Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
На митинг 10 декабря я не попала: во-первых, суббота – мой рабочий день, а во-вторых, близкая подруга отмечала день рождения. Но и в компании, справлявшей юбилей подруги, мне довелось услышать самые разные мнения по поводу ситуации.

- Катаклизмы нам не нужны! – заявляет гостья, 50-летняя художница. – Нам их в 90-е годы хватило.

- Да о чем вы говорите, какие протесты, какие перевыборы! – возмущается другая гостья, тележурналистка. – Ерунда все это! В этой стране никогда ничего не изменится, я это поняла, когда еще в 99-м работала на предвыборной кампании.

Отец подруги, в прошлом – большой советский начальник, как водится, сожалеет о прежних временах и не ждет ничего хорошего от нынешних, митинги протеста рассматривает как заговор враждебных заокеанских сил.

Прочие гости, представители верхушки среднего класса, весело шутят по поводу митинга, выборов, правящего тандема и прочих атрибутов современности. Всё им смешно, все забавно, но гораздо интересней, кто куда поедет на новогодние праздники.

- А мы бы пошли на митинг, если б не день рождения, - внезапно заявляет юная родственница хозяйки дома.

- Обязательно пошли бы! – поддерживает ее муж.

- А почему пошли бы? – спрашиваю я.

- У меня свой небольшой бизнес, - объясняет парень. - И я прекрасно понимаю, что мне не дадут тут с ним развернуться, зарабатывать нормальные деньги. Вот хотя бы поэтому…

- А я бы тоже пошла, - говорит подруга детства именинницы.
С ней мы потом разговорились в кулуарах. Татьяна - учительница младших классов, в их школе было три избирательных участка, на одном из которых работала и она. Утверждает, что на всех трех лидировали коммунисты. И вот, когда закончилось голосование, начальство из районной управы велело учителям фальсифицировать результаты. Учителя отказались. Тогда их заперли в помещении, но все равно ничего не добились. Были ли изменены результаты голосования, Татьяна не знает: через пару часов их освободили из «заключения», и они ушли домой. Я спрашиваю:

- Интервью мне дашь для «Свободы»?

- Да не хотелось бы, - вздыхает Таня, – Ведь, в сущности, у меня нет никаких доказательств… И неизвестно еще, подтвердят ли мои слова остальные…

А тележурналистка за общим столом тем временем продолжает объяснять собравшимся, что никогда в России ничего не изменится, что все протесты быстренько «уйдут в песок», и все пойдет по-старому.

Вот так в одной небольшой компании 10 декабря можно было услышать самые разные мнения по поводу выборов и акций протеста. Да и на самом митинге собрались в тот день люди самых разных убеждений, которых объединило возмущение итогами выборов. Некоторые аналитики именно на это ссылаются, говоря о бесперспективности ситуации: мол, столь разные силы никогда не договорятся между собой.

А мне главным кажется вовсе не это. Ведь явно произошли очень важные перемены, прежде всего, в сознании людей. Социологи на протяжении 2000-х годов настойчиво говорят о пассивности, разрозненности, «атомизированности» российского общества. По-моему, 10 декабря россияне в существенной мере опровергли эти обвинения. И неважно даже, покажут ли массовые опросы заметный рост протестных настроений на уровне всей страны: могут и не показать, известно ведь, что настроения в Москве сильно отличаются от общероссийских.

Главное, что изменилось отношение к ситуации, произошел качественный сдвиг, и он вряд ли останется без последствий.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG