Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Глава миссии ОБСЕ в России Хайди Тальявини – о выборах в Госдуму


Посол Хайди Тальявини, глава миссии БДИПЧ ОБСЕ по наблюдению за выборами в Госдуму

Посол Хайди Тальявини, глава миссии БДИПЧ ОБСЕ по наблюдению за выборами в Госдуму

После публикации совместного с миссией ПАСЕ предварительного отчета о выборах в Госдуму миссия ОБСЕ продолжает работу в России. Наблюдатели изучат, как ЦИК разбирается поступившими с жалобами на фальсификации результатов голосования.

Глава миссии ОБСЕ в России Хайди Тальявини отвечает на вопросы корреспондента Радио Свобода:

- Как вы относитесь к заявлению главы ЦИК Владимира Чурова, сделанного еще 4 декабря о том, что выборы в Госдуму прошли честно, а говорить о нарушениях можно будет только после соответствующих решений суда?

- Наблюдатели ОБСЕ находятся здесь, в России, уже шесть недель. Наблюдение в день голосования, конечно, является ключевым элементом, но это только один день, а мы смотрим на процесс как на совокупность факторов, которые влияют на целое. Я хочу сказать, что наблюдение - это скорее технический процесс. Чтобы дать оценку дню голосования, мы должны проверить еще много сообщений, которые мы получили. Если смотреть на то, что мы проанализировали вплоть до сегодняшнего дня - то это то, что происходило до и в день голосования.

- Какие отмечены нарушения?

- Одно из нарушений, с нашей точки зрения, - это когда целые семьи голосуют одновременно. Или когда, например, приезжает автобус, наполненный людьми, на автобусе есть логотип какой-то партии. И все выходят из автобуса и скопом голосуют. Для нас это - указания на нарушения. Далее, мы смотрим, как закрываются участки, как голоса подсчитываются, как их вносят в протокол и так далее. Все это - часть одного процесса. По нашим предварительным выводам, организация выборов была более или менее хорошей. Ситуация стала немного менее ясной во время процесса подсчета голосов. Наш отчет слишком сложный, чтобы можно было сказать: выборы прошли хорошо или плохо.

- В отчете констатировано, что российские избиратели "смогли сделать свой выбор". На основании чего сделан такой вывод?

- Есть такой показатель: гражданами было (или не было) использовано право на голосование. Процент явки на выборах был высоким. Я родом из очень демократической страны - Швейцарии, так вот, у нас в Швейцарии на выборы приходят, может быть, тридцать процентов населения... Я хотела бы уточнить: мы никогда не сравниваем напрямую выборы в разных странах. Это разные вещи. Но, все-таки, мы узнали, что явка на выборах в России была 60% - это и есть выражение воли избирателя проголосовать на этих выборах.

- На предыдущих парламентских выборах в России в 2007 году ОБСЕ не прислала наблюдателей. В 2011 году миссия ОБСЕ в России успешно работает. Можно ли говорить о позитивных изменениях в сторону прозрачности выборов?

- Учитывая, что на выборах 2007 года нас не было, мы как раз и не можем сравнивать эти и те выборы. Но я должна констатировать: мы расцениваем как позитивный факт то, что российские власти нас пригласили и то, что мы смогли начать работу, как мы это обычно делаем, за 6 недель до выборов. Это позволяет нам следить за процессом, направить долгосрочных наблюдателей в регионы России - мы действительно были представлены во многих регионах. И, я считаю, мы смогли качественно выполнить нашу работу, смогли сделать выводы.

- На странице 12 вашего предварительного отчета говорится о случаях вброса бюллетеней.

- В нашем отчете, если читать его внимательно, говорится о том, что были серьезные указания на то, что урны, возможно, были заполнены этим способом, что был вброс бюллетеней. Это результат наблюдений. Я должна вам сказать, что лично я не могу подтвердить, что видела это своими глазами. Но мы работали совместно миссиями Парламентской Аcсамблеи Совета Европы и Парламентской Аcсамблеей ОБСЕ. И главы обеих этих миссий видели своими глазами что-то похожее на это. То есть, есть указания на это - я подчеркиваю: указания. Хочу, чтобы меня поняли точно. А сейчас, мы, конечно, посмотрим, какова будет реакция властей на эти указания. Мы еще остаемся в стране - до середины или даже до конца следующей недели, чтобы наблюдать. Когда есть указания на нарушения, как правило, мы ждем того, что будет жалоба. И оцениваем, какова реакция на это жалобу.

Поймите, ОБСЕ не является политическим органом. Для нас главным является процесс и сответствие этого процесса законам страны и международным стандартам, а также обязательствам, которые страна приняла будучи членом различных международных организаций.

- Кто адресаты ваших докладов? Политики? Граждане? Международное сообщество?

- Мы миссия БДИПЧ (Бюро по демократическим институтам и правам человека), которое является подразделением ОБСЕ. В ОБСЕ 55 государств-членов, доклад адресован, в первую очередь, всем этим странам. Отчет на английском языке размещен на сайте БДИПЧ. Английская версия является официальной. Но есть и русская версия доклада, который, на самом деле, адресован всем, в том числе - простым гражданам, которые озабочены тем, чтобы их демократические права соблюдались.

- Когда будет опубликован окончательный отчет?

- Сейчас мы над ним работаем и он будет опубликован через 6, максимум 8 недель. В окончательном отчете будет учтено все происходящее после выборов и будут сформулированы несколько рекомендаций в областях, в которых, согласно нашим впечатлениям, эти рекомендации могут быть даны. Этот доклад будет вручен российским властям. Так, по традиции, заканчивается наша миссия.

* * *
Центральный офис миссии ОБСЕ располагается в центре Москвы. В день записи интервью с главой миссии неподалеку от здания проходил митинг в поддержку "Единой России": огромный белый медведь танцевал под оглушительную музыку. Это событие - одно из многих, на которые наблюдатели ОБСЕ обратят внимание в период после выборов и на основе которых составят окончательный отчет.

Аудиоверсия интервью с Хайди Тальявини - в программе "Время и мир".

См. также: Дипломат Максим Филандров называет доклад ОБСЕ беспрецедентно жестким, несмотря на дипломатический язык документа.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG