Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Генис: Возвращение миллиардера Прохорова в борьбу за президентское место остро поставило проблему взаимоотношения больших денег и большой политики. Поскольку Америка накопила куда больше опыта, ''Американский час'' попросил Владимира Абаринова посвятить наших слушателей в историю вопроса.

Владимир Абаринов: В советские времена слышал я такой анекдот. Звонит Леонид Ильич Брежнев в Белый Дом президенту Форду: ''Алё, это ты, Джеральд?''. На том конце отвечают: ''Нет, это Нельсон''. ''Не узнал, - говорит Брежнев. – Богатым будешь''.

Нельсон – это Нельсон Рокфеллер. Его фамилия стала синонимом богача. На днях Борис Березовский, комментируя решение Михаила Прохорова избираться в президенты, напомнил, что Нельсон Рокфеллер был вице-президентом США. ''И что, Америка стала хуже? Только лучше'', - сказал Березовский.

Стоит уточнить, что Рокфеллер трижды участвовал в президентских выборах от Республиканской партии, но ему ни разу не удалось получить партийную номинацию. В конце концов в 1974 году он был назначен вице-президентом. Почему назначен, а не избран? Потому что и сам назначивший его президент Форд не избирался, а попал в кресло главы государства после досрочной вынужденной отставки Ричарда Никсона.

Богач во власти - хорошо это или плохо? В советской школе нас учили, что, конечно, плохо. Члены Временного правительства назывались в учебнике ''министры-капиталисты''. Члены триумвирата из сказки Олеши ''Три толстяка'' имели все внешние признаки буржуя, каким его рисовали карикатуристы – в цилиндре, с сигарой в зубах и толстым брюхом. А вот Лев Толстой считал иначе.

Князь Серпуховской, эпизодический персонаж ''Анны Карениной'', зовет графа Вронского потрудиться на благо отечества: ''Такие люди, как ты, нужны'', - говорит он. ''Кому?'' - поражается Вронский. ''Обществу, - убежденно уверенно отвечает князь. - Нужна партия власти людей независимых, как ты и я. "Может быть, я хуже, глупее их... - Но у меня есть уже наверное одно важное преимущество, то, что нас труднее купить. И такие люди более чем когда-нибудь нужны''.

Джордж Вашингтон

Джордж Вашингтон

Журнал ''Атлантик'' однажды подсчитал, каким состоянием владели президенты США. Оказалось, самым богатым был первый президент, Джордж Вашингтон. Он удачно женился на вдове с большим наследством и приумножил это богатство – был землевладельцем, плантатором, имел более 300 рабов. В переводе на нынешний курс его состояние превышало полмиллиарда долларов – этого достаточно, чтобы войти сегодня в список ''Форбс'' ''400 самых богатых людей мира''.

В своей первой инаугурационной речи в 1789 году Вашингтон отказался от жалования, однако Конгресс решил, что, поскольку в Конституции сказано, что ''президент получает за свою службу вознаграждение'', отказываться не следует, дабы не создавать прецедент. Жалованье президенту установили в 25 тысяч долларов в год – по нынешнему курсу это более 300 тысяч. По тем временам сумма значительная – она составляла два процента от федерального бюджета. Однако президент не получал тогда никаких средств на содержание своей резиденции – прислугу и секретарей первые президенты оплачивали из собственного кармана.

Большим состоянием – более 200 миллионов долларов – располагал третий президент США Томас Джефферсон, однако к концу жизни он разорился, оставив единственной пережившей его дочери только долги. Банкротами из-за неудачного бизнеса стали Линкольн, Труман, Улисс Грант. Уильям Маккинли потерял все свои деньги вследствие депрессии 1893 года.

Франклин Рузвельт

Франклин Рузвельт

До середины XIX века главным источником благосостояния президентов было землевладение. Начиная со второй половины столетия большинство президентов – профессиональные юристы. Они зарабатывали на жизнь частной адвокатской практикой. По нынешним меркам, это средний класс. Президентское жалованье было их единственным источником дохода. Уходя в отставку, они оставались без копейки – пенсия президенту тогда не полагалась – и вынуждены были искать средства к существованию. Калвин Кулидж зарабатывал газетными статьями. Билл Клинтон сделал состояние, которое оценивается сегодня в 38 миллионов, на своей автобиографии и публичных выступлениях.

Исключением из правила следует считать Герберта Гувера – человека, который сделал себя сам. Свое состояние – по версии журнала ''Атлантик'', 75 миллионов долларов – он заработал в качестве независимого эксперта по горному делу и одного из первых экспортеров российской нефти. В 1932 году он боролся за переизбрание с кандидатом демократов Франклином Рузвельтом и в своих публичных речах продолжал отстаивать принципы свободного предпринимательства.

Герберт Гувер

Герберт Гувер

Герберт Гувер: Оппозиция говорит нам, что нам необходимы перемены, необходим новый курс. Это не те перемены, которые становятся следствием нормального развития жизни нации. Это предложение изменить все основы, на которых зиждется жизнь нашей нации, которая была создана поколениями в испытаниях и борьбе, и принципов, на которых построено государство.

Владимир Абаринов: Но в стране, пораженной Великой депрессией, эти речи не нашли отклика. Президентом стал Рузвельт, наследник крупного фамильного состояния. Значительные средства он получил в качестве приданого за женой Элеонорой. Его программа выхода из депрессии – Новый курс – снискала ему популярность среди малоимущих слоев, а банкиры и промышленники назвали его предателем своего класса. В августе 1935 года Рузвельт подписал ''Закон о социальном страховании'', заложивший основы ныне действующей системы – впервые простые американцы перестали бояться выхода на пенсию.

Франклин Рузвельт: Сегодня надежда, которую мы питали много лет, в значительной мере осуществилась. Цивилизация последнего столетия, с ее ошеломляющими промышленными переменами, делала жизнь все более и более незащищенной. Молодые люди начали задумываться, что будет со многими из них, когда они достигнут пожилого возраста. Работники спрашивали себя, как долго им придется работать. Меры социальной защиты дают хотя бы частичную безопасность 50 миллионам наших граждан. Мы никогда не сможем гарантировать ста процентам населения стопроцентную защиту от угроз и превратностей жизни, однако мы постарались принять закон, который предоставит рядовому гражданину и его семье некоторые меры защиты от потери работы и необеспеченной старости.

Майкл Блумберг

Майкл Блумберг

Владимир Абаринов: Однако у Рузвельта был грозный оппонент - сенатор от Луизианы Хьюи Лонг, отчаянный популист и блестящий оратор, которого Роберт Пенн Уоррен вывел в романе ''Вся королевская рать'' под именем Вилли Старка. Он выдвинул свою программу – ''дележ богатства'', что означало, прежде всего, снижение налогов для бедных и многократное повышение для богатых. Он без устали обличал лицемерие купающегося в роскоши правящего класса.

Хьюи Лонг: Кто-нибудь был когда-нибудь на барбекю, где один человек сгребает со стола все, что приготовлено на десятерых? Единственный способ накормить остальных – заставить этого человека вернуть все, что он нахватал! Так как же нам накормить остальных? Что Морган, Рокфеллер и Меллон собираются делать со всем тем, что они успели ухватить? Они не могут все это съесть или все это надеть на себя. И вот когда они наедятся досыта, и когда их дети получат вдоволь еды и одежды, и их внуки получат, тогда мы вправе призвать господ Моргана, Рокфеллера и Меллона и сказать им: кладите обратно на стол все, что вы ухватили и что вам самим не нужно! Оставьте что-нибудь американскому народу!

Владимир Абаринов: Если бы Джон Кеннеди успел унаследовать состояние своего отца, то самым богатым в истории президентом был бы он – наследство оценивалось в миллиард долларов. Но у Кеннеди были живы оба родителя, поэтому никаких собственных средств, кроме зарплаты сенатора, он не имел. Однако тогдашнее законодательство не возбраняло отцу тратить его собственные деньги на избирательную кампанию сына, и Джозеф Кеннеди проявил неслыханную щедрость.

Стив Форбс

Стив Форбс

А вот сенатору Джону Керри, который избирался в президенты в 2004 году, в этом отношении не повезло. Он женат на Терезе Хайнц, владелице компании по производству одноименного кетчупа. Ее состояние – 750 миллионов. Но по действующему закону жена имеет право внести в избирательную кассу мужа не более двух тысяч долларов. В результате Джону Керри, чтобы финансировать кампанию, пришлось даже заложить дом, записанный на его имя.

В недавней истории США были богатые кандидаты, отказавшиеся от государственной дотации, полагающейся по закону, с тем, чтобы иметь возможность бесконтрольно тратить собственные средства. Майкл Блумберг потратил 73 миллиона своих денег в борьбе за пост мэра Нью-Йорка и был избран. Бизнесмен Росс Перо избирался в президенты в качестве третьего кандидата дважды. В 1992 году он потратил более 12 миллионов из собственного кошелька и получил около 19 процентов голосов, однако голоса эти были рассеяны по всей стране. Мажоритарная система не позволила ему получить ни одного голоса в коллегии выборщиков. То же самое произошло и спустя четыре года, когда Перо предпринял вторую попытку.

Другой состоятельный человек, Стив Форбс, пытался выиграть номинацию от Республиканской партии в 1996 и 2000 годах. Оба раза финансировал свою кампанию сам, для чего даже продал часть своего пакета акций в фамильном предприятии, и оба раза потерпел неудачу.

Самый богатый кандидат нынешнего избирательного цикла – Митт Ромни. У него, по разным оценкам, от 200 до 400 миллионов. Нынешняя попытка для него тоже вторая. В 2008-м он уступил в борьбе за номинацию от Республиканской партии Джону Маккейну, потратив при этом 45 миллионов личных средств. На этот раз он решил собственный кошелек не трогать и ведет кампанию на пожертвования, причем крайне экономно. В своих выступлениях он позиционирует себя прежде всего как успешный бизнесмен – если угодно, эффективный менеджер.

Митт Ромни

Митт Ромни

Митт Ромни: Проработав всю жизнь в частном бизнесе, я понимаю, как создаются рабочие места. Они не создаются правительством, они не создаются в Вашингтоне. Они создаются по всей Америке. И я знаю, как помочь сделать Америку привлекательной для иностранных инвестиций, новых видов предпринимательства и как обеспечить рост занятости.



Владимир Абаринов: В период кризиса этот образ для многих выглядит привлекательно, но стоит напомнить, что кабинет Буша-младшего, который довел страну до нынешнего положения, почти сплошь состоял из успешных бизнесменов, а президенту не раз говорили: Америка – не корпорация, руководство страной – не частный бизнес.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG