Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реакция США на выборы и протесты в России


Ирина Лагунина: Сообщения о фальсификации результатов парламентских выборов в России и последовавшие за ними события получили должную оценку со стороны администрации США. Нервная реакция Москвы на критику также не осталась без внимания. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Уже наутро после российских выборов государственный секретарь США Хиллари Клинтон, находившаяся с визитом в Брюсселе, выразила серьезную озабоченность возможными нарушениями процедуры и призвала российские власти расследовать данные наблюдателей. В тот же день в Вашингтоне на своем очередном брифинге ситуацию прокомментировал пресс-секретарь Белого Дома Джей Карни.

- Насколько вы озабочены сообщениями о нарушениях на выборах в России? Каким будет ваше послание премьер-министру Путину и президенту Медведеву относительно этих выборов?

Джей Карни: Я считаю, государственный секретарь Клинтон сегодня уже изложила позицию администрации по поводу выборов в России. Нас серьезно беспокоит то, как прошли 4 декабря парламентские выборы. Это беспокойство отражено в предварительном докладе миссии наблюдателей ОБСЕ. Там говорится о неравных возможностях в ходе избирательной кампании, о попытках вброса бюллетеней, о манипуляциях со списками избирателей и так далее. В равной мере внушают озабоченность сообщения о том, сотрудники организаций, осуществляющих независимый мониторинг выборов, в частности ассоциации «Голос» и независимых органов прессы, подверглись угрозам, а вэбсайты этих организаций - кибератакам. Мы приветствуем инициативу этих и многих других граждан России, и доклад ОБСЕ отмечает это как позитивную тенденцию.

Владимир Абаринов: Официальный представитель госдепартамента Марк Тонер практически слово в слово повторил заявление Джея Карни. Однако на вопрос, признают ли США итоги выборов, ответить затруднился.

Марк Тонер: Мы считаем, что российские избиратели заслуживают того, чтобы внушающие доверие сообщения о фальсификациях и манипуляциях были полностью расследованы.

- Означает ли ваша озабоченность, что вы считаете результаты выборов недействительными?

Марк Тонер: По-моему, мои слова понятны без объяснений: мы полагаем, что российские избиратели заслуживают объяснения и расследования.

- То есть вы считаете, что результаты голосования останутся недействительными до тех пор, пока не будет дано объяснение?

Марк Тонер: Как я уже сказал, ОБСЕ выразило озабоченность этими вопросами. И мы считаем, что правительство обязано провести расследование.

Владимир Абаринов: Спустя три дня, 8 декабря, разговор принял иной оборот: Владимир Путин обвинил Хиллари Клинтон в том, что она подстрекает российскую оппозицию к массовым протестам. Ответ пресс-секретаря Белого Дома Джея Карни.

- Я могу задать вопрос о России?

Джей Карни: Да, пожалуйста.

- Премьер-министр Путин сегодня обвинял США во вмешательстве в российские дела. Меня интересует, каков ваш ответ на это и в каком положении сейчас, в связи с нашей озабоченностью ситуацией с выборами, находится кнопка «перезагрузка» в американо-российских отношениях?
Государственный секретарь Клинтон говорила сегодня на эту тему в Брюсселе. У Соединенных Штатов и России много общих интересов, и эта администрация стремится развивать и культивировать эти интересы. Благодаря участию российского правительства мы продвинулись в решении ряда проблем, составляющих для нас высший приоритет в сфере безопасности и экономики. Мы будем по-прежнему стремиться к сотрудничеству с Россией, основанному на взаимном уважении и на общности интересов. Вместе с тем мы стараемся углублять наше взаимодействие с российским обществом и способствовать продвижению универсальных ценностей. Когда в России или любой другой стране нарушаются права, мы говорим об этом. Мы намерены и впредь работать в обоих направлениях, продвигать как наши интересы, так и наши ценности. В нас вселяет надежду намерение президента Медведева расследовать все случаи нарушений в ходе голосования, и мы приветствуем его заявление о том, что демонстрации в Москве и других городах – это часть демократического процесса.

Владимир Абаринов: Слово для вопроса получает заведующий бюро ИТАР-ТАСС в Вашингтоне Андрей Шитов.

Андрей Шитов: Спасибо, Джей. И благодарю вас за ваш комментарий о ситуации в России.

Джей Карни: Не за что.

Андрей Шитов: Должен сказать, что на самом деле высказывания лидеров моей страны гораздо более уравновешены, чем изложение их слов. Например. Путин сделал интересное наблюдение, когда беседовал со своими сторонниками. Он отвечал на вопросы, и многие из этих вопросов касались того, что американцы по-прежнему пытаются повлиять на нашу внутреннюю политику, тратят деньги на это, и это правда - в госдепартаменте мне назвали цифру 9 миллионов долларов. Такую сумму США потратили на поддержку процедуры выборов в России.

Джей Карни: Мы поддерживаем демократию.

Андрей Шитов: А Путин сказал, что на самом деле цифра гораздо больше – сотни миллионов. Не знаю, откуда он взял эту цифру, но и неправдоподобной она мне не кажется.

Джей Карни: У вас есть вопрос?

Андрей Шитов: Да. Вопрос такой: а стоит ли? Почему вы этим занимаетесь, если это провоцирует такую реакцию во всем мире? Вы делаете заявления – это понятно. Но тратить деньги... Я вчера уже спрашивал вас об этом...

Джей Карни: Еще раз: я не собираюсь выискивать вопрос в ваших словах, чтобы ответить на него. Госдепартамент традиционно поддерживает демократический процесс повсюду в мире. Ни для кого не должен быть неожиданностью тот факт, что мы, Соединенные Штаты Америки, поддерживаем демократию ради каждого человека на свете. Мы сотрудничаем с Россией, у нас есть общие интересы и общие успехи. Но мы также стремимся взаимодействовать с российским обществом и продвигать универсальные ценности. И будем продолжать делать это.

Андрей Шитов: Что больше похоже на правду – 9 миллионов или сотни миллионов?

Джей Карни: Я бы принял на веру цифру госдепартамента.

Владимир Абаринов: В тот же день, 8 декабря, заочный ответ Путина Хиллари Клинтон обсуждался и на брифинге Маркуа Тонера в госдепартаменте.

- Если я правильно запомнила фразу, он сказал, что госсекретарь дала сигнал. Это почти то же самое, что сказать: ЦРУ дало по радио команду своим агентам действовать. Они говорят, что эти программы направлены на то, чтобы дестабилизировать положение в стране.

Маркуа Тонер: Нет ничего более далекого от правды. Эти программы – и госсекретарь говорила об этом в Национальном демократическом институте несколько недель назад – созданы для поддержки прозрачного, свободного и честного избирательного процесса. Они не направлены на поддержку каких-либо политических групп или политических целей в ущерб другим группам и целям. Задача любых наших программ содействия неправительственным организациям, будь то в России или в любой другой стране мира, состоит в том, чтобы обеспечивать и укреплять демократический процесс. Что касается сигнала, то мы выступаем за право людей мирно выражать свои взгляды и свои демократические чаяния. И мы будем продолжать делать это. Никаких сигналов мы никому не подаем.

Владимир Абаринов: Однако самая острая реакция на события в России имела место в Сенате, где в четверг прошло публичное слушание на тему «Ситуация с правами человека и верховенством закона в России: варианты политики США». В слушании принял участие сенатор Бенджамин Кардин, инициатор законопроекта о запрете на въезд в США мучителям Сергея Магнитского. Он напомнил присутствующим, что в ближайшее время состоится вступление России во Всемирную торговую организацию.

Бенджамин Кардин: Сергей Магнитский – пример человека, который сделал то, что должен был сделать. Будучи юридическим представителем своего клиента, он обнаружил коррупцию в системе исполнительной власти и привлек к этому факту внимание российских властей. И дорого заплатил за это. Он был арестован, ему были предъявлены обвинения, его заключили в тюрьму. Его пытали. Мы считаем, что по распоряжению высших властей он был лишен необходимой ему медицинской помощи. И он умер в заключении. Там еще много Сергеев Магнитских! Нас это беспокоит, и нас беспокоит то, как Россия отвечает на это. Законопроект, который я внес в Сенат от имени многих своих коллег, ясно говорит о том, что если ты нарушаешь основные права человека, не проси разрешения на въезд в Соединенные Штаты. В настоящее время Россия приближается к вступлению в ВТО. Чтобы соглашение об этом вступило в силу на территории Соединенных Штатов, мы должны отменить закон, известный как поправка Джексона-Вэника. Конгресс принял поправку Джексона-Вэника как орудие борьбы за права человека, за фундаментальное право на эмиграцию из бывшего Советского Союза. Вот как возникла поправка – она связана с правами человека. И я полагаю, с нашей стороны будет правильно поставить вопрос так: если у нас будут нормальные торговые отношения с Россией, мы вправе ожидать соблюдения там прав человека.

Владимир Абаринов: Президент правозащитной организации Дэвид Крамер обратился к президенту Обаме с призывом высказать свою позицию относительно происходящего в России.

Дэвид Крамер: Клинтон решительно встала на сторону тех, кто протестовал против Путина и «Единой России». И несмотря на путинские нападки, она не отступила. И все-таки ее откровенность должна быть подкреплена Белым Домом, в первую очередь – президентом Обамой. Когда Путин атаковал ее персонально, президент должен был выступить в ее защиту и однозначно заявить, что он поддерживает ее критику выборов. После успешного визита в Россию и произнесенной там речи президент, к сожалению, хранит молчание по поводу ухудшающейся политической ситуации в России. Если в марте будущего года президентские выборы в России будут сопровождаться таким же множеством нарушений, как выборы в Думу 10 дней назад, Соединенные Штаты должны поставить всерьез вопрос о легитимности будущего российского руководства.

Владимир Абаринов: Народ России нажал свою собственную кнопку «перезагрузка», и Вашингтон обязан считаться с этим. Таково было общее резюме сенатского слушания.
XS
SM
MD
LG