Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Мой предыдущий пост о том, что Будда в образе Иоасафа индийского почитается как православный святой, вызвал, как я и ожидала, споры. Причем не только в комментариях к блогу, многие мои знакомые писали мне в Facebook и ВКонтакте.

Один респондент возмущался: «Хватит подстраивать буддизм под другие религии, искать сходства и тому подобное, как будто перебежчик из христианства ищет оправдание. Буддизм – это учение внутреннего мира, сколько золотых храмов ни построят, их количество не повлияет на веру и убеждение больше, чем наш (буддистский) внутренний опыт, рассуждение и логика. Стоит лишь глубоко зайти во внутрь буддизма - там снимутся все сомнения. Вы поймете драгоценность учения и не станете попусту тратить время, чтоб убедить себя в этом через рассказы другим».

Я, возможно, согласилась бы с этим высказыванием, если бы целью моего блога не являлось как раз то, что я пытаюсь донести до всех основные постулаты буддизма именно через призму современного мировосприятия. Где основные религиозные понятия большинству доступны только через христианские каноны, где долгое время вообще главенствовало отрицание какой-либо религиозной принадлежности и где теперь многие пришедшие к вере действуют истово, буквально по формуле «заставь дурака Богу молиться, он лоб разобьет». Поэтому, продолжая христианскую тематику в своем буддистском блоге, расскажу о событии, которое может стать знаковым для современного мультиконфессионального и многонационального общества.

В начале декабря, когда генеральное консульство Японии в Санкт-Петербурге собирало своих друзей отметить день рождения императора Японии, на приеме встретились два настоятеля городских храмов: протоиерей Богдан Сойко, возглавляющий приход Николо-Богоявленского морского собора, и Буда Бадмаев, шэрээтэ Санкт-Петербургского дацана. Между этими двумя религиозными деятелями (как, впрочем, это повелось в Петербурге, и между всеми главами основных конфессий) давно установились приятельские уважительные отношения. Отец Богдан обратился к настоятелю дацана с предложением осмотреть находящуюся у него в кабинете «вазу», предположительно, имеющую буддистское происхождение и, вероятно, когда-то использовавшуюся для храмовых нужд.

Уже на следующий день Буда Бадмаев вместе с ламами петербургского дацана приехали в Никольский собор. Оказалось, что «ваза» непонятного назначения – это курильница, которая используется в буддистских храмах для воскурения благовоний. Предположительно, она изготовлена в Тибете более ста лет назад, высота медной курильницы около 130 сантиметров, на вес она достаточно тяжелая, но разбирается на пять составных частей. Православные священнослужители не смогли самостоятельно определить ее назначение, вероятно, потому, что курильница – полая. Буддисты же объяснили, что, скорее всего, в нее вставлялась чаша, в которую и попадал пепел от благовоний. Настоятель Николо-Богоявленского морского собора Санкт-Петербурга протоиерей Богдан Сойко любезно согласился вернуть реликвию в буддистский храм.

11 декабря состоялась торжественная передача исторической курильницы. Выступая на церемонии передачи курильницы настоятель Николо-Богоявленского морского собора протоиерей Богдан Сойко сказал: «Мы искренне относимся ко всем людям буддистского вероисповедания, с большим уважением относимся вообще к религиозным людям, и мы рады тому, что имеем возможность преподнести в дар буддистской общине Санкт-Петербурга эту реликвию. Желаем вам наполнить свою душу тем фимиамом, который она будет искурять». А вот что сказал в ответной речи настоятель Санкт-Петербургского дацана Буда Бадмаев: «Передача буддистской реликвии дацану еще раз говорит о том, что все верующие люди – мирные люди, проповедующие только мир и добро. Вы совершаете акт добра по отношению к буддистской религии».

Пока на архивных фотографиях начала XX века, говорит настоятель Санкт-Петербургского дацана, он не видел этой курильницы, но сейчас будет вновь пересматривать снимки - возможно, где-то курильница и проявится. Также непонятно, была ли она свидетельницей освящения Санкт-Петербургского дацана в феврале 1913 года или же появилась позже, в 1915 году, когда в дацане начали проводиться постоянные молебны. Неизвестен и путь курильницы из района Старой Деревни, где расположен Санкт-Петербургский дацан, в центр города, в Никольский собор. Каким образом предмет храмовой буддистской утвари попал в Николо-Богоявленский морской собор, протоиерей Богдан Сойко не знает. Он предполагает, что курильница была передана собору кем-то из коллекционеров в числе других предметов религиозного назначения. Известно, однако, что курильница не использовалась в православном храме. Она находилась в административном корпусе в кабинете настоятеля, привлекала внимание гостей необычным видом и красивой чеканкой. 20 декабря, когда в буддистских храмах России будет отмечаться Праздник тысячи свечей (Зула-хурал – подробнее здесь), впервые после возвращения курильницы в дацан в ней будут зажжены благовония.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG