Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В начале декабря интернет и информагентства облетела история одиннадцатимесячного малыша Миши П., который с пневмонией находился в реанимации одной из Московских больниц, а доктора не пускали к нему его маму.

Только после репортажей по ТВ и личного звонка Л.Рошаля, маму стали пускать к ребенку. К сожалению, 11 декабря мальчик умер в реанимации. Мама была рядом.

В российском законодательстве данный вопрос решен однозначно:
одному из родителей, иному члену семьи или иному законному представителю предоставляется право на бесплатное совместное нахождение с ребенком в медицинской организации при оказании ему медицинской помощи в стационарных условиях в течение всего периода лечения независимо от возраста ребенка.
Однако в реальности каждая больница прописывает свои внутренние правила, которые почему-то строго на строго запрещают допуск родственников в отделение реанимации вне зависимости от возраста и состояния пациента.

Обычно врачи это объясняют тем, что данное отделение не оборудовано для пребывания посторонних; родственники могут мешать проводить манипуляции, которые в условиях реанимации иногда приходится проводить экстренно; от вида больного у родственников может "снести крышу", и они могут начать вести себя неадекватно.

И это все не выдумки. Все это имеет основание и подтверждение в повседневной жизни. Наш сын провел в реанимации (другой больницы) 4 месяца. Мы повидали всякого - и качающих права и угрожающих врачам родственников, и матерей, бьющихся в истерике у кровати ребенка, и то, как проводится экстренная реанимация маленького пациента. Нам повезло, мы нашли общий язык с врачами, нас пускали к сыну каждый день, мы могли стоять у его кроватки часами. Но на условии, что мы не плачем, не шумим, никому не мешаем, ничего не трогаем, ничего не приносим, и по первому сигналу - выходим. Ни одна реанимация действительно не оборудована для того, чтобы в ней могли быть родственники - нет даже лишнего стула. Это наследие старой еще советской планировки. И советского же отношения к пациенту, как к био-организму, который надо лечить, а не как личности, человеку, у которого есть родственники, чувства.

С другой стороны, мы буквально на днях были в гостях у наших врачей в реанимации и спросили - пускают ли они по-прежнему к себе в отделение родителей (сейчас у них в отделении очень много малюсеньких пациентов, но мы не увидели ни одной мамы). Ответ был таким: "пускали бы, да только таких как вы сумасшедших больше у нас не было".

Что же мы имеем в итоге: мы имеем общее правило, которое говорит о праве родителей быть рядом с ребенком в больнице; мы имеем внутренние правила больниц, которые запрещают пускать родственников в реанимацию; мы имеем самих врачей, которые решают пускать или не пускать на свое усмотрение - в зависимости от опыта, характера, настроения и т.д.; мы имеем не такое и большое количество родителей, которые рвутся быть с детьми в реанимации; и мы имеем маленьких пациентов, которые рискуют последние минуты своей жизни (уж простите, но реанимация такое место...) провести в одиночестве, видя лишь лампу дневного освещения и треснувший потолок.

Мне кажется, что при таких исходных данных правильным будет сделать общим правилом ПУСКАТЬ родителей к детям в реанимацию, предварительно им все объяснив и обо всем договорившись.
XS
SM
MD
LG