Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Польский политик Тадеуш Ивиньский – о генерале Ярузельском


Лех Валенса посещает Войцеха Ярузельского в больничной палате

Лех Валенса посещает Войцеха Ярузельского в больничной палате

В польском обществе до сих пор не прекращается дискуссия о событиях тридцатилетней давности. Несколько судебных процессов установили ответственность бывшего коммунистического руководителя Польши Войцеха Ярузельского за гибель нескольких десятков людей, ставшую последствием введения военного положения в стране. Однако к тюремному заключению генерал приговорен не был.

Многие в Польше принимают во внимание соображения, которыми в 1981 году руководствовался Ярузельский: прежде всего это непосредственная опасность военной интервенции со стороны Советского Союза. Документального подтверждения того, что такое вторжение было неминуемым, впрочем не существует. Один из старейших депутатов польского парламента, левоцентристский политик Тадеуш Ивиньский рассказал Радио Свобода:

– 30 лет тому назад в польской Конституции не существовало понятия чрезвычайного положения – только военное. Но по сути это было чрезвычайное положение. В Польше было много забастовок, не хватало продуктов в магазинах, ощущалось высокое политическое напряжение. Вполне могла произойти военная интервенция, как это случилось в 1968 году в Чехословакии, а в 1956 году – в Венгрии.

– То есть вам понятны мотивы, которыми руководствовался Ярузельский, когда вводил военное положение?

– Используя понятие, которое создал 500 лет тому назад Макиавелли, это было – меньшее зло. Кто знает, может быть, если бы войска Варшавского договора вошли на территорию Польши, то наши войска боролись бы. Но никто не знает, сколько бы было при этом жертв. В эти трагические события страна потеряла почти 100 человек, но могло бы быть больше. Но парадокс в том, что спустя несколько лет, это привело к примирению, к договору за "круглым столом". За "круглым столом" были, с одной стороны, представители власти, с другой – руководители "Солидарности" во главе с Лехом Валенсой, а также представители Римско-католической церкви. После "круглого стола" в 1989 году были первые свободные выборы в Сенат.

– Суды над Ярузельским тянутся уже не один год. Он так и не попал за решетку, но какая-то мера ответственности на нем лежит. Он как честный солдат извиняется перед нацией, признает свою ответственность, в том числе за гибель людей. Как вы относитесь к этим судебным процессам?

– Он человек храбрый и честный, ему 89 лет. На днях он снова попал в больницу. Правые польские силы ежегодно организуют в этот день манифестации возле его дома. Он, как вы заметили, взял на себя полную ответственность. И даже несколько дней назад сказал: "Я чувствую себя виноватым. Прошу прощения. Но если бы я оказался в похожем положении, я бы снова сделал то же самое". Это не мудро – вести против него судебные процессы. Надо помнить – он был первым польским президентом, демократически избранным сеймом. Потом он передал власть – этого люди уже не помнят. Он сам сократил срок своего президентства. Формально Ярузельский мог организовать дело так, чтобы править еще 3-4 года. Он должен остаться на свободе.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG