Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
12 декабря в 23 часа по московскому времени в программе Александра Гениса: юбилей "Уловки-22", экстремальный минимализм Стива Райха, как жить толстой и стать худой.

Соломон Волков: Не зря Вуди Ален до определенного момента сам себя и играл. Причем, это вовсе не было таким натуральным процессом – его буквально выпихнули на сцену. Вуди вполне удовлетворяла роль автора киносценария, но когда он увидел, что сделали с его первым сценарием, то поклялся, что уже никогда не выпустит контроля из своих рук. И ему – единственному, как мне представляется, на сегодняшний день в американском кинематографе! – это удалось. Он является полноправным хозяином, и никто не в праве вмешиваться в его творческий процесс.

Александр Генис: И все же в первую очередь он – писатель. Недавно мне пришло в голову, что все лучшие сегодняшние американские писатели – авторы фильмов. Это – писатель Тарантино, писатели братья Коэн, писатель Вуди Аллен. Вот они и есть лучшая американская литература. Поэтому так печально, что в России эти фильмы смотрят в плохом переводе. Ведь американскую прозу великолепно переводили на русский язык. Помните, как Довлатов говорил, что ''Воннегут сильно проигрывает в оригинале''. Кино, однако, переводят, как попало, а ведь фильмы Вуди Аллена – очень тонкая словесная ткань, такая же тонкая, как, чеховская.

А также в 23 часа по московскому времени в программе "Поверх барьеров. Американский час":

Новое о Джозефе Хеллере

"Уловка-22" была бестселлером не только в Америке, но и в России, хотя в СССР она появилась в чудовищно изрезанном виде. Ее протолкнули как антивоенную сатиру, поэтому "Уловка" вышла в "Воениздате", а ценой была двойная цензура – идеологическая и нравственная. Помнится, там герой выглянул в окно и ощутил вожделение. В оригинале он увидал обнаженную женщину, но ее выбросил русский редактор. Так или иначе, выражение "Уловка-22" вошло в лексикон американцев, обозначая всякое затруднительное положение, нарицательным стало и имя героя.

Владимир Гандельсман: Роман был начат в 1953-м году. Книга положила начало экспериментам в жанре военного романа, предварив такие произведения, как хорошо нам известную, "Бойню номер пять, или Крестовый поход детей" Курта Воннегута. Оригинальность Хеллера в том, что в роли злодеев выступают у Хеллера американские военные – политические воротилы, наживающиеся на войне, и садисты, которые получают наслаждение от насилия. Это направление окрестили "школой черного юмора". "Черные юмористы" воспринимают мир как хаос. Армия в изображении Хеллера – странный мир, где все держится на буквоедских уловках и ритуалах, не имеющих иного смысла, кроме воспроизводства и увековечивания собственной бессмыслицы. Там где царствует "Уловка 22" (в чем именно она состоит, никому не ведомо), человек замещен цифрой, параграфом устава.

Необыкновенные американцы Владимира Морозова

Стейси Моррис: Впервые в жизни захотелось путешествовать. Но не было денег. И вдруг удача. Друзья друзей пригласили в Амстердам. Они уезжали на лето, и им нужен был человек – следить за домом и ухаживать за кошкой. Тут возникли сомнения. Поместится ли она в самолетное кресло при своих 150 килограммах. И вообще с такой фигурой я стеснялась показаться на людях. Но я решила, что должна быть смелой и начать жить настоящей жизнью.

Диалог на Бродвее

Яша Хейфиц – "Божий скрипач"

Музыкант года – Стив Райх

Прокофьев и Америка. Советский эпилог
XS
SM
MD
LG