Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Белоруссия: год после Площади


Александр Лукашенко, очередной раз получивший из рук главы ЦИК Белоруссии Лидии Ермошиной удостоверение президента, оказался одним из немногих кандидатов, кто не был арестован после выборов главы страны.

Александр Лукашенко, очередной раз получивший из рук главы ЦИК Белоруссии Лидии Ермошиной удостоверение президента, оказался одним из немногих кандидатов, кто не был арестован после выборов главы страны.

19 декабря исполнился год с ночи разгона сторонников белорусской оппозиции, протестовавшей против фальсификации выборов президента Белоруссии. На площади Независимости в Минске были избиты и задержаны сотни человек, десятки впоследствии осуждены по уголовной статье "организация и участие в массовых беспорядках". За решеткой до сих пор остаются экс-кандидаты в президенты Андрей Санников и Николай Статкевич, а также активисты демократических движений.

Год тому назад в Белоруссии установлен сомнительный рекорд: пожалуй, впервые в мировой практике из десяти кандидатов на высший государственный пост восемь оказались за решеткой еще до истечения дня голосования. Так власть отреагировала на попытку своих оппонентов поставить под сомнение честность президентских выборов.

В результате разгона митинга оппозиции, на который пришли около 50 тысяч человек, были задержаны более 700 его участников. Практически всех суды наказали административными арестами. Однако для многих дело 15 сутками не ограничилось: около полусотни демократических активистов были обвинены в попытке захвата власти и приговорены к различным срокам тюремного заключения – от 2 до 6 лет.

Первым за решеткой оказался поэт, лидер кампании "Говори правду!" Владимир Некляев. В статусе действующего кандидата в президенты Некляев был избит до потери сознания еще до закрытия избирательных участков. На сторонников Некляева напали люди в штатском и начали методично избивать "правдистов". Попавший в больницу Некляев был похищен из палаты сотрудниками спецслужб и до конца января 2011-го удерживался в изоляторе КГБ. Впоследствии он был приговорен к 2 годам лишения свободы с отсрочкой приговора на 2 года. И хотя суд грозит реальным сроком, если тот не прекратит политическую активность, Владимир Некляев говорит, что 19 декабря пойдет на площадь, куда ему не дали дойти в 2010-м:

– Меня абсолютно не удовлетворяет то, как мы живем. То, что предлагает власть – это социальный пакет. Понятно, что элементарные потребности у человека есть и будут, но они должны быть на заднем плане, а во главе должен быть дух. А дух – это культура, это литература, это язык. А ничего этого в современной Белоруссии нет! Поэтому я решил эту ситуацию изменить, и пошел в политику. И ради этого я бы опять участвовал в президентских выборах, ради этого я снова пошел бы на площадь, даже если бы последствия для меня были еще хуже, чем в тот раз, – уверен Владимир Некляев.

Международное сообщество осудило жестокость белорусских властей по отношению к своим оппонентам. Около 300 официальных чиновников, судей, представителей силовых структур и спонсоров режима попали в "черный список" Брюсселя и Вашингтона: им запрещен въезд на территорию государств Евросоюза и в США, их активы за рубежом заморожены.

Как и прогнозировали аналитики, Минск предпринял попытку торговаться заключенными в обмен на финансовую помощь. Весной Белоруссию охватил острый финансовый кризис, приведший к троекратному обесцениванию национальной валюты, резкому падению уровня жизни и угрозе социального взрыва. Однако в ответ на помилование президентом Лукашенко ряда политических узников Запад заявил, что не собирается идти на поводу у властей, предъявив собственный сценарий демократических преобразований в Белоруссии. В итоге торг сорвался, и за решеткой продолжают оставаться оппозиционные активисты. В их числе – бывшие кандидаты в президенты Андрей Санников и Николай Статкевич, приговоренные, соответственно, к 5 и 6 годам колонии усиленного режима.

Последним в списке помилованных был экс-кандидат в президенты Дмитрий Усс. Бизнесмен освобожден 1 октября – как утверждает, без всяких прошений о помиловании. Сначала он проходил в качестве подозреваемого в организации массовых беспорядков, а в конце мая, несмотря на серьезные проблемы со здоровьем, был приговорен к 5,5 годам тюрьмы:

– В актив себе я записываю то, что в сознание не только белорусской оппозиции, но и простых людей, дошло: у нас выборов нету, надо что-то менять. С другой стороны, я надеялся на то, что белорусское общество более сознательное, что оно будет серьезней реагировать на проблемы, связанные с Санниковым, со Статкевичем, со мной. Было обидно, что людям – как бы все равно. Возможно, не всем, но никаких активных действий по нашей защите не предпринималось. Люди знают, что нас беззаконно судят, но они даже не вышли, чтобы поддержать нас. Это очень обидно, – говорит Дмитрий Усс.

– Иллюзий у меня не было, но я баллотировался кандидатом в президенты не в целях личной выгоды. Как экономист, я объяснял белорусскому народу программу выхода из кризиса. Мы предвидели девальвацию уже весной 2011 года. К сожалению, не все в это вникли, а правительство и вовсе не отреагировало. Но мы еще не упустили время, и сегодня руководство государства может воспользоваться этими предложениями. Донести программу до ума каждого избирателя мы все же не смогли. Не хватило сил, не хватило средств, не хватило времени. Очень жаль, но, думаю, что мы это учтем на будущее, – полагает Виктор Терещенко.

Вечером 19 декабря, в годовщину событий "кровавого воскресенья", демократические движения Белоруссии призвали неравнодушных людей стать с зажженными свечами вдоль центрального проспекта Минска до площади Независимости. Именно здесь год назад произошли события, стоившие личной свободы многим гражданам страны и международной изоляции белорусскому режиму.
XS
SM
MD
LG