Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономический обозреватель Максим Блант – о смене власти и гарантиях для Путина


Экономический обозреватель Максим Блант

Экономический обозреватель Максим Блант

Экономический эксперт, обозреватель сайта Newsru.com Максим Блант в студии РС размышляет о задачах оппозиции и различных вариантах действий власти после массовых митингов протеста.

– Вы рассматриваете в своем последнем комментарии "Белая революция и экономика" три варианта действий власти. Что она может предпринять после митинга на Болотной площади?

– Первый вариант – это то, что пока происходит сейчас. То есть власть делает вид, что ничего не происходит, утверждает итоги выборов и пытается провести президентские выборы точно так же, как были проведены парламентские. В этом случае, я боюсь, что Болотной площадью после президентских выборов не ограничится. Я сейчас сижу в майке, на которой написано: "А сколько тебе будет в 2024 году?" Люди понимают, что это очень надолго. Если сейчас Путин станет президентом, то это может быть до 2024 года. Это их не устраивает, потому что они видят динамику, как развивается его пребывание у власти. Второе – это жесткий вариант, начало жестких разгонов, ужесточение режима, запрет на демонстрации. И в этом случае мы рискуем увидеть кровавые события. Мне кажется, что на это власть не захочет пойти. Первый вариант, наверное, самый вероятный по одной простой причине, что у всего окружения Владимира Владимировича, Дмитрия Анатольевича, которое обеспечивает бизнес-прикрытие их пребывания у власти, дети в Лондоне, а капиталы в Цюрихе. И если Путин решит войти в историю кровавым диктатором, можно попрощаться со всеми этими вещами. И третий вариант – это переговоры с оппозицией, отмена результатов выборов. Думаю, что это тоже маловероятно. И в этом случае все будет зависеть от оппозиции, от того, насколько она сможет выработать консолидированную позицию, – а это тоже непросто.

– А что должна предложить оппозиция?

– Есть две главные задачи: вернуть в России политическую конкуренцию и цивилизованный ненасильственный метод перехода власти. Попытка очередной рокировки тандема, когда очень цинично сказали: "а теперь президентом будет Путин, а вот этот будет премьером", – и стала началом волны, которая продолжалась 5-6 декабря и потом на Болотной площади. Системная и несистемная оппозиция понимает, что сейчас не время для идеологических разногласий. Там люди совсем разные, от анархистов до националистов, социалистов и либералов, – но всем ясно, что сначала надо получить возможность заниматься политикой, возможность получить право на политическую конкуренцию. Очень часто можно слышать: "А что если к власти придут коммунисты?" Да и черт с ними, придут и уйдут точно так же. Главное, чтобы работали цивилизованные механизмы ненасильственной смены власти. Посмотрите, сейчас в Европе бушует кризис во многих странах. Парламентский кризис, проголосовали, вотум недоверия правительству, правительство ушло, назначили другое. Было бы очень неплохо, если бы у нас появился такой механизм. Можно дать любые гарантии Путину, можно дать любые гарантии Медведеву, можно дать любые гарантии их товарищам, у которых нефть, газ и все остальное прочее, что их не тронут. На мой взгляд, если придут к власти люди, движимые чувством мести или желанием перераспределить собственность – ничего хорошего не будет. И главная, на мой взгляд, ошибка "оранжевой революции" на Украине состояла в том, что первым делом они начали отнимать металлургические предприятия, которые были приватизированы, и назначать новую приватизацию. Мне кажется, это неправильно. Нам сейчас нужно вернуть политику, нам нужно вернуть конкуренцию, нам нужно, чтобы люди могли спокойно и свободно выражать свои взгляды, голосуя за ту или иную политическую силу, которая наименее противна. Незадолго до выборов Чубайс (человека, более инкорпорированного во власть, сложно найти) сказал, что на этот раз и ему голосовать не за кого. Это уж совсем доехали, что называется.

– У многих вызовет неодобрение и даже возмущение тезис о том, что нынешняя власть должна получить какие-то гарантии.

– Если мы сейчас будем бегать и кричать, что Путина посадят на кол на следующий день, когда он выйдет из Кремля, то он не выйдет из Кремля, он будет прятаться за танками, самолетами, верной гвардией, и будет пролито много крови. Лучше дать гарантии. То же самое происходило в начале 90-х, когда было много людей, которые требовали запретить КПРФ, провести Нюрнбергский процесс над КПСС. Я считаю, что это неконструктивно, надо смотреть в будущее. Пересмотр итогов приватизации, который явочным порядком начался в России во времена Путина, привел лишь к тому, что в России не осталось института частной собственности, ключевого института, без которого экономика просто не работает. Мы откатились от тех зачатков капитализма, которые были построены до середины 2000-х, к состоянию феодального строя, когда есть феодал, а под ним какой-то ленный бизнес. Классический пример: то, что происходило в Москве: ушел Лужков и тут же был разорен бизнес его жены, бизнес его сателлитов. Вот это тоже нужно менять, без этого у нас не будет экономики, и все ожидания, которые люди возлагают на демократизацию, на смену власти, будут обмануты. Более того, если в России не дай бог начнется гражданская война, то она будет именно по той причине, что власть будет бояться уйти, потому что ее завтра посадят на кол, как только она уйдет. Поэтому, мне кажется, лучше дать гарантии.

Фрагмент программы "Итоги недели"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG