительный отчет ОБСЕ, который был представлен в Москве, то можно обратить внимание на следующие пункты:
"Выборы прошли в условиях слияния государства и правящей партии"; "отсутствие единых правил игры для всех партий в течение всего избирательного процесса"; "Отсутствие независимости избирательной администрации на всех уровнях"; "небеспристрастность большей части СМИ"; "незаконное вмешательство государственных структур (в процесс выборов) на разных уровнях" и т.д.
В заключение читаем: "Все это вместе взятое не создало необходимых условий для честных выборов". И это на первой же странице отчета. Фраза о том, что люди все-таки смогли сделать свой выбор - это просто дипломатическая мишура. По сути, написано, что не было вообще никаких условий для честных выборов.
Какой вывод из этого можно сделать? Что граждане России имеют право требовать признать эти выборы нелегитимными.
Этот отчет является беспрецедентно жестким по отношению к российским властям. Он фактически признает выборы нелегитимными - несмотря на то, что народ пошел на избирательные участки. Граждане пытались выразить свою волю, понимая, что происходит на участках: подтасовки и "карусели", свидетельствами чего пестрит интернет.

Анастасия Кириленко: МИД РФ сообщает: "Все указанные наблюдателями факты нарушений в ходе выборов будут внимательно рассмотрены ЦИК России". Можно ли доверять этим заявлениям?


Максим Филандров: Как следует из отчета ОБСЕ, "вся система обжалования нарушений была непрозрачной и не позволила тем, кто подавал жалобы, получить доступ к праву на действенный и своевременный ответ".
В отчете четко написано: "с одной стороны, ЦИК не зарегистрировала обращения граждан как жалобы, а зарегистрировала их просто как информационные письма". То есть ЦИК не рассматривала большую часть обращений как жалобы, официально было принято всего пять жалоб. А более 90% настоящих жалоб вообще не были рассмотрены Центризбиркомом.
С другой стороны, уже в течение избирательной кампании были поданы жалобы в прокуратуру. Выясняется, что прокуратура отказалась предоставлять наблюдателям от ОБСЕ информацию касательно этих жалоб. Это просто вопиющий случай отказа от предоставления информации.

Анастасия Кириленко: В своем отчете сотрудники ОБСЕ не забыли упомянуть о зафиксированных вбросах бюллетеней.

Максим Филандров: Берем страницу 12 отчета ОБСЕ: "подсчет голосов проходил плохо или очень плохо (читай: с огромными нарушениями) почти в 30 процентах наблюдаемых участков". Это при том, что присутствие международных наблюдателей, как правило, мешает подтасовкам. Значит, реальное количество участков, где были подтасовки, намного больше. Еще более серьезным является наблюдение о вбросах в урны: международные наблюдатели обнаружили, что на 15% наблюдаемых участков были вбросы. Вообще, вбрасывать в присутствии наблюдателей - беспрецедентная наглость. Это что-то новое. И если уж такое происходило на глазах наблюдателей, значит, безусловно, практиковалось и на других участках.
"Министерство юстиции отказало в регистрации партиям, тем самым ограничило право граждан на свободные выборы. В случае с одной партией есть решение Европейского суда по правам человека, которое четко гласит, что решение об отзыве регистрации партии было неоправданным и составило незаконное вмешательство в работу данной партии". Это беспрецедентная критика в адрес российских властей. То есть на всех уровняю: Министерство юстиции, ЦИК, работа всей администрации, слияние с правящей партией, везде четко написано, что законность не соблюдалась, права граждан не соблюдались. Ничего более ясного быть не может. Забудьте дипломатический язык, читайте по сути.

Анастасия Кириленко: На чем основаны наблюдения о вбросах, отвечает руководитель миссии ОБСЕ в России Хейди Тальявини.

Хейди Тальявини: В нашем отчете, если читать его внимательно, говорится о том, что это были серьезные указания на то, что урны были заполнены этим способом, что был вброс бюллетеней. Это результат наблюдений. Я должна вам сказать, что лично я не могу подтвердить, что видела это своими глазами, но мы работали совместно с миссиями Парламентской ассамблеи Совета Европы и Парламентской ассамблеей ОБСЕ. Главы обеих миссий видели своими глазами что-то в этом направлении. То есть были указания на это, я подчеркиваю, чтобы меня поняли точно. А сейчас посмотрим, какова будет реакция властей на эти указания.

Анастасия Кириленко: Миссия ОБСЕ продолжает свою работу в России до середины следующей недели. Окончательный отчет о выборах в Госдуму организация опубликует в январе следующего года.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG