Ссылки для упрощенного доступа

Есть губернаторы, которым было стыдно выигрывать выборы для "Единой России" нечестными способами. За это их сейчас увольняют


Вячеслав Позгалёв ушел сам

Вячеслав Позгалёв ушел сам

Елена Рыковцева: Можно ли сказать, что чем ниже процент партии власти в регионе - тем честнее прошли там выборы? И можно ли считать в связи с этим, что увольняют самых честных руководителей регионов? Отставка губернатора Вологодской области Вячеслава Позгалёва стала первой в числе тех, что Дмитрий Медведев пообещал в качестве наказания за невысокий результат «Единой России» на выборах. С нами на связи из Вологды - генеральный директор медиа-группы «Премьер» Роман Романенко. В студии - заместитель главного редактора интернет-издания «К2К» Сергей Мулин.
Роман, а не следует ли уволить Деда Мороза, который живет в вашей области, в Великом Устюге, потому что он не обеспечил Чурову чуда - не дал ему хорошего процента? Давайте его в какую-то другую область переведем, в «правильную».

Роман Романенко: Я думаю, что до Деда Мороза у нас все-таки дело не дойдет. Хотя Дед Мороз у нас подозрительный с идеологической точки зрения - потому что это совместное детище нашего губернатора и бывшего московского мэра Лужкова. То есть Дед Мороз «с душком» у нас.

Сергей Мулин: «С лужком».

Роман Романенко: Ну да. Что касается выборов, то Вологодская область не является, безусловно, оазисом демократии, это надо признать. Тут и административный ресурс довольно активно используется. Но по Вологодской области можно мерить всю страну: еще в ельцинские времена, когда еще не научились устраивать «карусели» и махинации, Вологодская область показывала средний результат по стране.

Сергей Мулин: Но «Нью-Гемпширами» были Красноярский край и, по-моему, Нижегородская область, а не Вологодская.

Роман Романенко: Безусловно. Вологду, в виду ее малонаселенности и малозначительности, обходили стороной. Но я, как местный житель, давно здесь живущий и участвующий во всех политических событиях, могу сказать, что здесь всегда был результат средний по России плюс пара-тройка процентов. И так исторически сложилось - милая провинциальная порядочность - что здесь процедура всегда проходила честно. Поэтому можно довольно смело утверждать, что средний результат «Единой России» по стране – в пределах 30%, как у нас. И понятно, что губернатора за это нужно было как-то наказать.

Елена Рыковцева: Что же, действительно, получается, что если результат «Единой России» поменьше, мы начинаем называть выборы относительно честными. Правильно?

Роман Романенко: Нет, не только поэтому. Мы же очень активно, как пресса, отслеживали всю эту процедуру: и сами ходили на выборы, и журналисты наши были наблюдателями, и мой сын был наблюдателем, и его девушка была наблюдателем. То есть мы имели всю информацию о том, что происходит на избирательных участках. Мы очень активно контактировали с местным подразделением коммунистов, которые закрыли наблюдателями все избирательные участки в городе. Они разводят руками и говорят: «Все честно».

Елена Рыковцева: Вот так. То есть все-таки этому можно верить.

Роман Романенко: Есть какие-то мелкие вопросы, которые звучали на протестном митинге. Но Вологда – это особый город. Единственный мэр города, который вышел на митинг и выступил, - это вологодский. И он выразил полную готовность разбираться конкретно с каждым случаем.

Сергей Мулин: А экономическая столица Череповец как проголосовала?

Роман Романенко: Череповец проголосовал чуть лучше. В Вологде вообще процент «Единой России», если не ошибаюсь, около 27.

Елена Рыковцева: Роман, а вологодский мэр, он кто по партийности?

Роман Романенко: Он, конечно, «единоросс».

Елена Рыковцева: И вот он мудро себя ведет. Ну, бывает же такое! Выходит и говорит: «Разберемся».

Роман Романенко: Он пришел на митинг посмотреть. Я накануне с ним разговаривал и очень просил его, чтобы вологодская милиция вела себя максимально деликатно. К счастью, этого и не понадобилось, потому что митинг был очень мирным. Но он пришел лично проконтролировать, все ли в порядке на вверенной территории. И молодой парень, который вел митинг, сказал: «А вот у нас мэр стоит. Не хочет ли он выступить?». Шулепов пошел и выступил.

Сергей Мулин: И правильно сделал. Инстинкт его не подвел.

Роман Романенко: Абсолютно правильно. Ему, конечно, посвистели, но, в принципе, приняли относительно доброжелательно, исходя из общего настроения аудитории.

