Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Владимир Тольц: Сегодня третья, заключительная передача нашего цикла, посвященного 55-летию подавления Венгерской революции 1956 года, цикла, основанного на малоизвестных и малодоступных недавно рассекреченных документальных материалах КГБ и МВД СССР. Они мизерным тиражом были опубликованы в России и не получили там до сих пор никакого заметного отклика.

Итак, в прошлых передачах мы проследили по документам до конца ноября 1956 года ряд акций сопротивления советскому военному вторжению, некоторые военные операции по их подавлению, а также трансформацию настроений и слухов как внутри венгерского общества, так и в оккупационных советских воинских подразделениях.

Начало декабря было ознаменовано согласованными с советской стороной политическими попытками нового венгерского руководства утихомирить взбунтовавшийся народ некоторыми уступками его требованиям. 1 декабря по областным управлениям венгерской госбезопасности был разослан приказ начальника Управления Госбезопасности Венгерской народной республики Ференца Мюнниха об увольнении с занимаемых должностей и из органов госбезопасности всех сотрудников. «Фактически, - комментируют это составители сборника материалов КГБ и МВД по Венгрии, - это означало немедленное и повсеместное прекращение следственных дел по наиболее тяжким преступлениям, включая измену родине и участие в антигосударственном мятеже». С этим комментарием невозможно согласиться. – Следствия по делам о «мятеже» продолжались еще несколько лет. И сами составители сборника подтверждают это:

За три года после подавления восстания в Венгрии было раскрыто 26 нелегальных антисоветских центров, члены которых вели подпольную деятельность уже в течение 8-10 лет. 10 из 20 подпольных организаций, раскрытых в 60-61-х годах, действовали еще до 56-го года. Анализ всех имеющихся данных дает основание сделать вывод, что в подготовке и осуществлении вооруженного мятежа принимало участие в общей сложности около 250 нелегальных организаций и группировок.

Владимир Тольц: «Перестройка» органов госбезопасности немедленного воздействия на настроения венгерского общества не имела.

Из оперсводки о действиях 12 мотострелкового полка Внутренних войск МВД СССР за 4 декабря 1956 года:

Диктор: 4 декабря контрреволюционными элементами была сделана попытка организации массовых демонстраций женщин, целью которых ставилось: траурной молчаливой демонстрацией отметить день вторичного вторжения Советских войск в город Будапешт. Около 12 часов в центральных районах города собрались отдельные группы женщин, которые направились на Площадь героев, где были возложены венки на могилу у памятника тысячелетия Венгрии. Скопления женщин отмечались и в других районах города, но принятыми мерами полиции и подразделений Советской армии организованное массовое шествие женщин допущено не было.
Около 16 часов толпа женщин около трехсот человек собралась около американского посольства. Из толпы раздавались отдельные выкрики антисоветского характера. К 17.00 порядок в городе был восстановлен.

Владимир Тольц: Еще одна общественная тенденция тех дней, продолжавшая тревожить советские оккупационные власти, непрекращающееся массовое бегство венгров за границу.
Из справки начальника особого отдела КГБ по Южной группе войск полковника Горбушина командующему группой генералу армии Казакову:

После 20 ноября сего года усилился поток беженцев в Австрию из числа венгерской молодежи и других враждебно настроенных лиц. Основная масса граждан уходит за границу под воздействием провокационных слухов, распространяемых на территории страны, а также антидемократической пропаганды зарубежных радиостанций Свободная Европа, Голос Америки и Свободная Россия.
Имеются данные, что некоторые лица из города Будапешта специально содействуют побегу венгров за границу. На вокзалах города Будапешта эта категория лиц специально занимается объявлением по радио для пассажиров, называя номера поездов, идущих в сторону Вены. Проводники вагонов по прибытию на станции Чорна и Капувар специально объявляют: "Кому за границу, сходить необходимо именно здесь". В районе станций Чорна и Капувар лиц, желающих уйти в Австрию, специальные проводники и вооруженные группы сопровождают до границы. В результате плохой охраны границы венгерскими пограничниками ежедневно уходят в Австрию сотни венгров. Только в районе Хедиашхалам ежедневно переходит границу в Австрию от 300 до 500 человек и в районе Шопрон от 50 до 200 человек.

Владимир Тольц: В самом Будапеште в начале декабря постоянно вспыхивали очаги разнообразного сопротивления оккупации.
5 декабря.
Оперсводка № 026 командования 12 мотострелкового полка ВВ МВД СССР, направленная коменданту Будапешта и штабу Особого корпуса:

Диктор: В течение 5 декабря контрреволюционные элементы продолжали попытки организации забастовок, демонстраций и беспорядков в городе. На Ламповом заводе (4 район) возникла забастовка, поводом для которой послужил арест венгерскими органами двух женщин, работниц завода. Забастовка продолжалась около шести часов. Попытки организации демонстрации имели место в 11 районе около студенческого общежития, где собралась толпа до двух с половиной тысяч человек на улице Сталина возле американского и английского посольств и в некоторых других районах города. Принятыми мерами силами милиции венгерских офицерских рот подразделений Советской армии собравшиеся толпы были рассеяны и массовые демонстрации не допущены. К вечеру 5 декабря в 5, 6 и 7 районах имелись попытки строить на улицах баррикады. Около 20 часов в 7 районе неизвестными преступниками была обстреляна машина советской армии. В 4 районе обнаружена листовка за подписью кардинала Минценти, призывающая к ношению траура до тех пор, пока в Венгрии не восстановится личная собственность, церкви и старые права.

Владимир Тольц: Вот эти листовки, собранные особистами в Будапеште 5 и 6 декабря 1956 г.:

"Мадьяры, братья, носите траур за нашу свободу, независимость, за павших героев. Оденьтесь в черное, не ходите в кино, театр, увеселительные места до тех пор, пока русские находятся в Венгрии. Группа Кадара обвиняет нас в том, что мы хотим возвращений хортийской эпохи. Мы настоящие мадьяры и этим тоже проявляем нашу продолжающуюся борьбу за свободу, независимость".

"Нация в трауре. Женщины, носите траур, не красьтесь. Мужчины, оденьте черные костюмы, не брейтесь, отпускайте бороды. Мадьяры, носите траур до тех пор, пока не восстановят собственность, церковные земли, старые права.
Минценти из американского посольства".

Будапештский Центральный рабочий совет созывает рабочих страны, чтобы до тех пор не читали и покупали правительственную венгерскую Социалистической рабочей партии газеты, пока не получат разрешения Центральный рабочий совет на право листа. Свободу печати требуем. Будапештский Центральный рабочий совет".

"Рабочие, не пугайтесь страшилища Кадара, сила в ваших руках. Требуйте в Сегеде рабочую власть, берите в свои руки охрану безопасности города. Долой членов Госбезопасности из вооруженных сил. Свой город мы охраняем сами".

Владимир Тольц: 8 декабря была расстреляна демонстрация шахтеров в городе Шальготарьяне
Из секретной справки начальника 2 отделения Особого отдела КГБ по Южной группе войск майора Мордвинова:

"8 декабря 1956 года в городе Шальготарьян было провокационное выступление, подготовленное членами Революционного рабочего комитета. Поводом для выступления послужил арест директора шахты села Киштеранс Гаалаяш, который составлял и распространял контрреволюционные листовки, направленные против правительства Кадара и Вицеана Кибора, который в 1950-м году за вооруженное выступление против правительства был приговорен к 12 годам, а во время мятежа сбежал из тюрьмы. Подстрекал рабочих к забастовке и пролез в члены Рабочего революционного комитета.
Около 13 часов к зданию областной полиции организованно подъехало двести-триста человек. К ним присоединилась толпа людей с других предприятий, среди которых было много пьяных. При подстрекательстве контрреволюционных элементов демонстранты стали требовать освобождения арестованных, а затем выкрикивать контрреволюционные лозунги. Работники полиции, представители Главного управления полиции города Будапешта майор Ладвешеги и замминистра обороны Венгерской народной республики генерал Хази потребовали разойтись, но в ответ на это толпа людей стала перекрывать автобусами улицу и строить баррикады. Во время наведения порядка по полиции был открыт огонь из помещения автотранспортной конторы и из толпы демонстрантов, а также брошены гранаты. Ответным огнем по зданию автоконторы и провокаторам в толпе, который вела только венгерская полиция, было убито 18 человек и ранено 131, скончалось от ран 38. Личный состав комендатуры в перестрелке не участвовал.

Владимир Тольц: 9 декабря, протестуя портив расстрела шахтеров, Центральный рабочий совет Большого Будапешта призвал трудящихся к проведению всеобщей забастовки. В ответ правительство Мюнниха-Кадара объявило чрезвычайное положение (оно действовало до апреля 1957 года) и запретило деятельность Центрального рабочего совета. Это решение марионеточной власти аукнулось в разных частях Венгрии.
Из справки Особого отдела 38 механизированной армии:

В знак солидарности с предприятиями Будапешта 11 и 12 декабря в Гийоре все предприятия, магазины и другие учреждения не работали, объявив 48-часовую забастовку. На улицах города 11 и 12 декабря появилось много семинаристов, которые группировали вокруг себя молодежь города, скупали областную газету и ее уничтожали. 12 декабря на улицах появилось много листовок за подписью молодежи, копии которых в переводе с венгерского языка высылаю. Из Будапешта поездом прибывают группы студентов. Так в 16.00 12 декабря прибыло два вагона студентов. Цель прибытия студентов и молодежи из Будапешта устанавливаем через полицию.
В ночь на 11 декабря в городе был обстрелян из автомата неизвестными лицами советский патруль на мотоцикле. Неизвестные скрылись.

Владимир Тольц: Тем временем еще с середины ноября все большее внимание особистов обращают на себя возрастающие попытки венгров воздействовать на сознание советских солдат-оккупантов. 12 декабря Командующему Южной группы войск генералу армии Казакову докладывают о поступившем в комендатуру Будапешта письме следующего содержания:

"Уважаемой советской комендатуре.
Предлагаю организовать военную революцию против московских министров. Организуйте контрреволюционное правительство здесь в Будапеште. Да здравствует венгеро-советская революция! Булганин и Хрущев ведут народ к войне. Они хотят третью мировую войну. Советский Союз не может выиграть войну, так как он ослабел и не может воевать с 60-ю странами, так как Советы будут одиноки. Нет с ними Китая, нет с ними Индии. В других социалистических странах уже организована контрреволюция.
Советские генералы, офицеры и солдаты, организуйте русскую военную революцию, и с вами будет будущее и советская страна. Поднимемся на борьбу против господства Хрущева и Булганина. Каждый честный русский солдат встал с вами. Вы боролись не за народ, а за Хрущева, Булганина и Ворошилова, чтобы они и в дальнейшем остались паразитами. Вы здесь мерзнете на улицах в танках, а они в Кремле кутят и развлекаются. Долой московских тиранов! Будьте социал-демократами или честными коммунистами, но не сталинистами. Все советские министры – сталинисты. Долой их! Обломайте везде красные звезды и пусть будет вашим знаменем правда и свобода. Да здравствует русская революция! Да здравствует новое революционное русское правительство!
Русские революционеры, занимайте будапештское радио, телефон и все общественные здания, и парламент, и железную дорогу. Вы победите!".

Владимир Тольц: 13 декабря 1956 года. Еще одна справка, представленная генералу армии Казакову начальником Особого отдела по Южной группе войск полковником Горбушиным.

"Поступают данные, свидетельствующие о том, что враждебные элементы из числа венгерских граждан пытаются обрабатывать советских военнослужащих и вести среди них разложенческую работу. 2 декабря сего года к группе военнослужащих Второй гвардейской механизированной дивизии в городе Будапеште подошла венгерка лет 80-ти и начала с ними вести беседу, в ходе которой заявила: "Вы солдаты хорошие и вас наш народ уважает, а командиров ваших наш народ не любит, они мучают и вас, и нас. Вам надо быстрее ехать домой, потому что у вас в России тоже сейчас беспорядки".
Имеют место факты распространения враждебных листовок среди наших военнослужащих. Отдельные из военнослужащих хранят листовки у себя.
5 декабря сего года рядовой Второй гвардейской механизированной дивизии Керзбург Михаил Иосифович возвратился из медсанбата дивизии, где находился на излечении, и передал заместителю командира по политчасти дивизиона РС капитану Батькову листовку, выпущенную 2 ноября 1956 года мятежниками на русском языке, с призывом к советским солдатам быстрее уезжать на родину. Керзбург заявил, что эту листовку он взял у рядового Алешина, который хранил ее якобы как память о венгерских событиях.
26 ноября сего года к группе солдат Пятого гвардейского механизированного полка Второй гвардейской механизированной дивизии, охранявшей мост через Дунай, подошла женщина-мадьярка 50-60 лет и обратилась к младшему сержанту Останову на ломаном русском языке: "Я слышала, что у вас нет кушать, и я вам принесла". При этом женщина вынула из сумки килограмма три отварного мяса и предложила его солдатам. Когда всего от него отказались, женщина в доказательство того, что мясо не отравлено, на глазах у присутствовавших попробовала его. Младший сержант Османов поблагодарил женщину за проявленную заботу, но от мяса отказался".

Владимир Тольц: Однако не все военнослужащие оказывались столь бдительны и политически выдержаны как младший сержант Османов. Многие офицеры, как уже отмечалось, слушали западные радиоголоса и обсуждали услышанное между собой. Почти всех беспокоила неопределенность сроков пребывания оккупационного контингента в Венгрии. Ну, и контакты советских воинов с местным населением не способствовали укреплению их «идеологической стойкости». Особый отдел сообщал:

"Нами отмечены случаи, когда контрреволюционные элементы пытаются использовать контакты военнослужащих Советской армии с местным населением во враждебных целях. 20 ноября сего года начальник авторемонтной мастерской 391 гаубичного артполка 11 гвардейской мехдивизии техник лейтенант Фатуев объявил оперработнику, что находясь в буфете города Сольнок, к нему подошел лейтенант венгерской армии по фамилии Вирох, который предлагал Фатуеву переходить на сторону венгров. Учитывая изложенное, через командование принимаем меры к пресечению контактов военнослужащих с местным населением, а через агентуру изучаем характер имеющихся связей.
В 237 танковом полку 31 танковой дивизии в должности командира взвода проходит службу лейтенант Рассоха, который в октябре сего года был судим судом офицерской части за ряд воинских преступлений и было вынесено решение ходатайствовать перед командованием об увольнении его из Советской армии. В беседе с командиром батальона Рассоха по вопросу своего халатного отношения к исполнению служебных обязанностей заявил: "Вы мне мораль не читайте. Я знаю, что в нашей стране роли партии и комсомола нет. Находясь в Венгрии, коммунисты части не являются примером для беспартийных, и мне не с кого брать пример". Кроме этого лейтенант Рассоха высказал свое следующее мнение: "Кому какое дело, если я останусь здесь или уйду в Австрию? Об этом никто не узнает, и это мое личное дело". В связи с получением указанных данных Рассоха по решению командующего армией срочно откомандировывается с территории Венгрии в Советский Союз".

Владимир Тольц: В самом Советском Союзе эхо подавления мятежной Венгрии раскатывалось со все более тревожащей власти силой. Уже в ноябре КГБ зафиксировало листовки, распространенные в Ленинградском пединституте имени Герцена членами подпольного «Союза коммунистов-ленинцев»:

Граждане студенты!
В коммунистической цитадели появляются трещины. Этому учат нас события в Венгрии, Польше, где народная свобода была раздавлена гусеницами советских танков.
И везде одними из первых являются студенты. В Венгрии именно они выступили первыми на защиту задушенной демократии.
Развертывается движение и среди студентов нашей страны.
Знаете ли Вы, например, о требованиях демократических свобод, которые выдвигают студенты многих ленинградских вузов.
Не надоело ли молчать и Вам?

Владимир Тольц: В Ярославле на ноябрьской демонстрации арестовали 17-летнего комсомольца Виталия Лазарьянца.

7-го ноября 1956 года, во время демонстрации трудящихся г.Ярославля, Лазарьянц Виталий Эммануилович, 1939 года рождения, член ВЛКСМ, учащийся 10 класса, пронес перед трибунами по Советской площади изготовленный им накануне лозунг, содержащий требование о выводе Советских войск из Венгрии.

Владимир Тольц: Незадолго до этого арестовали и Сергея Осипова, расклеивавшего листовки с протестами против подавления Венгрии.
Угрозы и призывы «сделать как в Венгрии» фиксировались органами по всей стране. Для власти стало очевидным, что с «оттепелью» пора кончать. Президиум ЦК обратился к членам партии с письмом, в котором в частности говорилось:

События в Венгрии, активизация враждебной пропаганды вызвали нездоровые настроения среди некоторой части советских людей. Эти люди оказались недостаточно стойкими в идейно-политическом отношении, легко поддающимися влиянию буржуазной идеологии. Они потеряли способность здраво оценивать международную и внутреннюю обстановку, начинают метаться из стороны в сторону, нередко становятся рупором империалистической пропаганды, повторяя вслед за «Голосом Америки» и Би-би-си разного рода клеветнические измышления о советском строе.

Владимир Тольц: В общем, наступило время новых посадок. Уже не сталинских, а хрущевских…

А советская оккупационная операция в Венгрии продолжалась. В общей сложности в ней приняло участие 28821 военнослужащий, из которых 669 (по другим данным 720) было убито, более полутора тысяч ранено и 51 человек пропал без вести. Потери венгерской стороны: 2652 убитых, 1926 ранено и 150 тысяч человек, по данным Госдепартамента США, стали беженцами. Кроме того после подавления революции в Венгрии прошло 22 тысячи судебных процессов, в результате которых 400 человек было приговорено к смерти, а около 20 тысяч «интернировано».
В то же время за осуждение оккупации Венгрии было репрессировано 200 солдат и офицеров Советской Армии…
  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG