Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сколько стоит заложник "Норд-Оста"


Стена памяти жертв теракта в ДК на Дубровке.

Стена памяти жертв теракта в ДК на Дубровке.

Европейский суд по правам человека обнародовал решение по жалобам 64 граждан, пострадавших в результате захвата заложников в театральном центре на Дубровке. Сумма компенсаций, которые должны выплатить российские власти, в общей сложности составляют около 1.3 млн евро.

Во время показа мюзикла "Норд-Ост" террористы захватили 912 человек и удерживали их на протяжении трех дней. Страсбург признал, что российские власти нарушили право заявителей на жизнь и, помимо назначения денежных компенсаций, обязал провести объективное расследования обстоятельств проведения операции по освобождению заложников, во время которой по различным данным погибло от 130 до 174 человек.

Решения Европейского суда по правам человека люди, пострадавшие в результате захвата заложников в театральном центре на Дубровке, ждали 8,5 лет. В Страсбург они обратились, отчаявшись быть услышанными в российских судах, куда их первые жалобы поступили вскоре после теракта в 2002 году. Российская Фемида не только отклонила большинство требований пострадавших, но и проигнорировала вопросы, ответов на которые ждали заложники "Норд-Оста" и родственники погибших на Дубровке. Говорит сопредседатель совета региональной общественной организации содействия защите пострадавших от террористических актов "Норд-Ост" Татьяна Карпова:

– Я в "Норд-Осте" потеряла своего сына. И до сих пор я не получила ответов, которые меня безумно волнуют. Мы бы хотели узнать, прежде всего, можно ли было спасти моего сына, как и всех остальных? В достаточной ли степени детально была организована и продумана операция по спасению? На самом деле, вся эта операция сводилась к тому, что трое суток наше правительство наблюдало на тренировочном здании, как "альфовцы" и отряд "Вымпел" проникнут в ДК на Дубровке и как они уничтожат террористов. Это было сделано блестяще. Они действительно проникли. Они действительно расстреляли всех террористов. Отсюда еще один вопрос: почему они расстреляли террористов - даже тех, которые были на момент захвата полностью обезврежены? Им можно было надеть наручники и вершить правосудие, как и положено было сделать. Тогда мы, может быть, могли бы узнать как появился этот теракт, кто стоит за этим терактом, кто его организовал. Такое ощущение, что государство наше, прежде всего, хотело скрыть какие-то последствия этого теракта. Но нам бы очень хотелось узнать всю его подноготную.

Далее меня очень тревожит вопрос - каким газом был отравлен народ в театре? Как сопредседатель организации, я каждый день сталкиваюсь с проблемами - постоянные звонки от выживших, слава Богу, заложников, которые стали инвалидами II и III группы после этого газа. Нам бы хотелось узнать правду. Если мы будем знать, какой газ, не ради своего любопытства, то мы просто сможем помочь этим ребятам жить дальше нормальной жизнью, им смогут оказать квалифицированную помощь. Потому что для медиков до сих пор осталось загадкой - как их лечить, от чего конкретно? – спрашивает Татьяна Карпова.

Жалоба первой группы заявителей пришла в Страсбург в апреле 2003 года. Вторая, более многочисленная группа, пострадавших от теракта на Дубровке обратилась в Европейский суд по правам человека в июле того же года. Наконец, 18 марта 2010 года страсбургские судьи признали обе жалобы по делу "Норд-Оста" приемлемыми и объединили их в одно производство. Заявители (всего 64 человека) считали, что российские власти, организуя операцию по освобождению заложников "Норд-Оста", нарушили три статьи Европейской Конвенции "О защите прав человека и основных свобод" Вторую (право на жизнь), Третью (запрещение пыток) и Шестую (право на справедливое судебное разбирательство). Однозначно нарушенным суд признал лишь право на жизнь. Для того чтобы вынести суждения по двум другим статьям Европейской конвенции у Страсбургских судей не было достаточной информации - правительство России её не предоставило. И, тем не менее, это решение содержит, по меньшей мере, два принципиальных вывода Европейского суда по правам человека. Говорит адвокат Каринна Москаленко, представляющая группу заявителей в Страсбурге.

– Признано нарушение права на жизнь – то, что российские власти многие годы отрицали. Миф о правильности их действий сегодня совершенно развеян. Это первое. Второе – может быть, не менее важное – то, что сегодняшнее решение не может считаться совершенно окончательным. Суд признал, что власти скрывают обстоятельства, которые могут быть получены только при надлежащем расследовании. Власти столько обстоятельств делают неизвестными, что буквально немедленно надо начинать расследование. Не то расследование, которое они ведут уже столько лет, а именно расследование деятельности спецслужб и прочих служб, организовывавших, планировавших и проводивших операцию по освобождению заложников. В рамках расследования по этому делу должны быть установлены обстоятельства, которые могут быть иным образом оценены тем же самым Европейским судом. Сегодня для окончательных выводов по этому делу просто недостаточно информации. Потому что ее скрывают власти…

Расследование дела о теракте в театральном центре на Дубровке, по словам члена координационного совета общественной организации "Норд-Ост" Дмитрия Миловидова, движется крайне медленно. Оно то приостанавливается, то возобновляется. В этом году следствие трижды продлевалось в ожидании результатов очередной экспертизы. Последнее продление состоялось, по словам Дмитрия Миловидова, 15 декабря нынешнего года:

– Следствие настолько торопилось закрыть дело, сдать его в архив, что даже пренебрегало тем фактом, что трупов уничтоженных террористов на всех, простите за каламбур, не хватало. Поэтому по нашему вопросу дело было возобновлено. Была проведена экспертиза останков. Сейчас мы ждем ее результатов.

Теперь российские власти обязаны расследовать обстоятельства, при которых погибли заложники, захваченные террористами в театральном центре на Дубровке – если только правительство не обжалует решение Страсбурга.

– Решение вступает в силу через 3 месяца после его вынесения, если ни одна из сторон не обратилась в Большую палату, – напоминает Каринна Москаленко. – Мои доверители не будут обращаться в Большую палату. А вот власти, возможно, попробуют оспорить все эти неприятные для них выводы. И тогда исполнение решения может быть отсрочено, но ненадолго. Потому что либо Евросуд откажет в передаче дела в Большую палату, либо дело передадут. Но в этом случае я считаю, что власти России ждет неминуемый позор – отстаивать такие действия, которые признаны нарушением.

Напомним, что 23 октября 2002 года во время показа мюзикла "Норд-Ост" террористы взяли в заложники 912 человек и удерживали их на протяжении трех дней. Освобождение заложников обернулось новой трагедией. При штурме с применением специального газа, состав которого до сих пор засекречен, погибли 130 до 174 человек, по разным данным.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG