Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политологи - о шансах конкурентов Путина


Путин отвечает на вопросы журналистов после "прямой линии"

Путин отвечает на вопросы журналистов после "прямой линии"

Приведет ли падение рейтинга Владимира Путина к реальной конкуренции на президентских выборах в марте 2012 года? По мнению политологов, ни один из кандидатов, претендующих сегодня на пост главы государства, пока не может рассматриваться как реальная альтернатива действующему премьеру.

В президентской избирательной кампании будут участвовать пять самовыдвиженцев. Накануне ЦИК зарегистрировал группы поддержки миллиардера Михаила Прохорова, губернатора Иркутской области Дмитрия Мезенцева, экс-мэра Владивостока Виктора Черепкова, предпринимателя из Орска Рината Хамиева и оппозиционерки из Самары Светланы Пеуновой. Генерал-полковнику Леониду Ивашову, писателям Эдуарду Лимонову и Борису Миронову, а также целителю Николаю Левашову отказано в регистрации.

Партии также определились со своими кандидатами. На пост главы государства, кроме Владимира Путина, собираются претендовать Сергей Миронов ("Справеливая Россия"), Владимир Жириновский (ЛДПР), Геннадий Зюганов (КПРФ), Григорий Явлинский ("Яблоко").

О шансах составить конкуренцию действующему премьеру рассуждает руководитель информационно-исследовательского центра "Панорама" Владимир Прибыловский:

- У нас еще не вечер, еще не 4 марта, поэтому не все еще ясно. Очевидно, что рейтинг Путина падает, и неизвестно, до какого уровня он упадет к марту - может быть, он упадет до такой степени, что его сможет победить любой, и будет конкуренция между другими кандидатами. Но это все-таки сегодня кажется маловероятным. Я думаю, пока ситуация складывается таким образом, что будет повторение того, что было на прежних президентских выборах: Путин будет лидировать, на втором месте будет кандидат от коммунистов. Если бы выборы были хоть сколько-нибудь честные, то должен был бы проводиться второй тур - так, как это было в 2000 году, например, когда на самом деле Путин не собрал больше 50 процентов. Я думаю, тактика будет та же самая: Путин получит 40 или 30 процентов голосов, а ему напишут 60, и он победит в первом туре.

- Как вы оцениваете начало предвыборной кампании Путина? Можно ли считать, оно было положено недавней "прямой линией" в телевизионном эфире?

- В принципе он во время этой "прямой линии" вел себя уверенно и пытался опереться на ту часть населения, которая, собственно, за него реально голосует, и попытаться вернуть симпатии этой части населения, которая, в общем-то, от него стала отворачиваться. Это люди, склонные к ксенофобии, с советским типом мышления, которые привыкли жить в осажденной крепости, боятся американского госдепа и так далее. На эти слои населения он пытался воздействовать для того, чтобы они пришли на выборы, снова за него проголосовали, а не проголосовали за оппозицию. А те, так сказать, кто пока не восприимчив, они, собственно говоря, Путину на выборах не нужны.

- Кому из самовыдвиженцев удастся собрать два миллиона подписей в свою поддержку?

- Если только Прохорову, и то все-таки это не факт. Я думаю, если существует какая-то договоренность (а многие подозревают Прохорова в этом), тогда закроют глаза [на некоторые формальности]. Два миллиона честных подписей собрать очень трудно, там наверняка будет значительное количество фальсифицированных - не самим Прохоровым, естественно, а командами сборщиков, фирмами, собирающими подписи. Они уже просто не умеют работать честно, и не хотят. Если договоренность с Прохоровым есть, тогда, наверное, ему засчитают эти два миллиона. А если такой договоренности нет, то велика вероятность того, что подписи Прохорова забракуют. Мезенцев соберет подписи, поскольку он кандидат запасной, на тот случай, если все другие вдруг возьмут и отзовут свои кандидатуры, и тогда Мезенцев сыграет ту роль, которую в 2004-м сыграл для Путина Миронов, то есть запасной страховочный кандидат.

Роль "запасного" кандидата отводит иркутскому губернатору и заместитель директора Центра политических технологий Алексей Макаркин:

- Думаю, что губернатору Иркутской области, конечно, удастся собрать необходимые подписи. Кремлю нужен, так сказать, страховочный кандидат на тот случай, если вдруг оппозиционеры скажут, что "нам эта кампания не нравится, мы снимаемся, мы протестуем", а у нас же по закону нужно, чтобы было два кандидата. Поэтому и останутся премьер-министр и глава Иркутской области, будут друг с другом конкурировать. Такие страховочные кандидаты у нас были все время. На прошлых выборах это был Богданов, сейчас Мезенцев. Я не исключаю, что может быть еще кто-то.

- Прохоров, например.

- Прохоров. У Прохорова есть финансовый ресурс для того, чтобы собрать два миллиона подписей.

- Как вы полагаете, кто-то из кандидатов сможет составить реальную конкуренцию Путину на выборах?

- Я сомневаюсь. Прохоров будет вести кампанию ради собственной раскрутки, ему надо активно продвигаться, показать, что он сильный политик, что он действительно пришел в эту сферу всерьез, а не просто так, на несколько минут. Для него это задача, а не задача выиграть. Что касается Зюганова и Жириновского, то даже собственные избиратели не видят их в качестве президента Российской Федерации. В качестве лидеров оппозиционных фракций, пожалуй, это интересно - важно, чтобы у власти были критики. Представить себе Жириновского в качестве президента, можно в каком-нибудь художественном фильме или в шоу, но в жизни это не для него. Поэтому у этих выборов очень слабая "альтернативность". Насколько Прохоров сможет ее преодолеть, я не знаю. Потому что, с одной стороны, он - новая фигура, с другой стороны - тоже люди, будут ли они согласны голосовать за олигарха?

- Кстати, по поводу Зюганова. Как вы думаете, оказало ли влияние на его рейтинг то, что он достаточно критично отнесся к событиям на Болотной площади?

- Я не думаю. Коммунисты маневрируют. Ну, прозвучало заявление об "оранжевой проказе", потом от него коммунисты открестились, что, мол, не говорили ничего, народ уважают, участников митинга, понимают их протест. Коммунисты маневрируют. С одной стороны они хотят сохранить какие-то приличные отношения с властью, им с ней сотрудничать в Думе, с другой стороны они хотят сохранить поддержку части оппозиции. Дело в том, что если взять этих людей с Болотной площади, многие из них проголосовали за КПРФ, причем голосовали многие молодые ребята, которые не знают, что такое социализм, которые просто голосовали, как за главную и самую отчетливую оппозиционную силу из тех, которые имели шанс пройти в парламент. То есть, было такое эпатажное голосование. Но вот сами же эти участники, даже если бы Зюганов не сказал каких-то негативных слов, даже если бы не попала в интернет эта формулировка про "оранжевую проказу", согласились бы они голосовать за Геннадия Андреевича не как за парламентского деятеля, а как за кандидата в президенты? Я не уверен, потому что когда голосуешь за кандидата в президенты, ты в большей степени обязываешься что ли, это значительно более серьезный выбор.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG