Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прямая линия или "политическое самосожжение"?


Владимир Путин после прямого эфира

Владимир Путин после прямого эфира

Общение премьер-министра России Владимира Путина с жителями страны в прямом эфире началось с вопросов об итогах выборов в Государственную думу и протестов против фальсификаций.

За четыре с половиной часа глава правительства ответил на несколько десятков вопросов, в том числе - об отсутствии реальной оппозиции в стране, ситуации на Северном Кавказе и о том, зачем он баллотируется в президенты.

После блока вопросов о выборах и протестах против фальсификаций в российских городах, Владимира Путина спросили о том, зачем он баллотируется в президенты, есть ли у него сверхзадача. Премьер-министр ответил:

– Самое необходимое сделано. Подавлен сепаратизм, терроризм. Посмотрите, сейчас что на Кавказе происходит, как люди там еще страдают. Стоит только отпустить и тогда многие поймут, что такое трудности сегодняшнего дня, когда нужно будет идти не на площадь, а под пули и бороться с террористами. Сказать, что уж все решено, все так стабильно, я бы так не стал говорить. В ближайшем будущем, на среднесрочную, на более далекую, отдаленную перспективу, нам нужно решать совершенно другие, качественно другие задачи. Нужно по-другому общество выстраивать, укреплять политическую систему, расширять базу демократических институтов и нужно, безусловно, модернизировать все стороны нашей жизни: и экономику, и социальную сферу, чтобы страна вышла на совершенно новые рубежи. Это и будет моей сверхзадачей, если граждане доверят мне эту работу...

Сразу из двух регионов прозвучали вопросы (и негативные оценки), касающиеся работы назначаемых Кремлем губернаторов. Отвечать Владимир Путин начал привычно: систему эту он придумал сам, надо было спасать страну. Часто к власти приходили люди при поддержке полукриминальных или националистических сил. А затем заявил, что страна может вернуться к прямым выборам губернаторов, но с оговоркой:

– Нужно сделать следующий шаг в развитии нашей политической системы. Например, считаю возможным обязательно сохранить этот фильтр на уровне президента, чтобы отсекать приход во власть людей, которые будут опираться на какие-то полукриминальные или, не дай бог, сепаратистские силы, в том числе в национальных республиках. Допустим, все партии, которые приходят в региональный парламент путем прямого тайного голосования, предлагали президенту своих кандидатов на должность губернатора, руководителя региона. Эти предложения проходят через президентский фильтр, и он выносит эти кандидатуры уже не на депутатов заксобрания, а на прямое тайное голосование всего населения, проживающего в регионе.

– Уточним, то есть институт выборов губернаторов в определенной мере возвращается? – спросил ведущий.

– С теми поправками, о которых я сказал. Вот сейчас это возможно.

Политолог Александр Кынев предложение Владимира Путина изменить способ назначения губернаторов встретил без одобрения:

– Смысл предложений по выборам губернаторов, мне кажется, довольно прост. С одной стороны, есть понимание кризиса, тупика, но нет желания признавать свои ошибки, есть боязнь реальных перемен. Поэтому предлагаются экзотические варианты, которые вроде бы вносят какой-то элемент новизны, но при этом сохраняют все под контролем той же самой власти. Та схема, при которой президент сам будет определять, кто имеет право баллотироваться, а кто нет, это какой-то правовой нонсенс, он не вписывается ни в какие стандарты демократических процедур. Единственный аналог подобной схемы, при которой фильтруются кандидаты - это Иран. Там существует совет стражей исламской революции, который имеет возможность отстранить любых кандидатов от выборов, исходя из того, насколько они вписываются в установленные государством каноны. Во всем остальном мире это будет выглядеть, как полная дикость, – считает Александр Кынев.

В ходе "прямой линии", возвращаясь к теме выборов (как парламентских, так и президентских), Владимира Путина спросили: "Почему в стране нет реальной оппозиции, а Минюст не регистрирует оппозиционные партии?" Премьер ответил:

– Судя по тому, что я видел в последнее время на экранах телевизоров, в социальных сетях, здесь приводились выдержки из журналов и газет, которые вашего покорного слугу посылают по определенному адресу, говорить, что у нас совсем нет оппозиции, и люди не могут выразить свое мнение, было бы художественным преувеличением. Но что касается партий и регистрации, мы в свое время исходили из того, что наша многопартийная система находится в стадии становления. Нужно создать такие условия, чтобы какая-то группа людей, если она претендует на то, чтобы называться партией, имела представительство в определенном количестве территорий Российской Федерации и пользовалась определенной поддержкой определенного количества граждан России. Иначе это не партия, а общественное движение и здесь, на мой взгляд, ничего страшного нет. Но в целом можно, конечно, двигаться и нужно двигаться, наверное, в сторону либерализации.

Один из лидеров российской оппозиции Евгения Чирикова ответила Владимиру Путину на его высказывания в адрес тех, кто вышел после выборов на улицы страны с протестом и на заявления об оппозиции:

– Владимир Владимирович открыл главную тайну своего режима – сейчас над ним начинают смеяться, а это начало конца. Я помню, как смеялись мои родители над выступлениями Брежнева. А сейчас мои дети наблюдают, как я смеюсь над Путиным. Этот человек просто не может управлять, он нас не уважает.

Владимира Путина спросили и о событиях на Манежной площади. В прямом эфире даже прозвучал популярный у националистов лозунг "Хватит кормить Кавказ", но на этот раз с вопросительной интонацией. Путин ответил:

– В последние годы в крупных городах страны появляются все больше и больше выходцев с Кавказа. Далеко не все из них вписываются в культурную среду, в которую они попадают. Они ищут просто лучшую долю, возможность трудоустроиться. И это часто вызывает законное раздражение. Но самое основное, что нужно делать, самое главное – развивать производительные силы, создавать новые рабочие места на самом Кавказе. Ведь совсем недавно еще говорили, какой ужас, не могут Грозный восстановить столько лет, он выглядит как Сталинград после войны. Ну чего, нам оставить Грозный в таком состоянии что ли? Нам нужно развивать производство, экономику, социальную сферу на Кавказе таким образом, чтобы оттуда людям и уезжать-то никуда не хотелось. А для этого, безусловно, если мы хотим сохранить единство государства, нужно вкладывать деньги и туда.

Политологи говорят о том, что это выступление Владимир Путина можно считать началом его предвыборной президентской кампании. Журналист газеты "Коммерсант" Олег Кашин полагает, что такое начало вряд ли можно считать удачным:

– Организаторы митинга 24 декабря на проспекте Сахарова объявили конкурс видеороликов, в котором известные люди зазывают на этот митинг. Сегодня Владимир Путин победил в этом конкурсе. Ролик получился, наверное, слишком длинным, но наиболее удачным. Это было лучшее, что можно сделать для того, чтобы на проспекте Сахарова собралось больше народу, чем на Болотной площади. Сегодня он, как мне кажется, совершил собственное красивое политическое самосожжение.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG