Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Он часто нас радует такими заявлениями жесткими, а я бы сказал - глупыми". Прямая линия Владимира Путина с народом в комментариях главного редактора еженедельника "Собеседник"


Елена Рыковцева: Мы приносим извинения всем нашим слушателям, которых вынуждены оторвать от увлекательнейшего просмотра прямой линии премьер-министра Путина с народом, но что же делать. У каждого своя работа. Представляю вам гостя нашей программы – это главный редактор еженедельника "Собеседник" Юрий Пилипенко.

Как обозначить эту прямую линию? Если раньше были "Танцы со звездами", "Цирк со звездами", шоу "Миллионеров", которое тоже начиналось, как разговор с простым народом, а превратилось в шоу со звездами, то теперь и прямую линию Владимира Путина можно назвать – прямая линия со звездами. Потому что когда шли анонсы предстоящего эфира, то рекламировали эту прямую линию опять же звезды, которые выходили к камере и говорили: "Я хочу задать вопрос Путину", "Нет, я хочу задать вопрос Путину". Это был режиссер Миронов, дирижер Гергиев, адвокат Кучерена и т.д. Совершенно узнаваемые лица, которым, казалось бы, чего ждать этой прямой линии. Они могут обратиться к Путину в любую минуту. Но нет! Именно на прямой линии им хотелось поговорить с ним. Им это удалось. Их сейчас всех пустили в студию для общения с премьером. Они с ним общаются уже полный час. И мы пока не увидели за этот час ни одного прямого включения с «мест». Хотя тоже, как правило, отлаженных и отрепетированных, так что ничего мы, наверное, от этого не потеряли. Мне сказали, что канал "Россия" немножко подсократил «прямые включения с мест» в этот раз, но люди еще появятся. Так что у наших уважаемых слушателей есть возможность увидеть этих живых людей из России и узнать, что они скажут премьеру.
Юрий, сейчас было совершенно поразительное выступление Владимира Путина по поводу бюллетеня, посылающего его по известному адресу. Давайте начнем с этого.

Юрий Пилипенко: Я думаю, что и этот вопрос, и многие другие, которые прозвучали, он отрепетирован. Я не сомневаюсь в том, что репетиция этого вопроса была заблаговременная, что ответ готовили режиссеры Белого дома, Кремля, а там режиссеры хорошие. Они, естественно, решили выехать на Березовского. На кого же еще? Что вот якобы там в Англии он проживает (или Березовский, или его сподвижники), кто-то из них эту пакость и сделал. Но суть-то вопроса, на самом деле, не в этом была. На самом деле, речь идет о свободе прессы, о возможности высказывать свое мнение, о том, что после этого пострадали люди очень серьезно и что сегодня бунт на корабле.

Елена Рыковцева: Вот это не было задано. Не все слушатели знают, что произошло. Я очень коротко расскажу, что был уволен главный редактор журнала "Коммерсант-Власть" Максим Ковальский, который опубликовал бюллетень, сданный в лондонскую избирательную комиссию, брошенный в ящик в Лондоне, где было написано красным фломастером "Путин пошел на …". Три буквы были совершенно четко видны на этом бюллетене. Главный редактор дал эту фотографию. Алишер Усманов, собственник, уволил его. Коллектив взбунтовался, сказал, что, в конце концов, этот бюллетень всего лишь документ, и он отражает настроения, которые есть в обществе. И вот сейчас на прямой линии с Путиным Эрнест Мацкявичюс, ведущий канала "России", задает ему вопрос: "Как вы относитесь к таким бюллетеням? К таким выходкам против себя?" И Владимир Путин охотно говорит, что я очень рад, меня это веселит, забавляет, ради Бога, пусть высказываются, я к таким привык уже вещам. Но Мацкявичюс не спрашивает его – но ведь уволили человека после этого! Если вы веселились, так зачем же увольнять было Максима Ковальского. Нет! Об этом разговор уже не идет.

Юрий Пилипенко: Это стилистика Владимира Владимировича, когда очень серьезные вопросы, суть которых он прекрасно, я думаю, понимает, переводит в шутки. Ведь его позабавило очень многое, как мы сегодня выяснили. Его и выборы позабавили, его и бюллетень позабавил, его и увольнение Кудрина позабавило. Он себя в студии, слава Богу, чувствует себя уверенно. Хотя мне показалось, что перед Болотной площадью, перед выходом людей на Болотную площадь, в Кремле сильно очень сжались, сильно встревожились. Слава Богу, что так все закончилось, но на самом деле, мне кажется, они очень долго не спали, много не спали, думали о том, как из этой ситуации вырулить. Я думаю, что это остается для них сейчас очень важным вопросом. Так что, ухмыляться, улыбаться я бы не очень-то им советовал. Наверное, все-таки им придется, как мне кажется, говорить с оппозицией. Эти постановочные прямые линии, разговоры, на мой взгляд, сегодня просто выглядят какой-то карикатурой, огромной карикатурой. Это у нормальных людей вызывает смех. Люди, которых пригласили, - все абсолютно известные, все его сторонники. Рабочий, который его рекомендовал в президенты, Якушев. Все люди, которые вокруг него находятся, Рошаль, Миронов.

Елена Рыковцева: Все те же – Евгений Миронов, Гергиев. Все, кто выступал в рекламных роликах.

Юрий Пилипенко: Да, все они в зале. Они еще зададут вопросы, естественно. Все вопросы понятны. Более того, я уже все эти вопросы прочитал на сайтах. Их уже обсуждают. Уже известно. А никаких неожиданностей нет. По большому счету, для меня некая неожиданность, я буду очень ждать, что же произойдет на самом деле, с камерами. Путин очень четко сказал, что я хотел бы поручить и дать поручение, чтобы на всех 90 тыс. участках были установлены веб-камеры, видео на президентских выборах.

Елена Рыковцева: Для того чтобы снять вопрос о подтасовках.

Юрий Пилипенко: Я понимаю, что у нас подтасовки возможны с любыми камерами в любой ситуации. Тем не менее, посмотрим как хотя бы это будет выполнено, как это подействует.

Елена Рыковцева: Мы с вами поняли эту задачу как задачу на предстоящие президентские выборы или задачу на ближайшие 5 лет?

Юрий Пилипенко: Я понял так, что на этих выборах, чтобы снять все вопросы. Я думаю, что Владимир Владимирович в отличие от "Единой России" чувствует себя уверенней перед выборами. Потому что если действительно у "Единой России" земля-то горела под ногами перед выборами, это было очевидно, это было понятно, и только ценой невероятных усилий каких-то организационных удалось ситуацию как-то некрасиво, но показать, то на президентских выборах мы же имеем дело с конкурентами, которые пока что ни в какие сравнения не идут. И Владимир Владимирович это понимает. Потому что реальных конкурентов пока что нет. Даже Прохоров, я думаю, вряд ли сможет составить конкуренцию, не говоря уже о тех людях, которые конкурируют с ним уже много лет и много выборных дистанций.

Елена Рыковцева: Спарринг-партнеры уже давно, а не конкуренты.
Только что прочитала сообщение "Интерфакса": "Премьера позабавила нецензурная надпись на бюллетене, фото которого разместил журнал "Коммерсант-Власть"". И я подумала, ну, позабавила, так верните на место главного редактора этого журнала. Смотрите, как он вас радует. Верните. Вообще-то, ситуация с этим бюллетенем мне начинает напоминать карикатуры на пророка Мухаммеда, когда одни перепечатывали в знак солидарности, другие боялись перепечатать, иначе месть обрушится и на их голову.
Давайте вспомним, как начинался этот диалог Путина с так называемым народом. Эрнест Мацкавячюс для того чтобы, видимо, с себя снять хотя бы в этом упреки, тут же задал ему вопросы про выборы и Болотную площадь. Спросил: как вам этот митинг? Тот сказал, что меня это порадовало, пришли новые молодые лица, очень хорошо. А что касается требований оппозиции – пересмотреть результаты выборов – оппозиция всегда этого требует во всех странах. Очень часто же они говорят – во всех странах так. После чего тут же предоставили слово Алексею Венедиктову, который был на площади, причем ведущая, у которой был микрофон, представляя его, подчеркнула, что он там был наблюдателем. Алексей подтвердил, что он да, наблюдал на этой площади. И снова сформулировал как-то так то ли вопрос, то ли мнение, что ведь кроме оппозиции были и другие люди на этой площади. И достаточно легко ответил Владимир Путин, что я же об этом только что сказал, что были другие люди, и меня это радует. Его все абсолютно радует. А когда разговор о выборах зашел еще раз на какой-то 50-й минуте, даже бросил такую фразу: "Вы достали меня этими выборами". Ну, сколько можно, я же уже все ответил. Он ответил, как вы считаете, исчерпывающе? Люди, которые ходят сейчас на митинги, удовлетворятся этим?

Юрий Пилипенко: Я больше всего ждал, конечно, ответа Путина не на вопросы о выборах и Болотной площади, а на вопрос о требованиях, которые прозвучали на этих митингах. Мне казалось, что игнорировать мнение молодых, думающих людей, которых было около 80-100 тыс., не следовало бы. Следовало бы как-то внимательней отнестись к тому, что там прозвучало. Но судя по сегодняшним ответам Владимира Владимировича, мы понимаем, что вопрос уже закрыт. Ни об отставке Чурова речь не идет, ни о наказании тех людей, которые допустили очевидные ошибки на выборных участках, ни о свободе для оппозиционных партий, ни о возвращении из 15-дневных ссылок Навального и Яшина речь не идет. Как-то все эти вопросы закрыты. Но!
Хочу обратить внимание вот на что. Дело в том, что среди множества плакатов на Болотной площади, были и плакаты "Путин уходи!", "Путин должен уйти". Хочу заметить, что мы в последнем номере газеты "Собеседник" дали крупно этот плакат. Я нигде больше, ни на одном экране телевизионном, этого не видел. Никто ни разу не показал этот плакат. Я не встречал даже в газетах. Может быть, я что-то пропустил…

Елена Рыковцева: А вы знаете, что СМИ запрещают печатать содержание антипутинских плакатов?

Юрий Пилипенко: Никто в прессе даже не вспомнил о том, что митинг носил и антипутинский характер, очевидный подтекст. Никто не дал в эфире слова выступающим, которые об этом говорили. Да, чуть-чуть дали Алексашенко, чуть-чуть дали Чириковой о другом совершенно. А на самом деле, мне кажется, вот такую политическую сущность этого митинга, конечно, заиграли просто. Я не понимаю, отчего многие очень радуются, говорят – наконец-то, наши каналы обратили на митинг внимание! Дали команду – вот и обратили. Дали команду поставить в этот день первыми новостями. Но при этом рассказали о корабликах, которые плавают рядом по реке, и готовы спасать любого, кто в воду полетит. Говорили – какая у нас замечательная милиция. Никого не бьет. Надо же! Но перечислить шесть требований митингующих – никто этого не сделал. Сказать об антипутинских настроениях митингующих – никто этого не сделал. Это тоже была такая инсценировка, своеобразная инсценировка. У нас как только доходит до серьезного, сразу превращается в какое-то кино.

Елена Рыковцева: А теперь действительно он выворачивает так, что антипутинский бюллетень тоже возможен только в Лондоне.

Юрий Пилипенко: Да. Все у нас так – и оппозиция у нас такая, что она больше ничего не умеет, и это происки Березовского. А все остальное хорошо.

Елена Рыковцева: Говорил он также о ЖКХ охотно. Удовлетворили ли вас его отчетные ответы? Он был даже удивлен, что не дали ему сначала отчитаться о замечательных успехах, которых достигла Россия, как это обычно бывает на прямых линиях. Отчитывался он уже где-то на 20-й минуте своего выступления.

Юрий Пилипенко: Любопытно по ЖКХ. Он ведь и на предыдущей, девятой, встрече тоже говорил о ЖКХ. Это в памяти моей и многих людей, даже одна из задающих вопрос это вспомнила. Он говорил о том, что рост ЖКХ будет в пределах 15%. Но теперь сам же Владимир Владимирович сказал, что нам не удалось сдержать этого всего, и в некоторых городах было и 75 и 100%. А средняя цифра вроде как 25. Вот на этом примере можно говорить о том, какие, собственно, результаты этих встреч. Если премьер говорил, что 15 – это максимум, а получилось 25 – почти в два раза, то можно ли верить остальным словам?! Он говорит – ну, уж в следующем году точно будет 15. А почему мы должны верить, что будет 15? Вот он говорит, что в следующем году рост будет со второй половины года. Но уж этому я точно поверю и понимаю – почему будет со второй половины года. Потому что первая половина года – это же выборное время. Нельзя повышать естественно ЖКХ. И не повысят. Если им надо, они обязательно все сделают, чтобы сдержать. Но то, что будет во второй половине года – мама не горюй! Я думаю, что мы все получим во второй половине года. Так что, я прошу людей, которые думают за кого голосовать, как голосовать, вспоминайте эти цифры, вспоминайте эти действия. Потому что, послушав Владимира Владимировича, можно прийти к выводу, что у нас все идет хорошо, постепенно, лучше.

Елена Рыковцева: Лучше, чем у других. В Европе рецессия и т. д., а тут на нуле.

Юрий Пилипенко: В Америке по нолям, а у нас даже есть рост небольшой, инфляция 7%.
Но вот какая штука в его отчетах прошла, что инфляция-то 7 с копеечками, а зарплата-то выросла всего на 2,8 или 2,9%. Как с этой ситуацией? Вот это ключевые цифры. Мы-то понимаем, что инфляция – понятие достаточно растяжимое. Все мы чувствуем, что и здесь что-то не то. Потому что нам всем кажется, что инфляция к 10 точно приблизилась. Потому что мы же все это ежедневно по магазинам ощущаем. В Кремле – 7%.

Елена Рыковцева: Влад пишет: "Чего там обсуждать – очередная лапша на уши. А вы только подогреваете интерес к этой лабуде". Мы анализируем эту лабуду. Я как раз хотела договорить по поводу Валерия Якушева. Ведь после того, как достаточно мягко объяснился с Путиным Алексей Венедиктов, тем не менее, ведущей показалось, что надо бы быстро нейтрализовывать даже это высказывание. Она сказала: "Мы предоставляем слово ветерану труда Валерию Якушеву, у которого другая точка зрения на события, происходящие на Болотной площади". И дальше говорит Валерий Якушев: у нас всего 100 человек вышло на площадь в нашем Нижнем Тагиле, а остальные работали. Главное – работать. Главное – зерно добывать. Быстренько перевел на другую совершенно тему. Но ведь ведущая не сказала, что это тот самый Валерий Якушев, который на мероприятии "Единой России" вторым выдвигал в президенты Владимира Путина, который говорил, что сталевары за Путина, он к нам приезжает, и мы его любим, который потом был в числе тех членов "Народного фронта", которые встречались с Путиным, а потом доносил его мысли до своих коллег по бывшему заводу. Он сейчас там уже вроде бы не работает. А вы говорите – лапша на уши. Но ведь этого же никто не знает. Телезрители не помнят этого Якушева. Им кажется – да, сидит простой ветеран-сталевар, который говорит, что эти митинги обсуждать, надо дело делать. Надо же все-таки разъяснять людям, кто собрался в зале. Не все понимают, сходу не понять.

Юрий Пилипенко: Суть выступления рабочего Якушева была в том, что не надо революций. Вот этого сейчас все, кто от имени Путина, Медведева выступает, как раз этого больше всего боятся. Такое впечатление, что все мы, кто не очень-то разделяет позицию Владимира Владимировича и Медведева, заинтересованы только в революции. Абсолютно нет. Интерес в другом – чтобы нормально развивалась жизнь, чтобы люди могли высказываться, чтобы люди могли нормально себя чувствовать.
В последнем номере газеты "Собеседник" мы сделали материал из деревни Безгузово Тверской губернии. Это деревня, которая договорилась, что она не будет голосовать, она вообще не будет участвовать в выборах полностью. Почему? Да, потому что с 2002 по 2011 годы все абсолютно обещания, связанные с газом, с водой, со светом, которых были тысячи за это время, ничего не было сделано. Им постоянно обещают, им постоянно перед выборами говорят, потом заканчиваются выборы и все остается на своих местах – ни дорог, ни газа, ни света, ни воды.
Как поступили в этой ситуации люди, которые заинтересованы в том, чтобы процент был хороший? Они приехали в день выборов в эту деревню, и привезли туда урны и проголосовали прямо в присутствии этих людей понятно за кого. Получилась 78% явка людей, из которых ни один не ходил на выборы.

Елена Рыковцева: «Вы достали меня этими выборами!» - сказал по ходу прямой Линии Путин. Вот его спрашивают: "А как вы относитесь к символу митингующих – белым ленточкам?" Он говорит: "Я долго не мог понять, что это за белые ленточки. Я вообще решил сначала, что это контрацептивы". Это первое. Во-вторых, он говорит: "И что это, вообще, за лидеры оппозиции, которые людям, которые пришли на площадь, кричали – бараны вперед!". Третье, что он сказал о студентах, которые были на Болотной площади: "Ну, конечно, эти студенты получили денежку. Ну, ладно, пусть подзаработают, не страшно. Но зачем же позволять унижать себя". Это говорит Путин о тех, кто пришел на Болотную площадь, и не говорит, что в школах заставляли их писать контрольные до 5 часов вечера, чтобы не выпускать на Болотную площадь. Уж какие там денежки.

Юрий Пилипенко: А рабочих заставили работать в этот день. И они не смогли выйти в Нижнем Новгороде. И не смогли выйти в городе рабочего Якушева, потому что у них был рабочий день. На самом деле, та стилистика и словесная эквилибристика, которую Владимир Владимирович допускает, в частности, с контрацептивами, мне кажется, просто неуместна, некорректна, недопустима для государственного деятеля такого уровня.

Елена Рыковцева: Теперь ему чаще будут вспоминать тот самый бюллетень.

Юрий Пилипенко: Видимо – да. Конечно, он уже привык, потому что он нас радует время от времени такими выражениями жесткими, я бы сказал, просто глупыми.

Елена Рыковцева: Хотела бы, кстати, порадовать слушателей публикацией в последнем номере "Собеседника" маленькой пьески Дмитрия Быкова под названием «Чур меня!».

Диктор: "Сцена изображает кремлевский кабинет Дмитрия Медведева. Перед ним навытяжку стоит Владимир Чуров – добродушный человек с седой бородой и хитрыми глазками.

МЕДВЕДЕВ:
Хочу без лишних каламбуров
Признаться вам в избытке чувств:
Я вас люблю, волшебник Чуров!

ЧУРОВ (скромно):
Я не волшебник, я учусь.

МЕДВЕДЕВ:
Ну, к делу. Я с таким вопросом:
Конечно, все заголосят,
Но можно ль выписать едроссам
Процентов эдак пятьдесят?
Мы можем упирать на то лишь,
Что половина к нам добра…

ЧУРОВ:
Всё можно, Дмитрий Анатольич!
Пишу: полтинник для "ЕдРа".

МЕДВЕДЕВ:
Затем: имеется Зюганыч.
Он разворчался, осмелев.
Знать, "Капитал" читает на ночь!
Ты двадцать дай КПРФ.

ЧУРОВ:
Всего, всего дадим – но в меру.
Всегда к услугам вашим, сэр!

МЕДВЕДЕВ:
Двенадцать дай ЛДПРу
И где-то столько же – СР.

ЧУРОВ:
Доверье – высшая награда.
Всё нарисуем, нет проблем.
А сколько "Яблоку"?

МЕДВЕДЕВ (брезгливо):
Не надо.
Не надо "Яблока" совсем!

ЧУРОВ:
Что ж, я работник, не нахлебник.
По дорисовкам я мастак…

МЕДВЕДЕВ (с внезапной надеждой):
А можешь сделать ты, волшебник,
Чтоб это вправду было так?
Ведь это, собственно, не столь уж…
У нас любой бы это смог…

ЧУРОВ (смущенно):
Простите, Дмитрий Анатольич.
Я Гудвин, да. Но я не Бог".

Елена Рыковцева: Смотрите, что получается. Вот это стихотворение, другие материалы номера и в сочетании с обложкой, где напечатан протестный антипутинский плакат - если бы вы не владели своей газетой, так постигла бы вас уже судьба Максима Ковальского на следующий же день.

Юрий Пилипенко: Очевидно – да. Хотя мы ощущаем давление постоянно. И сейчас работают определенные люди, комиссии бесконечные, которые проверяют и обещают закончить в этом году. Хотя уже два месяца изучают, изучают. Что они там накопают – не знаю. Слава Богу, что мы как-то уверенно себя чувствуем, знаем, что в такой ситуации мы не имеем права на ошибку. Известно же, что в нашей стране можно где угодно и что угодно найти.

Елена Рыковцева: Если захотят.

Юрий Пилипенко: Кстати, быковские стихи под рубрикой "Герой недели", они уже 7 лет в газете "Собеседник" присутствуют. Уже больше 350 таких вышло. И каждую неделю Дмитрий, где бы он ни находился, присылает нам "Героя недели". Более того, в следующем году мы его переносим со второй на первую страницу. Он будет на обложке.

Елена Рыковцева: Интересно, что вы опередили событие. У вас в предыдущем номере неделю назад был напечатан "Героем недели" Грызлов, который оставляет свой пост. Вы на неделю раньше это предвосхитили…

Юрий Пилипенко: Я после выборов, когда посмотрел на лицо Бориса Грызлова, я тут же понял, что всё, это - отставка. Позвонил тут же Быкову и попросил – Дима, пиши о том, что это будет первая жертва выборов. Они еще какое-то время паузу держали, но так и случилось, но только через неделю.

Елена Рыковцева: Вижу по "Интерфаксу", что он сказал еще об одних жертвах выборов – о губернаторах. Сказал, что в перечне требований к губернаторам, которые разработаны только что, нет того пункта, что они должны обеспечить победу "Единой России" на выборах, но, тем не менее, те, кто не обеспечил победу, должны подумать об отставках.

Юрий Пилипенко: Я думаю, что тех губернаторов, где "Единая Россия" получила от 27 до 32%, их бы следовало наградить за то, что они справедливо поучаствовали в этой выборной кампании.

Елена Рыковцева: Постеснялись давить впрямую.

Юрий Пилипенко: Да. Это все аналитики говорят, что самая такая большая цифра, которую заслуживает, которую по справедливости получила "Единая Россия" – в районе 30%. Поэтому наказывать их бы не стоило.

Елена Рыковцева: Надо ценить такие кадры. Они вам еще пригодятся с их порядочностью. Вообще, порядочные люди – это дефицит, а они от них отказываются. Владимир из Московской области.

Слушатель: Я бы Путина зауважал, если бы он выступил не на этой подобранной аудитории, а выступил бы на Болотной площади. Вот тогда бы его рейтинг был бы нормальный. Но сейчас это же на лжи все замешано. Благодаря низкому уровню развития нашего гражданского общества, это все проходит. Отвратительно! Он, на мой взгляд, не имеет права морального идти в президенты на очередной срок. А вы как считаете?

Юрий Пилипенко: Я-то считаю, что те два срока, которые уже закончились, которые уже прошли - это те самые сроки, когда можно успеть очень многое сделать и войти в историю страны какими-то действиями, делами. Но мы знаем, что уже 12 лет фактически Владимир Владимирович находится у власти. И все пока что мало и мало.
Когда заканчивался второй срок, мне один очень хороший мой друг сказал, что он не уйдет никогда. Я так удивился – не может быть. Очевидно, что два срока – достаточно. Теперь я понимаю, что он был 5 лет тому назад прав, когда говорил эти фразы. Потому что находиться у власти Владимиру Владимировичу, конечно, очень нравится, судя по всему.
Что касается Болотной площади 24 декабря, то, может быть, вы подсказали кремлевским режиссерам хорошую идею. Может быть, действительно, Владимир Владимирович появится на проспекте Сахарова 24 декабря. По крайней мере, было бы очень любопытно – как в этой ситуации он будет говорить с этой аудиторией. Будет ли он ухмыляться? Будет ли он позабавлен этой аудиторией?

Елена Рыковцева: После того, как его освистали в том месте, где этого не должно было произойти – он, конечно, не появится на ни какой площади. Он очень боится этого свиста.

Юрий Пилипенко: А я еще надежду не оставляю о том, что он появится. Потому что на неординарные шаги есть много любителей в Кремле. Конечно, я может быть выдаю желаемое за действительное. Но тем не менее. Если уж как-то завоевывать авторитет, то надо завоевывать в серьезных схватках, а не в таких поддавках, в которые играют в эти минуты на радиостанциях и на канале "Россия".

Елена Рыковцева: "Интерфакс" успел взять у Алексея Кудрина комментарий. А вы слышали, что он воспел Кудрина, сказал, что мы союзники, это лучший, это замечательный. Нет, Кудрину не очень нравится то, как Путин заявляет о тех, кто вышел на Болотную площадь, мол, проплачены. Нет, сказал Кудрин, я с таким отношением к протесту не согласен. Сотни бы людей не вышли на митинг". Не принял он этот пас от Владимира Путина.

Юрий Пилипенко: Справедливости ради надо сказать, что Путин имел в виду только часть студентов, которых якобы просили и что-то заплатили. Он не говорил обо всех, кто вышел. Иное дело, что в связи с Кудриным мне вот что показалось интересным, что дважды Путин сегодня в пику действующему президенту Медведеву высказался: во-первых, о Кудрине, что он мой друг, что он признавался лучшим министром экономики, финансистом очень сильным. Это первый был случай, когда он высказался в пику Медведеву. А второй эпизод был связан с реформой МВД. Мне кажется, более менее острый вопрос девушка-студентка задала, сидящая в студии. Она спросила: "Не кажется ли вам, что реформа прошла формально? И изменилось только название?" Ответ, конечно, тоже был удивительным. Путин сказал – да, я к этому отношения большого не имел. Имелось в виду, что Медведев имел. Он же двигал эту самую реформу. А там, где нет победы, там нет и Путина. Где получается вяло, хило, там Медведев. Но при этом он хотя бы честно сказал – собственно, суть была в том, чтобы просто повысить этим людям зарплату. Потому что их нищенские зарплаты не давали им возможности развиваться.

Елена Рыковцева: Так и повысили бы. Зачем нужна была реформа?

Юрий Пилипенко: Это самое главное. Тогда ничего не изменилось – кроме повышения зарплаты.

Елена Рыковцева: Валерий Анатольевич из Московской области.

Слушатель: Мы все помним слова Ленина про "есть такая партия". Он имел в виду не большевистскую партию, а партию, которая образовалась в результате восстания Маккавеев. Так вот сейчас «Единая Россия» ждет любой бузы в России. Потому что всегда в России после всякой бузы эта партия все крепче и крепче хватает Россию.

Юрий Пилипенко: Я думаю, что бунт никому не выгоден, правящая партия все равно побаивается бунта. Вообще, все нормальные люди должны побаиваться бунта. Я уверен, что он не выгоден никому. Я сторонник того, чтобы все люди, которые выходили на площадь, действовали в рамках закона. Здесь я не могу не поддержать позицию Путина. Именно об этом и он сказал. Но дело в том, что вода камень точит. Мы должны иметь возможность высказываться – высказываться постоянно, высказываться все, высказываться на площадях, высказываться в газетах, на радио, на телевидении. Только это может привести к той ситуации, когда страна станет свободной, а не зависимой от одного человека и от одной партии.

Елена Рыковцева: Валерий Петрович из Московской области.

Слушатель: Я хотел переключиться через час, но не мог. Чертыхался, плевался, глядя на Путина, слушая, а переключиться не мог. И я заметил у него слово "рекрутируется". Он говорит, что "Единая Россия" в Думу выбирается, а оппозиция рекрутируется. Это такое плохое слово – рекрут. Это солдаты уходили на 25 лет в рекруты.

Юрий Пилипенко: Он, наверное, имел в виду тот срок, когда они с Дмитрием Анатольевичем собираются править в России. И на это время, действительно, оппозиции не сладко придется.

Елена Рыковцева: Валентина из Москвы.

Слушатель: Хочу защитить права газет и журналов. В "Новой газете" от 14.12 такой портрет и написано "Верим. Надеемся. Ждем". На Мавзолее написано "Путин". Ну что это?!

Елена Рыковцева: Это карикатуру вы имеете в виду?

Слушатель: Это в газете, как было на митинге.

Елена Рыковцева: А, это один из плакатов!

Слушатель: Потом "Путин (перечеркнут) – нам не по пути", потом "Ботоксный бабайка, уходи!". Ну, что такое?!

Елена Рыковцева: Да, есть журналы и газеты, которые позволяют себе перепечатывать эти лозунги. А это митинговые вещи. Слоганы такие жесткие, острые всегда на митингах. Но есть и другие издания, которым запретили перепечатывать такого рода вещи.

Юрий Пилипенко: Я не могу не выразить свое отношение к публикации, скажем, таких плакатов как "Ботоксный бабай" или…

Елена Рыковцева: А что такое "ботоксный бабай"?

Юрий Пилипенко: Можно только догадываться, но я бы не хотел фантазировать. Есть такое мнение, что некоторые люди из верхов накачиваются ботоксами и т. д. Я всегда в своей редакции говорю людям – давайте, никогда не будем использовать какие-то физические, внешние данные, рост, вес, лысина, кудрявость и т. д. для того, чтобы как-то характеризовать человека у власти. Мне кажется, это самое глупое занятие, когда мы по этому судим. Ботокс – не ботокс, лысый – кучерявый… Все зависит от того, что человек делает, а не то, как он выглядит. Мне кажется, это смешно, но это позволительно, наверное, для митинга, но не позволительно для газеты. С Мавзолеем тоже такая запредельная шутка. Я это все не приветствую. Мне кажется, куда более уместными были бы серьезные плакаты, которых там было очень много.

Елена Рыковцева: И один из них вы напечатали на обложке.
Читаю пейджерные сообщения.
Николай: "Слушаю Путина. Поражаюсь, как он восхваляет успехи его страны, у которой практически нет ни промышленности, ни сельского хозяйства. Есть только выкачивание из российских недр "черного" и "голубого" золота. Но обогащаются от него денежные мешки".
Борис пишет: "Главное, что много авторитетных людей в зале. По-моему, первый раз за все время. Отсюда идут серьезные вопросы, которых раньше не было. Думаю, что передача будет сама интересная за все 10 лет!".

Юрий Пилипенко: Нам-то казалось, что Путин будет разговаривать с людьми, с народом. Нам казалось, что что-то мы услышим новое. Потому что авторитетных людей мы видим всюду. Они каждый день встречаются, имеют возможность задавать вопросы, потому что входят в команду.

Елена Рыковцева: Политологи Злобин, Александр Рар, которого обожают российские власти, из Германии.

Юрий Пилипенко: Кучерена, юрист, и т. д.

Елена Рыковцева: Они очень любимые люди.

Юрий Пилипенко: Удивительно, что еще и вопросы задают такие же люди. Вопрос о Канделаки говорит о том, что мы пытаемся перевести стрелки на несерьезные вопросы. Какой смысл в вопросе – станет ли Канделаки министром образования? Ну, какой смысл? Это "утка" какая-то, которая бродит уже два месяца по разным сайтам. И вот эту "утку" сейчас Путину запускают, что ее там кто-то пытается туда двинуть. Ну, зачем? Мы просто отрываем и забираем время у человека серьезного.

Елена Рыковцева: Он с удовольствием отрывается.

Юрий Пилипенко: Уводим в сторону этот разговор от серьезных проблем, которых очень много. Полно таких проблем.

Елена Рыковцева: А он и рад. Он очень комфортно себя чувствует в ответах на такие вопросы.
"Путину пора в отпуск. За эфир платить из своего кармана, а не проводить предвыборный пиар за народный счет. Нелюбимый мною Саакашвили и то подал пример", - Олег А. В отпуск что ли ушел Саакашвили? Какой он пример подавал?
Алла Павловна, пенсионерка, москвичка, пишет, что "карикатурой выглядит не только трансляция ответов Путина на вопросы зрителей, но и трансляция митингов с Манежной площади, в которых якобы по зову сердца участвуют толпы людей".
Ольга Юрьевна из Хабаровского края.

Слушатель: Хотела задать вопрос Путину – знает ли он, что 9 августа разбился самолет под Магаданом? Там погиб экипаж. До сих пор следствие не закончено, экипаж не найден, не похоронен. Родственники не знают, что произошло.

Юрий Пилипенко: А сколько погибших?

Слушатель: Это Ан-12 – транспортно-военный самолет. Экипаж был – 12 человек. У всех родственников ощущение, что их просто бросили в тайге.

Елена Рыковцева: 12 погибших?!

Юрий Пилипенко: И об этом никто не сообщил?! И в местной прессе, и нигде не сообщалось об этом? Или были об этом Ольга Юрьевна?

Слушатель: Сообщения были везде.

Юрий Пилипенко: Никаких результатов поисков, ничего нет?

Слушатель: Никаких результатов, ни похорон, ни тела нам не предоставили.

Елена Рыковцева: Юрий Владимирович просит вас оставить ваш телефон. С вами свяжутся сотрудники "Собеседника".
Читаем дальше.
"Удивлен, почему Путин не связался с деревней Погорелово, которую восстановили по его приказу". Он говорил, что при пожаре хорошо сработали. Видели по web-камерам, как идет строительство.
"Недавно в "Новостях" показывали, что мальчик Коля и его сестренка Лиза очень ждут дядю Володю. Это было бы очень трогательно. Почти как с девочкой Дашей, которой он подарил платье как у Золушки", - пишет Александр из Москвы.
"Россия телевизоры включи и краснобая лидера послушай. Не в первый раз десятки тонн лапши, развесит избирателям на уши", - пишет нам стихотворение Влад.

Юрий Пилипенко: Быков не один, да.

Елена Рыковцева: Да, дело Быкова живет и побеждает.
"На разговор со страной надо ставить Чурова. Этому не нужны репетиции. Любой вопрос отфутболит слету. Марадона отдыхает", - пишет Олег Анатольевич.
"Почему на Радио Свобода говорят о фальсификациях результатов выборов, когда это захват власти, что уголовно наказуемо, а президенту должен быть вынесен импичмент", - вот так Юрий ставит вопрос остро. Это захват и перехват власти "Единой России" у "Единой России".
"Самой характерной особенностью путинского шоу, - тут же пишут, - на мой взгляд, является то, что Путин ведет себя уже как президент. Все происходит так, разговор ведется так, в такой манере, как будто президента Медведева просто нет", - пишет Вячеслав Суслин из Красногорска.
Вчера прошло сообщение о том, что возможно к концу года сдаст полномочия уже Дмитрий Медведев, как всегда добровольно, для того, чтобы Путин, которому по законодательству пришлось бы уйти, притормозить свою деятельность в качестве премьер-министра, все-таки оставался у власти. Что вы скажете по этому поводу? Вы разбирались с этим?

Юрий Пилипенко: Мы пока что не разбирались. Я только так понимаю, что если бы Медведев ушел в отставку, то Путин вынужден был бы исполнять эти обязанности и никуда не уходил. Но! Песков, пресс-секретарь объяснил, что и не надо никому никуда уходить. Он и так может продолжать исполнять обязанности премьер-министра. Хотя сегодняшняя встреча и разговор, я не думаю, что это его обязанности премьер-министра, что он сегодня выполняет эту роль. Он в основном говорит о политических вопросах, о политических проблемах, о выборах, о бюллетенях и т. д. Какое это отношение имеет к премьер-министру? По большому счету – нет. По большому счету правы те, кто считает, что сегодня Владимир Владимирович на одном из центральных каналов ведет такую предвыборную настоящую пропагандистскую работу.

Елена Рыковцева: "Шоу Путина может посоперничать только с "Домом-2"", - пишет нам Александр.

Юрий Пилипенко: Неужели нет ни одного слушателя, который бы поддерживал Владимира Владимировича в его словах, в его ответах и т. д.?

Елена Рыковцева: Я ничего не нашла.

Юрий Пилипенко: Мне это так обидно. Там сидят люди, которые всецело его поддерживают, поддакивают, а здесь все, которые критикуют. Что за общество, а?

Елена Рыковцева: На этом завершаем программу "Час прессы" на волнах Радио Свобода.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG