Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Том Круз как тот, кто всегда выполняет миссию


Том Круз на премьере четвертой "Миссии..." в Москве

Том Круз на премьере четвертой "Миссии..." в Москве

В мировой прокат 15 декабря выходит четвертый эпизод киносерии о невыполнимых миссиях, которые выполняет секретный агент Итан Хант в исполнении Тома Круза. Фильм "Миссия невыполнима: Протокол Фантом" с бюджетом 140 миллионов долларов снял режиссер Брэд Берд, обладатель кинопремий "Оскар" за анимационные фильмы "Рататуй" и "Суперсемейка".

На пресс-показе фильма побывал московский кинокритик, обозреватель радиостанции "Вести ФМ" Антон Долин:

– До недавнего времени существовал стандарт, согласно которому хороший экшен-фильм должен обладать внятным, четким и хотя бы в какой-то степени правдоподобным сценарием. Ничего похожего в этом фильме нет. В нем очень слабые диалоги, а сценарий и вовсе за гранью какого бы то ни было правдоподобия. Однако в этом мне и видится замысел. Просматривается некая цельность этого произведения – не случайно эту "миссию" подрядили делать режиссера анимационного кино. Действительно, это своеобразный мультфильм, в котором задействованы живые актеры, снятый на не вполне анимационную тему, но с чисто визуальными гиперболами, которые, конечно, заставляют вспомнить не об игровом кино, а скорее об анимации.

– Это уже четвертый фильм этой серии, которую уже можно считать сагой и сравнивать, если не с бондианой, то, по крайней мере, с серией фильмов про Джейсона Борна.

– Формально, конечно, это сериал. Сравнение с "бондианой" было бы не совсем точным: по сути, в фильмах о Джеймсе Бонде, героя которого играли очень разные артисты, а саму картину снимали очень разные режиссеры, гораздо больше единства, чем в четырех фильмах "Миссии". Кроме того, у "Миссии" есть одно принципиальное отличие от "бондианы": "бондиана" – это порождение английской литературы и английского кинематографа, пусть и прирученного Голливудом. За счет этого там есть специфическое обаяние, достаточно тонкий юмор и некая, если хотите, британскость на экспорт, которая высоко ценима во всем мире.

"Миссия" – совершенно другое дело. Это абсолютно американская история, которая выросла из американского сериала, но весь этот американизм продюсеры изо всех сил стараются сделать международным. В частности, начиная со второго фильма, они нанимают иностранных режиссеров, например, Джона Ву, режиссер из Гонконга. Действие нового, четвертого фильма вообще происходит не в Америке – там и Россия, и Индия, и Ближний Восток. В саге о Джеймсе Бонде есть некие элементы стиля, которые цементируют все эти двадцать (или сколько-то там) фильмов. В случае же с "Миссией",единственным связующим звеном является название и сам Том Круз, все остальное во всех четырех фильмах абсолютно разное.

– Что-то новое к своему актерскому образу добавляет Том Круз в этом фильме?

– Мне кажется, ничего. У Тома Круза, актера довольно однообразного и однопланового, есть всего три-четыре фильма в его фильмографии, которые для него неожиданны - и как раз там он показывает себя, как выдающийся актер. Все знают эти ленты – это "Магнолия", "С широко закрытыми глазами", "Солдаты неудачи". Здесь же нам явлен стандартный образ нестареющего плейбоя, супермена, который очень быстро бегает (это почему-то обязательно подчеркивается режиссерами всех фильмов с участием Круза). Конечно, если ради чего и стоит смотреть этот фильм, то точно не ради Тома Круза, хотя боюсь, большая часть публики пойдет именно на него.

– А ради чего стоит смотреть этот фильм?

– Это замечательное сезонное развлечение. Там есть несколько фантастически сделанных по наглости - и при этом чисто технической изобретательности - экшн-эпизодов. Один из них – эпизод проникновения в Кремль, затем бегство оттуда Тома Круза и его подельника. Есть эпизод, снятый на самом высоком небоскребе мира, по внешней стороне которого без всякой страховки ползает герой Тома Круза. Конечно, ради двух-трех таких сцен, которые вполне можно включать в учебники, стоит смотреть этот фильм. Но никакого сверхчеловеческого пафоса или интересной, нетривиальной морали в этом фильме нет, даже если искать их специальными фонариками и шпионскими приспособлениями, - полагает Антон Долин.

В картине "Миссия невыполнима: Протокол Фантом", сюжет которого частично разворачивается в Москве, заняты российские актеры. Помимо агента ФСБ Сидорова в исполнении Владимира Машкова, зрители увидят в кадре Ивана Шведова, который в интервью Радио Свобода рассказал о своем участии в картине:

– Моего персонажа зовут Леонид Лесенкер, он является специалистом по шифрам и кодам. В строгой классификации он, наверное, все-таки персонаж отрицательный, точнее, он жертва обстоятельств. Он хороший человек, которого обстоятельства вынуждают работать на злого героя.

– Я знаю, что вы посмотрели впервые целиком этот фильм лишь накануне его выхода в российский прокат. Вам, как зрителю, понравилась эта работа?

Иван Шведов

Иван Шведов

– Не просто понравилась. Я получил дикое удовольствие, наверное, сравнимое с тем, что испытывал, когда мне было лет семь или восемь и я ходил в кино. Это не моя мысль - кто-то из голливудских кинодеятелей сказал: мы снимаем кино не для детей и взрослых, а снимаем его для детей и выросших детей. Вот это тот самый случай. Я давно не видел такого красочного, зрелищного развлечения в кино. Это самый настоящий, что называется, "фил гуд, попкорн муви". Пойти с друзьями в субботу и сидеть там, хватать друг друга за руки, когда герой не может дотянуться до чего-то и вот-вот упадет в вентилятор или сорвется с башни. Просто здорово.

– Как вы чувствовали себя внутри громадного голливудского производства? Это действительно такой отлаженный огромный часовой механизм?

– Действительно. Я думаю, что успех этого фильма, и вообще успех Голливуда, заключается как раз в этом: каждый человек очень хорошо исполняет только свою функцию. Я не помню, сколько у нас оскаровских лауреатов было в штабе "Миссии", но, безусловно, художник по костюмам, оператор, режиссер, словом, те люди, которые принимают ключевые решения и определяют эстетику, динамику фильма – все они профессионалы высочайшего уровня. Что касается меня, как актера, то я понимал, что мое амплуа используют максимально, не досаждают мне нелепыми придирками, связанными, например, с определением авторитетов на съемочной площадке или в съемочном процессе. Надо отметить, что таким образом возникает очень приятная иллюзия полного равноправия на съемочной площадке. Более того, созданы все возможные условия, все удобства (я говорю не только о физическом комфорте) для того, чтобы человек раскрылся полностью и сделал то, что от него требуется, максимально хорошо.

– Русское кино такого уровня по всем параметрам снять невозможно?

– Может быть, и возможно, но, я думаю, что не очень скоро. В России есть и техника, и специалисты, которые могут соответствовать голливудским стандартам, но вопрос в том, как организована работа и какие цели преследуются. И общая, я бы сказал, эстетическая направленность продукта в итоге получается другой. Какие цели мы преследуем? Не только в смысле финансов, но и, извините за пафос, какие струны в душе такой фильм должен затронуть? Почему я сказал, что испытал от просмотра фильма детское удовольствие? Потому что хорошие борются с плохими, и нам очень хочется, чтобы хорошие победили. Естественно, мы не обращаем никакого внимания на правдоподобие – потому что бессмысленно искать здесь какое-то правдоподобие. Не существует нигде в мире таких спецслужб, не существует такого оружия, не существует таких приспособлений, ни один человек никогда в реальной жизни не смог бы так себя повести. Но есть какая-то другая правда, есть правда поведения физического и есть правда того, что добро должно победить зло. На это зрители с очень большим удовольствием откликаются.

– Вы снимались у многих знаменитых режиссеров, со многими знаменитыми актерами, скажем, с Джудом Лоу, снимались у братьев Тавиани, у Жан-Жака Анно. И вот сейчас - встреча с Томом Крузом. На этом фоне, как выглядит эта голливудская звезда? Вам комфортно с ним работалось?

– Да, очень. Он, надо сказать, внимательный партнер, всегда заботится о том, чтобы коллегам было комфортно. В этом проекте он выступал еще и в качестве сопродюсера, поэтому всегда уделял много внимания тому, чтобы люди, находящиеся рядом с ним, не создавали ему "приятное окружение", не подыгрывали ему, а, как я уже говорил, чтобы каждый был бы на своем месте и исполнял свою работу хорошо. Я ни разу с Томом не пересекался в кадре, то есть мой персонаж не встречается с его персонажем. Но частным образом, вне съемок, мы проводили время вместе, он постоянно устраивал для коллег какие-то ужины, приемы, какие-то развлечения. Например, после съемок в Дубае он организовал гонки на картах, это для всех оказалось большим удовольствием.

– В чем для вас основная ценность работы на съемках именно в этом фильме? Что вы для себя, как актер, открыли?

– Я не могу сказать, что сделал что-то на пределе своих актерских возможностей. Я просто пытался четко выполнять поставленную задачу. Для меня этот фильм ценен знакомством с большим режиссером и большими актерами. Без всякого преувеличения сюда я отношу и Тома Круза, и Джереми Реннера, и Саймона Пегга, и прекрасную Паулу Паттон, и Владимира Машкова, и Майкла Нюквиста, замечательного шведского актера. Режиссер Бред Берд - великий человек, я всегда восхищался анимационными работами студии "Пиксар" и считаю их совершенно новым словом в кино. Безусловно, "Миссия невыполнима"- неплохая строчка в моей фильмографии. Ну, приятно сказать как бы между делом: да, в "Mission: Impossible" играл, тоже ничего... Во всех смыслах эта работа была и интересна, и поучительна, и очень приятна.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым".
XS
SM
MD
LG