Елена Рыковцева: Процитирую журнал «КоммерсантЪ – Власть», который наиболее полно отразил всю картину нарушений и тенденций, случившихся на последних выборах. Так вот, там есть заметочка, которая называется «Ресурс о двух концах». «В Ярославской и Костромской областях «Единая Россия» показала худшие результаты по стране. Всему виной - административный ресурс». Но в первом случае он не использовался практически вообще, и горожане в Интернете даже выразили благодарность своему губернатору Сергею Вахрукову за демократичность, за то, что не давил. И поэтому голоса подсчитали так, что «Единая Россия» получила в Ярославской области 29% всего. А в Костромской области произошло все точно наоборот. Игорь Слюняев использовал по полной программе административный ресурс. Пишет «Власть», что «СМИ публикуют о нем только хорошее, а многие темы, например, экономические проблемы региона, вообще находятся под негласным запретом. Последним этапом стала зачистка политической сцены». И какой же результат? 25 процентов набрала «Единая Россия» и 30 набрала КПРФ в этой области. Издание объясняет это протестом против безумного использования административного ресурса. Ну, протест – протестом, но посчитать-то голоса можно было и по-другому. Получается, люди протестно голосуют против его административной политики, но при подсчете голосов этот административный ресурс, выходит, не был запущен?

Сергей Мулин: Как говорится в известном анекдоте: «Ну, не смогла я».

Елена Рыковцева: Вот так вы это объясняете? Но я хотела бы обсудить саму постановку вопроса. Роман, мы как-то спокойно оцениваем то условие, которое было поставлено руководителем страны – нужен хороший процент, а если вы этот процент не дадите, мы вас уволим. В том смысле, что раз люди пришли на выборы и не проголосовали за партию власти, значит, власть делает что-то не так в конкретном регионе. Сама по себе постановка вопроса разумна? Или это неконституционно, недемократично?

Роман Романенко: В этом есть какая-то логика, безусловно. Понятно, что губернатор Позгалёв, который в свое время выиграл выборы с результатом за 80%, и это были честные выборы, он сидит здесь уже 15 лет, но есть определенная усталость, рейтинг доверия к нему, безусловно, снизился. Я не видел соцопросов, но я клянусь, что доверие к нему лично гораздо выше, чем 33%, которые получила «Единая Россия». Люди очень четко разделили... я перед нашим разговором читал ленту «Twitter», отзывы людей на решение Позгалёва. Люди пишут ему: «Не принимайте в свой адрес. Мы голосовали против тандема, против «Единой России», а не против вас. К вам мы относимся хорошо».

Елена Рыковцева: Но правильно ли он поступает, когда соглашается с такими правилами игры, говорит, уходя: «Да, я виноват. Да, я беру на себя»?

Сергей Мулин: Но он очень красиво ушел, потому что он ушел в депутаты Государственной Думы, в список, который он возглавлял на этих выборах.

Елена Рыковцева: А это еще не факт. Его могут попросить поменяться.

Сергей Мулин: А он может и не согласиться.

Елена Рыковцева: А он может и согласиться. Мы не знаем, что будет дальше.

Роман Романенко: Это человек системы. Если бы он захотел, он бы Вологодскую область сломал через колено и научил бы здесь всех фальсифицировать и устраивать «карусели». Он не захотел этого сделать. Я думаю, это было совершенно осознанное решение. И у меня есть гипотеза, почему он этого не сделал, - потому что у него довольно большой опыт избираемости. То есть у него на генетическом уровне связь с избирателями существует. И ему стыдно выигрывать нечестными методами.

Елена Рыковцева: Совестливый человек.

Роман Романенко: Он человек разный. Я не могу исключительно положительно его оценивать. Система строится на некой «круговой поруке». То есть те губернаторы, которые не обеспечили результат, проявили несвойственную должности принципиальность, они дают моральный образец. Понятно, что они – не ангелы, тем не менее, в каких-то наиболее важных и принципиальных вопросах... Партия ведь строится совершенно на другом. Я накануне выборов разговаривал с видным местным «единороссом». Он меня агрессивно спрашивал: «Что, тебе не нравится «Единая Россия»?». Я говорю: «Конечно, не нравится». Он говорит: «И мне не нравится «Единая Россия». Она вообще никому не нравится. Но что делать, у нас такие правила игры». А эти губернаторы показывают, что правила игры могут быть другими. Получается некое моральное размывание.

Сергей Мулин: Строго по логике законов, в медведевское президентство принят закон о том, что губернатора предлагает победившая в регионе партия. Если партия в регионе проигрывает, а выигрывает какая-то другая, Медведев обязан обратиться к той партии, которая победила, и попросить уже ее. Соответственно, пока власть еще не потеряна, он может поменять первое лицо. Вот такая логика.

