Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель РС Сергей Сенинский – о превращении Киотского протокола в "Дурбанскую платформу"


Сергей Сенинский

Сергей Сенинский

В южноафриканском городе Дурбане завершилась очередная, уже 17-ая по счету, конференция ООН по проблемам изменения климата Земли. От ее итогов зависела судьба нового международного соглашения по сокращению выбросов в атмосферу “парниковых” газов, призванного сменить Киотский протокол, срок действия которого истекает в 2012 году.

И, в отличие от двух предыдущих конференций – в Копенгагене (2009) и в Канкуне (2010), на этот раз более 190 стран мира смогли договориться, по крайней мере, о совместной разработке такого соглашения. Правда, вступит в силу оно, как минимум, на 7 лет позже, чем предполагалось ранее.

Конференция в Дурбане продолжалась почти две недели, но еще вечером в пятницу, когда ее планировалось завершить, ни к какому соглашению ее участникам достичь не удалось. Некоторые делегации даже стали покидать Дурбан. Оставшимся потребовалось еще более суток, чтобы к четырем часа утра 11 декабря они смогли, наконец, объявить о достижении компромисса. Теперь на всех дальнейших переговорах он будет называться "Дурбанская платформа".

Итоговый документ конференции в Дурбане включает положение о том, что, по завершении первого этапа реализации Киотского протокола (2008-2012), начнется второй ее этап – с 2013 по 2017 год. В его рамках – уже к 2015 году – участники процесса намерены подготовить новое международное соглашение, на смену Киотскому протоколу, которое вступит в силу, как пока планируется, не позднее 2020 года.

Напомним, Киотский протокол был подписан в декабре 1997 года в японском городе Киото, но вступил в силу лишь в феврале 2005 года. Одно из главных положений протокола – сокращение его участниками к концу 2012 года объемов выброса ими “парниковых” газов в атмосферу на 5% к уровням 1990 года.

Правда, эти обязательства относятся не вообще ко всем 140 странам мира, ратифицировавшим Киотский протокол, а лишь примерно к 40-ка из них – с наиболее развитой экономикой. В 1990 году на их долю, по экспертным оценкам, приходилось в целом две трети всех этих выбросов в мире, сегодня – менее одной трети. Поэтому на всех переговорах последних десяти лет эти страны увязывают свои дальнейшие шаги с подобными обязательствами ведущих развивающихся стран, удельный вес которых в мировой экономике за минувшие 20 лет сильно изменился. Прежде всего – Китая, Индии и Бразилии, в Киотском процессе не участвующих...

Со своей стороны, развивающиеся страны доказывали, что именно бурное развитие их экономик в последние десятилетия помогло им выбраться из бедности и нищеты. Поэтому введение для них ограничений выбросов, как и для развитых стран, они считают несправедливым: ведь когда развитые страны только становились таковыми, им никто таких ограничений не ставил, отмечали представители стран развивающихся. Это противостояние неизменно оказывалось в центре любых переговоров о проблемах изменения климата Земли все последние годы.

Поэтому главным итогом конференции в Дурбане впредь будет, видимо, считаться то, что впервые все страны-участницы – как наиболее развитые, так и развивающиеся – согласились, что требования будущего международного соглашения распространятся уже на всех участников этого процесса без исключения. Причем эти требования, как и в рамках Киотского протокола, будут иметь юридическую силу, то есть станут обязательными для исполнения.

Кроме того, в Дурбане было решено разработать и некий новый, но общий для всех стран, механизм функционирования рынка торговли квотами на выброс “парниковых” газов, который действовал бы в рамках будущего общего соглашения – преемника Киотского протокола.

Крупнейший из этих рынков – в Европейском союзе, на долю которого приходится сегодня почти 80% общемировой торговли квотами. Однако и в ближайшем будущем он будет расширяться лишь умеренными темпами и изнутри, не выходя за его нынешние границы, полагает руководитель компании Allianz Climate Solutions в Мюнхене Армин Зандхёфель. "Мы убедились, как трудно было создавать подобные системы в других регионах мира – будь то США или Австралия. Поэтому объединения этих рынков можно ожидать нескоро. Вот почему новый глобальный и "обязывающий" договор лишь пойдет на пользу всем странам".

До сих пор рынки биржевой торговли квотами на выброс "парниковых" газов, например, в Европе и США, остаются изолированными друг от друга. В отличие, скажем, от рынков акций компаний или их облигаций, для которых национальных границ в большинстве случаев просто не существует.

Как и любой финансовый рынок, рынок квот на выброс "парниковых" газов лишь многократно выиграет, если выйдет за пределы одной страны и станет международным, отмечает сотрудник исследовательского центра American Progress в Вашингтоне Эндрю Лайт. Было бы замечательно, отмечает он, если эффективные рынки квот действовали и в США, и в Австралии, и в Европе, да еще – взаимодействовали.

"Это не только сделало бы международную систему контроля более эффективной, но и привело бы к удешевлению любых мер по сокращению выбросов этих газов в атмосферу, – отмечает Эндрю Лайт. – Однако создание такого единого рынка, естественно, сопряжено и с риском. Если система торговли квотами окажется несовершенной в какой-то одной стране, подобные проблемы могут возникнуть и в других странах".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG