Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Споры о легализации наркотиков в США


Ирина Лагунина: Несмотря на то, что прошло несколько десятилетий после объявления правительством Соединенных Штатов войны наркотикам, включая самые жесткие в мире наказания за их распространение и употребление, процент американцев, употребляющих кокаин, героин, крэк, марихуану и другие наркотические средства, согласно Национальному управлению по борьбе с наркотиками, продолжает оставаться на том же высоком уровне. А если учитывать рост населения в США, то это количество даже выросло до 35 миллионов человек, и среди них - самое высокое в мире число пристрастившихся к кокаину и марихуане. Таковы новые статистические данные. Рассказывает наш корреспондент в Вашингтоне Эмма Тополь.

Эмма Тополь: Управление национальной политики по контролю за наркотиками выступило с отчетом, в котором приводятся такие данные: в прошлом году правительство Соединенных Штатов потратило более 15 миллиардов долларов на борьбу с наркотиками, это приблизительно 500 долларов в секунду. В этом году администрация Обамы выделила почти десять с половиной миллиардов долларов на превентивные программы и лечение от наркозависимости. Для властей штатов и местных управлений эта война стоит еще дополнительных 25 миллиардов долларов. Правительство так же увеличило число судов, которые занимаются не уголовными делами, связанными с употреблением наркотиков. Благодаря этой инициативе более ста двадцати тысяч нарушителей закона были посланы на лечение вместо тюрьмы.
Тем не менее, ежегодно совершается полтора миллиона преступлений, так или иначе связанных с наркотиками. То есть антинаркотические законы нарушаются каждые 19 секунд. Это 13 процентов от общего числа преступлений, совершаемых в Соединенных Штатах.
Тим Линч, директор Центра по изучению преступности института Катона считает, что пришла пора реформировать существующую законодательную систему и снять запрет на наркотики.

Тим Линч: Я думаю, что перспективы борьбы с наркотиками в Соединенных Штатах достаточно оптимистичны. Не потому, что в ближайшие год-два эта война закончится, а потому, что те, кто давно этим занимается, видят: время изменилось, и разрешение проблемы перешло от, так скажем, военных действий, к пониманию, что необходимо реформировать существующие законы. Причины, на мой взгляд, в следующем. Первое – преступность в Соединенных Штатах за последние годы снизилась. Это дает больше пространства политикам, больше возможностей обсуждать реформы в нынешней тактике борьбы с наркотиками. Вторая причина – бюджетный кризис. Он ощущается на всех уровнях – от федерального до городского. Теперь легче говорить о легализации марихуаны на местах, чем, скажем, пытаться сократить расходы на другие программы в пользу запрета наркотиков. Третья причина – положительные результаты жесточайшей войны с наркокартелями в Мексике и успешный опыт с легализаций в Португалии. Там мы видим, что происходит в стране, которая двинулась в сторону либерализации. Победа португальцев - аргумент в пользу отмены запретов. И четвертая, последняя причина – это то, что я называю, усталость от войны с наркотиками. Мы в ней принимаем участие уже 40 лет, потратили триллион долларов, а наркотики, как и раньше, доступны. Американцы устали от безрезультатной войны, но главное, они понимают, что эта война проиграна. Поэтому, как мне кажется, происходят серьезные перемены, и я уверен, что мы сможем провести необходимые реформы, если будем продолжать оказывать давление по всем фронтам.

Эмма Тополь: Впервые выражение «война с наркотиками» употребил в 1971 году президент Ричард Никсон. Все началось и в течение нескольких десятилетий продолжает вестись как компания по борьбе против производства и распространения дурманящих средств. В этой борьбе вместе с США участвовали и участвуют другие заинтересованные страны. Взамен Соединенные Штаты предоставляли и продолжают предоставлять военную и гуманитарную помощь. Но в мае 2009 года новый глава Управления по национальному контролю за наркотиками Джил Керликовски упразднил термин «война», считая его не продуктивным. Наркоцарь, как называют Керликовски, утверждает, что наркомания – это болезнь, ее можно предупреждать и лечить. А летом 2011 года Комиссия по борьбе с наркотиками выпустила отчет, согласно которому война, объявленная Никсоном, проиграна, и необходимо коренным образом реформировать нынешнюю политику контроля за наркотиками. Организации, выступающие против легализации дурманящих средств, немедленно раскритиковали создателей отчета.
Но движение за отмену законов против употребления наркотиков продолжает ширится. Все чаще проводятся аналогии с «Сухим законом» в начале прошлого столетия. Провал той политики – основной аргумент в споре за снятие запрета на продажу и употребление дурманящих средств. «Сухой закон», действовавший почти 14 лет, был снят 5 декабря 1933 года. Когда его принимали в 1920-м году, американцы были убеждены, что с помощью жестких мер можно будет спасти общество от серьезных проблем, таких как распад семьи, преступность и коррупция. Но на самом деле, как утверждают его противники, «Сухой закон» имел противоположный эффект: он привел к росту организованной преступности и возникновению гигантского черного рынка алкоголя, получившего название бутлеггинг.
Нечто похожее, по мнению специалистов, происходит и сейчас и с рынком наркотиков. И здесь важно признать, считают специалисты, что не все наркотики действуют одинаково. Ученые-медики уже давно выступают в защиту марихуаны и метафетамина, утверждая, что они не вызывают привыкания и не несут такой же разрушительный эффект, как кокаин, героин, опиум или другие тяжелые наркотики.
Герри Ливайн, профессор социологии Квинс колледжа, приводит еще один аргумент в пользу легализации.

Герри Ливайн: Большинству людей вообще не нравятся наркотики. Интересный факт: многие пробуют наркотики, особенно крэк или кокаин, но очень мало, кому это нравится – чисто физиологически. Кто-то терпеть не может курить, кому-то кажется ужасным втыкать иглу в вену или вдыхать носом пудру. Другим словами, наркотики, как способ отдыха и развлечения, привлекают - по разным причинам - далеко не каждого. Интересны в этой связи данные, связанные с «Сухим законом». Когда его отменили, число пьющих не увеличилось. А многие специалисты утверждают, что даже наоборот, употребление алкоголя снизилось. Только в 40-е или даже в 50-е годы выпивать стали больше. Поэтому, возвращаясь к проблеме легализации, не совсем ясно, какую динамику покажут наркотики. И даже если употребление возрастет, это не станет серьезной социальной проблемой. Все перейдет в сферу здравоохранения и станет, на мой взгляд, более управляемым. Запрет же никоим образом не облегчает, а наоборот, ухудшает ситуацию.

Эмма Тополь: Один главных производителей и поставщиков наркотиков в Соединенные Штаты - Мексика. В Вашингтоне всегда понимали, что без того, чтобы уничтожить мексиканские картели, успешно бороться с торговлей наркотика и связанной с этим преступностью дома невозможно. Первого декабря 2006 года, буквально через несколько часов после избрания, президент Фелипе Кальдерон приказал военным и полиции начать войну против наркокартелей. Прошло пять лет, война Фелипе Кальдерона при активной американской поддержке продолжается, и никто не знает сколько точно человеческих жизней она унесла. Мексиканские правительственные данные – 34 тысячи шестьсот двенадцать человек. Но американские антитеррористические организации утверждают, что это число колеблется от 45 до 60 тысяч человек.
Ванда Фелбаб-Браун, эксперт по проблемам организованной преступности и научный сотрудник института Брукингса, на основании опыта совместных американо-мексиканских усилий, выступает против легальной торговли наркотиками.

Ванда Фелбаб-Браун: Я не думаю, что легализация наркотиков уничтожит или даже ослабит наркобизнес и связанную с ним преступность. Доказательств тому пока никаких нет. Если вы проследите за деятельностью групп организованной преступности, вы увидите, что у них, помимо прочего, очень сильны навыки в переключении контрабанды с одной формы товаров на другую, они быстро набирают силу и становятся изобретательнее. Важно понимать, что эти группировки не ограничиваются только торговлей запрещенными законом товарами, они хотят контролировать жизнь страны, ее экономику. В Мексике наркокартели стоят во главе бизнеса по нелегальному пересечению границы с Соединенными Штатами, контролируют проституцию, работорговлю...

Эмма Тополь: Однако защитники легализации наркотиков в последнее время все чаще приводят еще один аргумент в пользу своей позиции – проблемы бюджетного дефицита. Согласно Управлению национальной политики по контролю за наркотиками, легализация одурманивающих средств может приносить в правительственную казну более сорока одного миллиарда долларов в год. Из них почти 9 миллиардов может принести марихуаны, если легализовать только ее, а остальные 32 миллиарда долларов – от декриминализации других наркотиков. К этим цифрам еще надо добавить 46 и 7 десятых миллиарда, которыми ежегодно будет пополняться правительственный бюджет от налоговых поступлений.
В октябре 2011 года институт Гэллопа провел опрос общественного мнения, который показал, что 50 процентов американцев поддерживают легализацию марихуаны. Некоторые штаты уже приняли законы, позволяющие употреблять марихуану в лечебных целях. А в каких-то штатах отменили уголовное наказание за использование «веселящей травы», выписывая только небольшой штраф и посылая на занятия о вреде наркотиков. Но министр юстиции Соединенных Штатов Эрик Холдер настаивает на том, что правительство будет продолжать применять существующие федеральные законы против использования марихуаны, несмотря на то, что они противоречат законам отдельных штатов.
С этим не согласен Тим Линч, директор Центра по изучению преступности в институте Катона:

Тим Линч: Необходимо рассматривать эту проблему в более широком контексте. В свое время противники «Сухого закона» выдвигали похожие аргументы, они говорили, что если снять запрет, употребление алкоголя резко возрастет и возникнет очень много социальных проблем. Но это оказалось не так, и у нас сегодня уже есть положительный опыт борьбы с наркотиками. Один из них – Португалия. Там тоже спорили, и говорили, если снять запрет на торговлю и отменить уголовную ответственность за использование и распространение, это приведет к резкому росту числа наркоманов и кризису в системе здравоохранениия. Но там уже восемь лет новая политика, мы изучали их ситуацию до и после отмены запрета. И по сравнению с другими странами Европейского Союза, Португалия сегодня в смысле преступности выглядит гораздо безопаснее. А если вернуться к базовым понятиям, то мы все знаем, что подавляющее большинство взрослого населения вполне в состоянии строить свою жизнь без вмешательства политиков, которые говорят нам, что нужно делать. Конечно, после легализации, перед нами все так же будут стоять проблемы наркомании и употребления наркотиков подростками. Но не надо лукавить, сегодня огромное число американцев употребляют наркотические средства и не создают ни для кого проблем. А выгода от легализации наркотиков будет огромная, прежде всего, мы сможем снизить преступность и освободить миллионы людей, которые в глазах правосудия виновны в том, что пытаются бороться против устаревших законов. Законов, которые, как я уже сказал, не только не решают проблему, а создают дополнительные сложности.

Эмма Тополь: Ванда Фелбаб-Браун, эксперт по проблемам организованной преступности из института Брукингса, считает, что борьбу надо продолжать, и есть несколько путей, как делать это более успешно.

Ванда Фелбаб-Браун: Нужно позволить правоохранительным органам делать то, что они делают хорошо, и прежде всего, установить тесные связи с населением. Очень важно также постоянно принимать превентивные меры, не позволяющие преступным группировкам набирать силу, необходимо уничтожать коррупцию в малейших ее проявлениях и развивать образование общества. Необходимо также уделять особое внимание иммигрантам, которые приезжают из Мексики, нужно обеспечивать их работой. Конечно, если в Соединенных Штатах будет принят закон о нелегальных иммигрантах, который позволит рабочим законно приезжать в Америку, это поможет не только простым американцам, но и правоохранительным органам решать проблемы на границах США.

Эмма Тополь: Так считает Ванда Фелбаб-Браун, эксперт по проблемам организованной преступности, научный сотрудник института Брукингса.
XS
SM
MD
LG