Елена Рыковцева: Вот Олег Анатольевич пишет: «Давно говорю, что только за плохой показатель на выборах могут снять, завести уголовное дело, как на Бооса. А воровать – воруй, но не забывай делиться». Самое главное преступление, получается, судя по тому, что сейчас мы видим, - это показатели на выборах, из всех преступлений, которые только могут быть придуманы для губернаторов.

Сергей Мулин: Естественно. Собственно, их для этого и держат – чтобы они обеспечивали поддержку нужной власти на выборах. На чем построен путинско-медведевский режим? Когда Путин в 2000 году пришел, все губернаторы были разделены по бизнес-группировкам. Была группировка ЮКОСа, была группировка «ЛУКОЙЛа», губернаторы ездили на прием к олигархам. И что сделал Путин? У многих губернаторов тогда подходили к концу сроки полномочий. Он их просто «перекупил». Он принял закон о том, что отсчет сроков начинается по новой. Губернаторы ему присягнули, и в благодарность за то, что он их не снял, начали его поддерживать на выборах. И этого на 8 лет хватило. А дальше посыпалось.

Елена Рыковцева: То, что Роман называет принципиальностью, у «Единой России» считается халатностью. То есть человек проявил принципиальность, с точки зрения наблюдателей и экспертов, когда вот так себя повел на выборах, а партия считает, что он опустил вожжи.

Сергей Мулин: Ну, это такая партия. «Единая Россия» не должна терпеть никакой оппозиции. Она на то и «единая», чтобы быть одной.

Елена Рыковцева: Но я не знаю, как это с моралью сообразуется. Избирателю же нужно показать хоть какой-то товар лицом. А что же показывают-то?

Сергей Мулин: Но никто же не требует отставки мэра Собянина, губернатора Санкт-Петербурга Полтавченко...

Елена Рыковцева: Потому что они сделали все, что смогли. Там, где были проверены в Москве участки – там 30%...

Сергей Мулин: Но, по статистике, больше всего «Единая Россия» потеряла именно в столицах.

Елена Рыковцева: Она потеряла по сравнению с тем, что у нее было. А по сравнению с реальным результатом, который она имела в этих столицах, возможно, уже орденами наградили тихо этих двух мэров.

Сергей Мулин: Это говорит о том, что награждать будут по стараниям: кто-то старался, кто-то не старался. Видимо, Позгалёв в данном случае не старался.

Елена Рыковцева: Кстати, была публикация в газете «КоммерсантЪ» по поводу того, как Владислав Сурков разобрался с отстающими губернаторами. Он вызвал «на ковер» губернаторов тех регионов, где «Единая Россия» набрала наиболее низкие результаты, не выше 34%, а это – Ярославская, Костромская, Архангельская, Мурманская, Свердловская, Московская, Вологодская, Ленинградская области, Карелия, Приморский край. «Губернаторов этих и еще десятка регионов, где партия власти могла бы выступить лучше, пригласили в четверг на беседу к Владиславу Суркову». По сведениям «Коммерсанта», первый заместитель главы президентской администрации указал региональным лидерам на то, что не все должным образом вели политическую работу. По его мнению, необходимо «найти ключ к городам», ведь именно городское население крупных областных центров отказало партии власти в поддержке (впрочем, лидеры Москвы и Санкт-Петербурга не были приглашены на встречу – в столицах Кремль считает итоги удовлетворительными)».
Претензии Владислава Суркова состоят в том, что не подобрали ключ. Роман, к вам не подобрал ключ Позгалёв, не открылись вы ему.

Роман Романенко: Я к нему неплохо отношусь. Я считаю, что этот человек все-таки довольно много сделал хорошего для области, а принял ее в довольно тяжелой ситуации, руководил ею. Не самый худший губернатор в стране.

Елена Рыковцева: Нам пишет Александр из Москвы: «Его жалко потому, что из губернаторов он был далеко не самым плохим, порядок в области обеспечил, еще в середине 90-х вышиб из Вологодской области всех наркоторговцев-цыган. С тех пор они там и не появлялись». Роман, это легенда или...

Роман Романенко: Есть такое дело.

Елена Рыковцева: Из достижений Позгалёва. Существует такой аргумент в народе, с которым мы общаемся: где же эти избиратели, которые голосовали за «Единую Россию»? Среди моих знакомых нет такого человека. Однако же политолог Сергей Марков вчера в каком-то из эфиров говорил: «Это не аргумент, потому что, да, вы таких людей не знаете, просто потому, что это не ваше окружение. Но где-то они есть».
В опросе журнала «КоммерсантЪ – Власть» Николай Сванидзе, в частности, говорит: «Среди моих знакомых нет никого, кто голосовал бы за «Единую Россию». А Сванидзе работает в огромном холдинге государственном - ВГТРК - и знакомых у него там много. И представьте себе, что ни один из знакомых Сванидзе, получается, не проголосовал за «Единую Россию».

Сергей Мулин: Работа – работой, совесть – совестью.

Роман Романенко: Я знаком с парой-тройкой человек, которые реально проголосовали за «Единую Россию». Причем вот как раз из таких соображений: они говорили, что хорошо относятся к губернатору и к мэру Вологды, они предполагают, что низкий результат «Единой России» будет обоим поставлен в минус, и они просто хотят поддержать тех людей, к которым они хорошо относятся.

Елена Рыковцева: Надо же, спасали руководителей тем самым!

Сергей Мулин: У меня среди друзей в «Facebook» есть целых пять человек, который проголосовали за «Единую Россию».

Елена Рыковцева: Спасая своего губернатора?

Сергей Мулин: В том числе. По разным соображениям.
И я бы хотел еще одну особенность этих выборов показать. На этих выборах по-разному выступили так называемые «русские» области и так называемые «национальные республики». Вершина – по-моему, Чечня и Мордовия, где было по 98-99%. За этим стоит следующее явление. Несмотря на то, что губернаторы у них такие же назначаемые, как и губернаторы «русских» областей, как правило, они представляют национальную номенклатуру, и эта номенклатура откупается от русских царей тем, что обеспечивает им лояльность. Мои знакомые в Мордовии рассказывали, что там данные результатов выборов и данные бюллетеней не имели вообще ничего общего. Мой друг, суперлояльный человек, голосовал за «Единую Россию», за «Справедливую Россию» и за КПРФ по разным спискам, а на выборах все равно победила только «Единая Россия».

Роман Романенко: А я бы хотел сказать одну неожиданную вещь. По моим наблюдениям, очень многие чиновники, получив довольно низкие результаты «Единой России», вздохнули с облегчением. Потому что люди ведь разные, есть и довольно дельные, которые умеют работать, которые выиграют любые реальные выборы. И их связь с «Единой Россией», когда необходимо отвечать не только за свою работу перед своими избирателями, но и за все безобразия, которые творятся в целом по стране, их очень тяготит.

Сергей Мулин: И какой выход?

Роман Романенко: Я не думаю, что дело дойдет до того, что они начнут выходить из «Единой России», во всяком случае – пока. Я думаю, что многие из них радуются...

Елена Рыковцева: Какой же это театр абсурда! Сидит чиновник, получает результаты выборов и думает: «Какое счастье! Я не ошибся в людях, которые рядом со мной, какие же они молодцы». И он тихо радуется. Это фантастика!

Роман Романенко: Пока – тихо.

Сергей Мулин: Интернет обошла фотография, на которой Дмитрий Медведев голосует на своем избирательном участке. Наверное, он проголосовал за себя. Но фотографы зафиксировали, что жена его проголосовала за «Справедливую Россию».

Елена Рыковцева: Да что вы! Неужели еще одна семейная пара разрушится среди «тандемовских»? Но, может быть, это все-таки монтаж.
Я, пользуясь случаем, проанонсирую эфир наш, который произойдет в четверг. Это уже традиция, когда в 12 часов дня мы с моим гостем начинаем смотреть «Прямую линию» с народом Владимира Путина, смотрим ее в течение часа, и с 13 часов дня обсуждаем с вами. Так что до часа мы вам разрешаем смотреть Путина, а потом все-таки присоединяйтесь к нам – будем обсуждать все, что он сказал. В гости ко мне придет главный редактор журнала «Собеседник» Юрий Пилипенко. Посмотрим, что скажет Путин по поводу выборов. Наверняка эта тема будет главной и первой.
Сергей, можете ли вы дать прогноз, кто на очереди, кто следующий из губернаторов, которые лишатся своих должностей по результатам этой избирательной кампании?

Сергей Мулин: Я думаю, что после президентских выборов, скорее всего, «полетит» Громов, Московская область.

Елена Рыковцева: А вот по мнению «Коммерсанта» итоги выборов могут стать решающими для дальнейшей карьеры мэра Тольятти Анатолия Пушкова и главы Новокуйбышевска Олега Волкова. «При среднем по области результате «единороссов» около 40% в Тольятти на выборах в региональный парламент партия получила около 26,8%, в Новокуйбышевске – 30%. Глава исполкома самарского отделения партии Максим Матыгин сообщил, что полученные результаты будут играть существенную роль при определении кандидатов от партии на выборах мэра. «Пушкова и Волкова мы не поддержим больше однозначно», - добавил один из «единороссов». Еще один путь распрощаться – это не выдвигать их при перевыборах мэра, которые все еще существуют, своими кандидатами.

Сергей Мулин: Партия «Единая Россия» была нужна как машинка для голосования. Сейчас она худо-бедно эти выборы выиграла, а до следующих они что-нибудь еще придумают.

Программу целиком можно прослушать здесь же

Ваше мнение

Показать комментарии

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG