Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Есть Государственная Дума, в которой можно придавить как следует "Единую Россию", опираясь, в том числе, и на митинги протеста. Надо использовать парламентскую трибуну для того, чтобы обеспечить относительно честные выборы 4 марта, чтобы был второй тур президентских выборов"


Михаил Соколов: Сегодня в нашей московской студии в прямом эфире депутаты Государственной думы России - Дмитрий Новиков, Коммунистическая партия Российской Федерации, и Иван Грачев, партия "Справедливая Россия". Мы говорим о последствиях прошедших в России выборов 4 декабря и тех волнениях, которые вызывали эти выборы, результаты голосования, естественно, о предстоящем первом заседании Государственной думы.
Во-первых, я бы попросил наших гостей оценить то, что произошло 4 декабря с точки зрения критериев так называемых "честных выборов", как ваши партии, ваши коллеги и вы сами оцениваете ситуацию с точки зрения нарушений, фальсификаций и так далее?

Дмитрий Новиков: Мы как раз позавчера проводили второй этап 14 съезда КПРФ. Второй этап, потому что мы подводили итоги выборов в Государственную думу и принимали решение об участии в президентских выборах. Естественно, что в фокусе были результаты голосования и то, как проходили эти выборы. Основной доклад делал лидер КПРФ Геннадий Зюганов на съезде, и в этом докладе было подтверждено мнение КПРФ о том, что прошедшие 4 декабря выборы не могут считать легитимными. Эта оценка прозвучала уже в ночь после голосования первый раз на пресс-конференции. Мы остаемся на этих же позициях, больше того, убеждаемся в нечестности этих выборов больше и больше, поскольку все больше фактов фальсификаций голосования налицо.
Наши юридические службы как в Центральном комитете, так и на региональном уровне сейчас эти данные обобщают, готовят иски, подают их. И мы будем бороться за отмену результатов по тем участкам, где были фальсификации, и будем вести процессы по всем нарушениям, которые имели место.
Именно в связи с нечестными результатами прошлых выборов целый ряд партий, и мы в том числе, выдвинули требования, связанные с изменениями в избирательной системе, с тем, чтобы она стала честнее, прозрачнее сама по себе. Выдвинули требования отставки Чурова и в последующем назначение на эту должность только тех, кто будет согласован всеми парламентскими партиями. Выдвинули требования формирования всех избирательных комиссий, начиная с участковых, только на основе представительства всех партий, действующих в Российской Федерации. Потому что сегодня существует явный перекос в пользу представителей партии власти – это совершенно очевидно.
Понятно, что если официальные данные гласят, что в Дагестане 90% проголосовало за "Единую Россию", никто здравомыслящий в эти цифры верить не может. К сожалению, то, что у нас нередко происходило на многих выборах в республиках Северного Кавказа, сегодня переносится практически на всю территорию Российской Федерации. Правда, равно этому и растет сопротивление граждан. Именно поэтому мы увидели не только в очередной раз нечестные выборы в Российской Федерации, подчеркиваю, в очередной раз, но и впервые за многие годы, впервые за 15-20 лет увидели готовность сопротивляться. Отсюда целый ряд акций протеста. Вчера прошла акция протеста КПРФ на Манежной площади, и другие политические силы тоже высказывают неудовольствие свое прошедшими выборами.

Михаил Соколов: Что думает "Справедливая Россия", у которой, как я вижу по последним публикациям, только в Петербурге украли порядка 40 тысяч голосов?

Иван Грачев: Я для начала скажу, что я сам думаю, а потом партийную позицию. Потому что я всю кампанию вел из очень простых слов, что нужно задавить «Медведя» ниже 50%. И к сожалению, эту задачу решить не смогли в значительной степени потому, что часть оппозиционеров откровенных, которых я часто и уважаю, заняли абсолютно не прагматичную позицию, например, призывали не ходить на выборы или призывали перечеркивать всех подряд. На самом деле это отработало на "Единую Россию", она переползла на брюхе, медведи переползли на брюхе через эти 50%, на пределе фальсифицируя выборы. Потому что пресс, которому они учителей, врачей подвергли, он уже был чрезмерный, был предельный во многих случаях, в значительной степени благодаря тому, что оппозиция совершила ошибки, которые не хотелось бы повторить на президентских выборах.
В части фальсификации "Справедливая Россия" достаточно юридически корректную позицию заняла. То есть мы собирали реальные результаты фальсификации там, где они железно доказуемы. Например, если протокол уже подписан, а потом в ГАС "Выборы" введены другие цифры, то это практически ни на каком суде уже признать чем-то правильным и нормальным невозможно.

Михаил Соколов: Вам скажут, что копия протокола выдана с нарушением, печать кривая и так далее. Способы есть.

Иван Грачев: Тем не менее, если не сдадутся те, кто подписывали, потому что есть люди, которые подписывали и бывает так, что из 11 человек 6 человек доказывают, что они подписывали именно первый протокол. На мой взгляд, это имеет реальные судебные перспективы. По Петербургу таких участков 232 штуки и там в районе 40 тысяч прямо украденных у "Справедливой России" голосов. Плюс, конечно, украденные у других наших коллег по оппозиции в этой части.
Соответственно, если удастся судебным образом такие города, как Петербург, привести к порядку, заставить признать реальные результаты на этих участках, то немедленно картина по стране меняется, потому что никаких 50% в сумме не будет у "Единой России". Тогда совершенно иначе будет выглядеть Государственная дума.
Соответственно, первое решение, которое действительно определяет судьбу страны, потому что честные и нечестные выборы – это абсолютно принципиальная вещь для будущего страны, они будут связаны с созданием комиссии в Государственной думе и, надеюсь, что вся оппозиция единым фронтом выступит по расследованию этих результатов с исками. И дальше, естественно, изменение законодательства. Я думаю, что поправки будут предельно простые для того, чтобы быстро попробовать их до марта провести.

Михаил Соколов: Скажите, а они как-то сформулированы уже эти поправки?

Иван Грачев: Идея простейшая, она заключается в том, что никаких вэб-камер не нужно, а надо на партийной основе создать избирательные комиссии. Достаточно либо парламентская, либо вся зарегистрированная партийная часть формирует избирательные комиссии.

Дмитрий Новиков: На равных паритетных началах. Представительство сегодня есть, нет равенства.

Михаил Соколов: Исполнительная власть там доминирует.

Иван Грачев: Абсолютно никаких вэб-камер не потребуется. Спокойно можно эти 10 миллиардов на другие цели использовать, и будет взаимный контроль, и будут относительно честные выборы.

Михаил Соколов: У нас два звонка, давайте попробуем ответить слушателям на их вопросы. Олег, из Московской области, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. У меня такой вопрос первый: как вы относитесь к лицемерию своих лидеров, которые объявили демонстрацию на Болотной, не очень хорошо оценили ее, что это происки западных государств и тому подобное? Второй вопрос: зачем обращаться в суды, если все, кто выдвигался по партийным спискам, могут просто сдать мандаты свои?

Михаил Соколов: Понятно. Вопросы абсолютно ясные и четкие. Давайте первый вопрос. Действительно, Геннадий Зюганов что-то высказался об "оранжевой заразе", потом, правда, помягче говорил.

Дмитрий Новиков: Здесь надо развести две разных темы. Дело в том, что когда речь идет о выступлении, об акции протеста на Болотной площади, мы не считаем, что это акция одной политической силы. Это акция, на которую пришел очень большой круг людей, москвичей, жителей Подмосковья, тех, кто находился в это время столице из других регионов. Действительно была массовая акция, где участвовали разные политические силы, независимо от того, кто подавал заявку на проведение. Кроме этого участвовала масса людей, которые не являются политически ангажированными, не принадлежат к какой-либо партии вообще, но тем не менее, крайне возмущены тем, что происходило в Российской Федерации, в столице в том числе 4 числа.
Поэтому мы с большим уважением относимся ко всем, кто протестовал. И видимо, комментарий Геннадия Андреевича Зюганова вы не очень четко оценили. Потому что КПРФ направляла своих представителей на Болотную площадь, там выступал член Центрального комитета партии, он же руководитель фракции КПРФ в Московской городской думе Андрей Клычков. Поэтому здесь мы являлись отчасти участниками акции.
С другой стороны, мы понимаем как партия, что эти процессы могут быть использованы так называемыми "оранжевыми силами" не в интересах широких народных масс, а в интересах узкого круга олигархов. И противостояние Касьянова и Немцова с Путиным и Медведевым мы оцениваем как противостояние внутри олигархического клана. Это наша позиция, и мы будем ее придерживаться. Потому что КПРФ является в принципе антиолигархической, мы не собираемся работать на кого-то из представителей крупного бизнеса.

Михаил Соколов: Иван Грачев, я не слышал заявлений Миронова.

Иван Грачев: Миронов ничего подобного не говорил – это абсолютная неправда.

Михаил Соколов: Но на митинги не ходит.

Иван Грачев: Сам не ходил, представители "Справедливой России" достаточно в больших количествах там были. Сам я в это время на телевидении выступал как раз по выборам, поэтому на митинге не был. В части сдачи мандатов, еще раз я фиксирую, что многие, в том числе и вполне приличные люди отработали на "Единую Россию" на выборах в Государственную думу, призывая не ходить на выборы и призывая, допустим, перечеркивать бюллетени из самых хороших, благих намерений. Но объективно они помогли переползти через 50%.

Михаил Соколов: Вы имеете в виду по количеству мандатов из-за перераспределения?

Иван Грачев: Безусловно. Во-первых, просто перераспределение идет таким способом, что эти голоса людей, которые пришли и перечеркнули, они наполовину переходят на самом деле "Единой России". А те, кто не пришел, а мог бы проголосовать за оппозицию такую, как она есть, это в целом голос исчезает и можно считать, что он переходит "Единой России". Соответственно, то же самое сейчас было бы со сдачей мандатов.
Есть Государственная дума, в которой на самом деле более-менее ситуация рабочая, где можно придавить как следует, опираясь в том числе на выступления на Болотной площади, эту самую "Единую Россию" и использовать это для того, чтобы по крайней мере второй тур был после 4 марта. Использовать парламентскую трибуну для того, чтобы действительно обеспечить относительно честные выборы 4 марта, соответственно, второй тур. И сейчас нас призовут сдать мандаты, оставить Государственную думу одной "Единой России", которая будет законы править так, чтобы еще легче было провести нечестные выборы, и при этом люди будут говорить, что это правильное и разумное решение. Конечно, это не так – это неправильное и неразумное решение.

Дмитрий Новиков: Можно я тоже не стану уходить от этого вопроса второго, который был задан по поводу сдачи мандатов. Видите, какой казус. За несколько буквально часов до того, как господин Явлинский призвал оппозиционные партии сдавать мандаты, было получено президиумом ЦК КПРФ письмо, адресованное Чуровым на имя Зюганова, где господин Чуров, хотя это вообще не его компетенция писать такие письма, но написал, тем не менее, письмо о том, что раз вы, Геннадий Андреевич, недоволен состоявшимися выборами - сдавайте мандаты.
Мы же понимаем, кто такой Чуров и охранителем чего и кого он выступает. Безусловно, он самый надежный охранитель существующей политической системы. Поэтому если Чуров пишет такие письма и призывает оппозицию отказываться от мандатов, значит он прекрасно понимает, что это было бы самым большим на данном этапе подарком "Единой России" и ее хозяевам. Поэтому, к сожалению, тот политический расклад, который есть, он ничего бы не дал в случае сдачи мандатов оппозицией.

Михаил Соколов: Я читаю сообщение нашего слушателя: "Все партии не "едросы" рады до ушей, что им перепало больше голосов, чем они рассчитывали, поэтому они реально не будут бороться за пересмотр, тем более за отмену выборов". Виктор пишет.
А я добавлю к этому такой аргумент, но это в адрес "Справедливой России". Действительно, получается, что ваша партия во многих случаях совсем даже не оппозиционно действует. Например, я вижу, что происходило в региональных законодательных собраниях. К примеру, в Приморском крае "Справедливая Россия" сблокировалась с "Единой Россией" и ЛДПР и не дала коммунистам провести своих людей в том числе на посты руководителей комитетов и так далее, и вполне голосует по указаниям руководства "Единой России". Такие случаи оказываются не единичны. Поэтому многие уверены, что никакой разницы между "Справедливой Россией", ЛДПР и "Единой Россией" на самом деле нет.

Иван Грачев: Я контрпример приведу на эту тему. "Яблоку", которое предлагает "Справедливой России" сдать мандаты в Госдуме, было предложено сдать мандаты в Санкт-Петербурге, где ситуация стопроцентно определенная, где сдача мандатов тремя оппозиционными партиями гарантирует провал и новые выборы.

Михаил Соколов: То есть роспуск законодательного собрания?

Иван Грачев: Категорически отказались.

Михаил Соколов: Но там Григорий Явлинский пошел в законодательное собрание.

Иван Грачев: На мой взгляд, аргументы там частные, что в Петербурге люди поступили неправильно, и во Владивостоке неправильно поступили.

Михаил Соколов: В Петербурге избрали спикером законодательного собрания представителя "Единой России", там же блокировалась "Единая Россия", ЛДПР и какие-то загадочные голоса при тайном голосовании, когда никто не может понять, кто все-таки дал большинство при избрании.

Иван Грачев: Там хватало голосов ЛДПР и "Единой России" для полного, 26, по-моему, они набрали. Вполне возможно, что два перебежчика было, чьи они - неизвестно.

Михаил Соколов: Непонятно, то ли коммунисты, то ли эсеры.

Иван Грачев: Человеку, который на нас в этой части давит и говорит, что обязательно сдать мандаты, я прошу задним числом просчитать ситуацию с призывом не ходить на выборы и вычеркивать все бюллетени, к чему она реально привела. Хотя обоснования были логичные и красивые.

Михаил Соколов: Москва, Петерс, пожалуйста, ваш вопрос.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотел предложить объединенной оппозиции и народным массам несколько объединительных идей в дальнейшем. Первое, главное, что суды, правоохранительные органы должны избираться народом или присяжными, на этом должны согласиться все партии и движения. Это было бы базой. Второй вопрос: не действует закон, не прошедший референдум, и тогда влияние какой-то паразитарной партии, имеется в виду большинство, нейтрализовалось бы полностью.

Михаил Соколов: Давайте прокомментируем: выборность в судах и восстановление права на референдум.

Дмитрий Новиков: По поводу референдума было сказано то, что было сказано. То, что касается выборности судей и правоохранительных органов. Насчет правоохранительных органов не очень представляю себе, как это может выглядеть.

Михаил Соколов: Муниципальная полиция, почему нет?

Дмитрий Новиков: Что касается выборности судей, то это один из пунктов программы КПРФ на прошедших выборах и на выборах президента. Мы этот пункт подтвердили на состоявшемся позавчера съезде, что судьи на уровне областном, на уровне местном должны избираться, так же, как должны избираться, на наш взгляд, члены Совета федерации, так же, как должны избираться губернаторы и так далее.

Михаил Соколов: Без президентского фильтра, я надеюсь.

Дмитрий Новиков: Без президентского фильтра, естественно, иначе в этом весь смысл теряется. Мы понимаем, что такое президентский фильтр, особенно в тех условиях, которые складывались в последнее время.
Что же касается того, что все законы должны действовать после проведения референдума, вряд ли сами граждане заинтересованы в том, чтобы все законы Российской Федерации принимались через референдум - это была бы очень громоздкая, неэффективная система, тогда парламент не нужен как таковой. Но то, что у нас сегодня конституционная норма о праве граждан на референдум не действует, то, что закон о референдуме, который существует, не позволяет процедуру реализовать, то, что там есть масса вещей, которые не дают возможность любой инициативной группе или партий организовать референдум – это факт.
Там столько ограничений: нельзя проводить за год до федеральных выборов, нельзя проводить в течение года после федеральных выборов, нельзя проводить по вопросам текущей бюджетной политики. И самый шикарный перл в законе о референдуме о том, что нельзя проводить референдумы по вопросам, которые отнесены к компетенции тех или иных органов государственной власти. Государственные органы для того и существуют, чтобы решать те или иные вопросы. Это не только наше мнение, не только мнение КПРФ, но и мнение целого ряда юристов. Мы отправляли этот законопроект, когда он появился для экспертов оценок на ряд юридических кафедр вузов, и мнение юристов тоже было таким. Поэтому закон о референдуме тоже требует корректировки, и это тоже одно из наших требований на выборах.
Мы проводили, начиная с февраля этого года, народный референдум, поскольку государственный провести в силу вышеозначенных причин невозможно, в этом народном референдуме приняло участие порядка 10 миллионов человек. И там было последний пункт, который как раз был посвящен реальному праву граждан на референдум, так что эти почти 10 миллионов человек в том числе за то, чтобы нормальный референдум можно было проводить в Российской Федерации.

Михаил Соколов: Иван Андреевич, по поводу восстановления выборности.

Иван Грачев: Это программные пункты. Выборность губернаторов и выборность мэров – это программные пункты, так же как и членов Совета федерации, у "Справедливой России". Здесь мы легко объединимся с любой оппозицией в этой части. Выборность части судейского корпуса и начальников муниципальной милиции – это возможно, не помню, есть ли это в программе, но по крайней мере, не отрицает "Справедливая Россия" возможность такого варианта.
Но я так полагаю, что объединяться надо вокруг вещей, близких людям. Кроме того, что надо задавить медведей на этих выборах и попытаться организовать как минимум второй тур на следующих выборах, и вокруг этого оппозиции объединится, мне кажется, надо объединяться. Например, то, что касается тарифов каждого человека. Сегодня Путин рассказывает по телевизору о тотальном воровстве из энергетических компаний. Соответственно, у нас есть закон, который фиксирует, что тарифы не на словах, а на деле должны быть зафиксированы в этом году с ростом не выше объявленной инфляции. Дальше, я абсолютно уверен, что причиной вот этих явлений, ведь он рассказывает о том, что практически законы вывели - это значит раздолбали единые энергетические системы таким способом, что это стало возможным.

Михаил Соколов: Они по закону центры прибыли создают вне системы.

Иван Грачев: На самом деле сама реформа была проведена так, что, грубо говоря, строить или ремонтировать генерирующие мощности намного дороже, чем капитализация этой компании. И соответственно, тогда рациональная рыночная стратегия для любого менеджера, не менеджера – это извлекай прибыль и не вкладывайся, что они и делают. Но заложено это было в самой этой реформе абсолютно бездарной, которая привела к 12-кратному росту цен на электричество, частично на этих людей, которые воруют. Тогда, соответственно, надо разбираться с это реформой, фиксировать тарифы. И думаю, коммунисты наш законопроект точно поддержат, у них и свой есть. И дальше разбираться с этой реформой, что там с ней происходит.
То же самое, например, по жилью. Если мы говорим, что жилья надо строить больше - это во всех программах, но это же в бюджете должно быть отражено. Вот бюджет Государственной думы, который еще можно пересмотреть в январе. Здесь опять и для людей, и для оппозиции полная основа для объединения.

Михаил Соколов: Я хотел бы обратиться к нашим гостям и спросить: а как вы будете, имея свои фракции в меньшинстве, добиваться проведения своих идей? Иван Грачев уже сказал, что можно как-то поддавить, как вы выразились, медведей. Предположим, вы хотите добиться того, чтобы было изменено избирательное законодательство довольно быстро, эффективно, вместо этих вэб-камер, на которые можно потратить огромные бессмысленные деньги, действительно можно по-другому сформировать избирательную комиссию уже сейчас. Я помню, в прошлой думе единственный способ был демарш, когда три фракции вышли, возмущенные фальсификацией на региональных выборах и не возвращались в зал. Тогда власти пошли на уступки. Такое возможно?

Иван Грачев: Картина совершенно иная. Никаких трехсот голосов у "Единой России" нет, они имеют небольшой перевес в 13 голосов всего. При этом они имеют порядка ста человек нарфронтовцев, которые, на мой взгляд, часть из них не ориентируется ни в политике, ни в чем.

Михаил Соколов: За них будут кнопки нажимать просто. Соберут карточки и будут нажимать кнопки.

Иван Грачев: Я не уверен, что при соответственном давлении на этих людей, которые на самом деле тоже думают и на пять лет вперед, они все так будут нажимать кнопки. Соответственно, это означает, что оппозиция консолидировано свои голоса должна использовать по темам, которые понятны и согласованы. Например, организация избирательной комиссии или какая-то экономическая тематика. А в этой части нужно достаточно серьезное и непрерывное давление избирателей на эту не вполне понятную часть "Единой России".

Михаил Соколов: Вполне понятная, мы знаем господина Пушкова, знаем господина Говорухина. Все вроде беспартийные, но работают на "Единую Россию".

Иван Грачев: Не уверен, что так уж побежит голосовать, как ему велят, Рошаль.

Михаил Соколов: Рошаля нет.

Иван Грачев: Я говорю, что там есть такие люди, может быть 12 наберется, может быть 13 из ста, на которых, на мой взгляд, можно оказать серьезное давление. По экономической тематике картина еще проще, потому что, как правило, единороссы малограмотные люди, и если решение комитета будет выноситься на Государственную думу позитивное, то с высокой вероятностью оно может пройти и через Государственную думу. А взять под контроль все комитеты в сложившейся ситуации они точно совершенно не смогут.

Михаил Соколов: Они основные возьмут под контроль.

Иван Грачев: Все они тоже не могут взять.

Дмитрий Новиков: Я как раз считаю, что, конечно, в нынешнем созыве Государственной думы оппозиции будет не легче работаться, чем в прошлом, потому что все-таки большинство, хотя и не конституционное, осталось у "Единой России".

Михаил Соколов: То есть вы не верите в возможность откола части людей из Народного фронта даже по некоторым вопросам?

Дмитрий Новиков: Я верю в другое. Я солидарен с тем, что изменения могут быть, но только под давлением общества. При продолжении тех тектонических сдвигов, которые начались в обществе среди граждан после 4 числа, их готовность не соглашаться с тем, что им навязывают, с тем, что фальсифицируют результаты выборов, вот на волне этих массовых выступлений мы можем заставить "Единую Россию" подвигаться.
Потому что позиция Путина о том, что с фильтрами, но будет выборность губернаторов, она не могла быть предсказана два месяца назад, когда все представители "Единой России" в один голос заявляли, что это хорошо, что губернаторы назначаются, что якобы избавляет от коррупции и прочие смешные аргументы выдвигались. Сейчас они вынуждены делать такие заявления.
«Единая Россия» может пойти на уступки оппозиции, и это будет уступка гражданам страны, а не оппозиционным партиям, в том случае, если сами граждане продолжат активную деятельность.
Что могут сделать партии в этой ситуации? У нас впереди выборы, выборы в марте месяце, президентские выборы, можете оценивать это как популистское заявление, но мы твердо сказали на своем съезде устами Зюганова, что в случае выигрыша на президентских выборах мы гарантируем в декабре следующего года проведения новых выборов в Государственную думу, досрочных, честных, по новому законодательству, которое позволит формировать комиссии избирательные по-новому и все остальное. Вот в случае проведения новых выборов через год может радикально измениться ситуация, и мы наконец сможем действительно загнать медведя туда, где ему зимой самое место.

Михаил Соколов: Иван Андреевич, ваша партия, кстати говоря, говорит о том, что готова взяться за проведение досрочных выборов, если ваш кандидат или во втором туре кандидат при вашей поддержке пройдет?

Иван Грачев: Я уверен совершенно, если президент будет наш, то честные выборы будут проведены. Потому что до конца будут расследованы все фальсификации, которые имели место, и быстро выяснится, что никаких 50 близко нет у "Единой России". Потому что уверен, что это юридически возможно, что это не требует никаких специальных решений. По результатам судов и посадке наиболее существенных фальсификаторов, все это перейдет в следующие выборы довольно быстро.
На мой взгляд, чрезвычайно важно точные алгоритмы сформулировать на март, потому что я формулировал на 4 декабря и говорил, что самое важное - задавить медведей ниже 50%, не отвлекаясь на всякие благие пожелания не ходить на выборы. Сейчас картина точно такая же. Важно, чтобы был второй тур. Самое главное на данном этапе, чтобы был второй тур. Соответственно, это означает, что выдвинулись такие, какие выдвинулись кандидаты, других не будет. Идти на выборы надо и голосовать за оппозиционного кандидата.

Михаил Соколов: Если он оппозиционный. А если не очень оппозиционный?

Иван Грачев: Выбери из тех, кто есть, самого оппозиционного, как тебе кажется. Я, естествен, буду голосовать и призывать за "Справедливую Россию", за Миронова.

Дмитрий Новиков: На самом деле тот голос, который человек не отдал, часто за него отдают другие. Самый распространенный способ манипуляции с голосами, мы, конечно, понимаем, что есть и другие циничные, переписывания протоколов, но это как крайность, которая не по всей территории России используется, а самый легкой способ манипуляции – это манипуляция с голосами тех людей, которые не приходят на выборы. Об этом вся оппозиция много говорила на выборах, но это действительно истина, которую стоит понять всем.
Кстати, в первой половине нашей программы был вопрос, в ответе на который я не принимал участия, и был комментарий одного из радиослушателей, что, мол, оппозиция обрадовалась, что у нее больше голосов. Да, мы откровенно говорим, что м, коммунисты, радуемся тому, что мы получили больше голосов, потому что это выбор людей. Это означает, что несколько миллионов человек, не голосовавших за нас на прошлых выборах, были готовы отдать свой голос за нас и проголосовали за компартию. При этом удвоение поддержки произошло, несмотря на многочисленные фальсификации, которые были и это широко признается в российском обществе. Еще важнее что оппозиция и КПРФ, в частности, получила эти голоса при том, что у нас были не только фальсификации в день голосования, у нас весь политический процесс сегодня фальшивый, фальсифицированный.

Михаил Соколов: Начнем с того, что часть партий не зарегистрировали, не пустили на выборы.

Дмитрий Новиков: Не зарегистрировали, те, которых зарегистрировали, участвовали в выборах, не имели возможности проводить полноценные дебаты, которые могла бы видеть вся страна. Отчасти это было сделано на втором канале, но у нас, например, у КПРФ не было возможности даже на этих дебатах встретиться с представителями "Единой России" и выяснить свои позиции.

Михаил Соколов: Там были смешные, конечно, сцены, когда Геннадий Зюганов беседовал или дебатировал с Соловьевым. Такое впечатление, что он представлял власть.

Дмитрий Новиков: Один из примеров. Все равно не получилось того, что "Единая Россия" обещала, что они выйдут на дебаты. Мы ожидали, конечно, как эти дебаты могли бы выглядеть: приходил бы кричащий Исаев и никому не давал говорить. Но они даже этого не сделали, они не пошли на полноценные дебаты. Я уже не говорю про второй общенациональный канал, который называется Первым каналом, где дебаты были по 7 минут в 18 часов, когда все идут с работы. Смешные цифры, смешные отрезки.
Поэтому сам политический процесс фальсифицирован и не только итоги голосования. Тем не менее, Владивосток - КПРФ побеждает "Единую Россию", Иркутск - КПРФ побеждает "Единую Россию", Новосибирск - КПРФ побеждает "Единую Россию", крупные города, этот список можно продолжать. Конечно, мы очень благодарны своим избирателям, и мы действительно рады, что они смогли выразить свое мнение даже в этих жутких политических условиях.

Михаил Соколов: Давайте еще слушателя подключим. Алла Павловна из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос.

Слушательница: Здравствуйте, господа. У меня два вопроса. Первый вопрос представителю "Справедливой России": почему вы выдвинули Миронова, который уже баллотировался и очень мало получил голосов, вместо Оксаны Дмитриевой? Ее бы поддержала вся внесистемная оппозиция, и я бы голосовала за нее. Она сейчас пользуется очень большим авторитетом даже по сравнению с Мироновым и другими выдвиженцами. Второй вопрос: я кончала институт технический, у меня по высшей математике всегда были пятерки. Я напрочь забыла, что такое дифференциал и интеграл, но я хорошо помню умножение и деление. 50% от 450 депутатов – это 225 столько сколько набрала единая Россия. Почему у нее 238?

Михаил Соколов: Алла Павловна, я вам коротко отвечу – это за счет партий, которые не преодолели 7% барьер, их голоса ушли "Единой России" в той доле, которую она получила. То есть она получила премию на голосах "Яблока", "Правого дела" и так далее. К сожалению, такой закон. А по поводу кандидата в президенты?

Иван Грачев: Я бы вот что сказал коллеге, которая забыла дифференциальное исчисление. Я, кстати, хорошо помню интегрирование и дифференцирование сегодня. Идет "Справедливая Россия" командой и так было зафиксировано на съезде, что Миронов идет в паре с премьером Дмитриевой. Дальше определена команда правительственная и, соответственно, тогда, выбирая себе кандидата в президенты, любой из тех, кто любит и ценит Оксану Дмитриеву, он должен понимать, что он голосует за это, за то, что будет премьером Оксана Дмитриева, что идет команда, что не просто сам по себе Сергей Миронов. А в команде выбор, кто идет премьером, а кто президентом, кто идет на правительство – это штука более сложная, потому что она связана, например, человек долго работал в Совете безопасности, президент некоторые вещи, связанные с Советом безопасности, должен знать и уметь на момент прихода к красной кнопке. Соответственно, это такое, на мой взгляд, прагматическое решение партии. Но при этом еще раз подчеркиваю, что идет во власть команда в случае выигрыша "Справедливой России" Сергея Миронова.

Михаил Соколов: А у коммунистов есть свой кандидат на пост премьера, вы на съезде как-то не определились?

Дмитрий Новиков: Наоборот мы говорили о широком круге тех, кто может быть включен в правительство народного доверия с приходом КПРФ к руководству. Были лидером партии названы блоки, на которые распадается деятельность правительства – это хозяйственный блок, это социальный блок, это вопросы национальной безопасности. И в каждом блоке было названо по 16-18 фамилий, начиная с Ивана Мельникова, который является заместителем председателя Государственной думы, Владимира Кашина, академика Российской академии сельскохозяйственных наук, начиная с адмирала Камоедова, начиная со Светланы Савицкой и большой группы других моих товарищей по партии.

Михаил Соколов: Но конкретный кандидат в премьеры у вас отсутствует?

Дмитрий Новиков: Пока не назван. Мы считаем, что это предмет для объединения с другими политическими партиями. Мы считаем, что премьер, возможн, должен быть беспартийным. И мы понимаем, что победа кандидата КПРФ на выборах будет означать не формирование однопартийного правительства, а необходимость приглашения в правительство наиболее профессиональных представителей других оппозиционных партий и других политических сил.

Михаил Соколов: Владимир из Краснодарского края, пожалуйста, ваш вопрос.

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу так же вопрос задать "Справедливой России". Женщина задавала вопрос, она правильно сказала, что у "Справедливой России" был единственный шанс, между прочим, если бы Дмитриеву выдвинули в президенты. Начали приводить примеры, но у них шанс был. Люди протестное голосование против "Единой России", от этого "Справедливая Россия" и вышла.

Михаил Соколов: Иван Грачев нам объясняет, что надо бороться за второй тур, а там видно будет.

Иван Грачев: Я еще раз подчеркну, что и Путин, и Миронов – это не сами по себе Путин и Миронов, это представители определенных команд, сил. То есть тот же Путин на самом деле идет от "Единой России".

Михаил Соколов: А как вам лозунг, который в оргкомитете митинга 24 обсужден: ни одного голоса Владимиру Путину. Он выгоден для вас?

Иван Грачев: Объективно – да. Я считаю, что с точки зрения оппозиции это простой алгоритмический очевидный лозунг.

Михаил Соколов: Коммунистам тоже годится?

Иван Грачев: Если человек фиксирует, что он оппозиция, то он может руководствоваться этим лозунгом. Но я еще раз отвечу человеку из Краснодара, что, выбирая себе президента, он должен понимать, что это команда идет. "Справедливая Россия" в этом смысле полностью определилась с базовым составом правительства. Например, меня назвали министром экономики, чему я очень рад. Есть по милиции Москалькова Татьяна.

Михаил Соколов: Смотрите, что Александр пишет, он нас возвращает к портфелям. Я думал, что упрекать будут, что дележ портфелей, а наоборот люди интересуются. Александр пишет: "Вы бы лучше постарались не допустить в спикеры Нарышкина, в первые вице-спикеры Жукова". Я уж не знаю, насколько это возможно, хотя меня поразило количество вице-спикеров от "Единой России", которых она хочет завести, по-моему, там еще четверо кроме названных.

Дмитрий Новиков: Я не очень понимаю, чем Грызлов лучше.

Михаил Соколов: То есть вам все равно. А есть у вас решение как голосовать по кандидатуре Нарышкина у коммунистов?

Иван Грачев: У "Справедливой России" есть твердое совершенно решение, что мы не будем голосовать за любого кандидата от "Единой России", даже если он лично хороший человек, не хороши, мы не будем голосовать.

Дмитрий Новиков: Заседание состоится послезавтра, мы тоже будем определяться по этому вопросу.

Михаил Соколов: А вариант пакетного соглашения, как это бывало раньше в старых думах, которые были местом для дискуссий, он не предлагается "Единой России", такое, которое бы удовлетворило оппозицию?

Иван Грачев: Пока не предлагался. Пока считается, что 21 будет голосование исключительно по спикеру и, соответственно, предложат Нарышкина, будет голосование.

Дмитрий Новиков: В целом, если бы состоялся выход на реальное пакетное соглашение, то это не самая плохая модель решения вопросов в парламентах.

Михаил Соколов: Я просто думаю, стоило бы оппозиции начинать разговор в думе с портфелей, со спикера или так далее или следовало бы начать разговор с политических заявлений, требований, какой-то жесткой позицией, связанной с предстоящими митингами, если вы хотите привлечь на свою сторону массы, то логичнее начинать со второго.

Иван Грачев: Выбор спикера – это абсолютно штука неизбежная, потому что дума тогда не может работать как дума, если у нее нет избранного председателя, наделенного соответствующими полномочиями.

Михаил Соколов: Есть старшейший депутат.

Иван Грачев: Старейший депутат часто не может вести разумно заседание. Я ничего плохого про единороссов не хочу сказать.

Михаил Соколов: Есть единоросс Долгих, бывший член КПРФ.

Иван Грачев: Я помню, была история, когда старейший депутат с огромным трудом справился с первой частью заседания. Поэтому лучше, конечно, избрать спикера, чтобы он работал и вел. Второе заседание, которое после этого состоится.

Михаил Соколов: Это уже в следующем году, кажется.

Иван Грачев: Нет, оно будет, по крайней мере, мы надеемся, успеем политические заявления сделать на втором заседании до нового года, если получится.

Дмитрий Новиков: Безусловно, прежде всего в центре внимания новой Государственной думы должно встать все, что связано с прошедшими выборами в Государственную думу. То, как проходило избрание депутатов, начинающих исполнять свои обязанности в Госдуме 6 созыва. Поэтому если сейчас не закрепить все то, что говорила оппозиция последние две недели, момент будет упущен. Я еще раз возвращаюсь к теме изменения избирательного законодательства, к созданию парламентской комиссии, которая расследует факты нарушения выборов и ко всем остальным вопросам, которые крайне необходимо решить для того, чтобы те безобразия, которые были 4 декабря, не повторялись на следующих выборах.

Михаил Соколов: Виктор, знаете, что пишет: "Единственная общая точка для всех – честные правила игры при выборах, уведомительная регистрация для партий, доступный эфир для всех, прозрачный подсчет, наказание шулеров. В эту точку надо бить, не растекаясь по сторонам".

Дмитрий Новиков: У нас давно, я согласен с этим, у нас давно готов закон о гарантиях оппозиционной деятельности, который не был принят прошлым созывом Государственной думы, я не уверен, что при сохранении большинства "Единой России" будет принят нынешнем созывом Государственной думы. Но одна из позиций, которую предусматривает этот законопроект о гарантиях оппозиционной деятельности как раз и состоит в существенном расширении доступа политических партий к телеэфиру и вообще к государственным особенно средствам массовой информации.

Михаил Соколов: Виктор из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Я бы хотел сказать, что выборы в думу прошли с неплохим для оппозиции результатом. Говорить об этом может быть поменьше надо. А теперь основное выборы в президенты. В связи с этим я хочу спросить, почему оппозиция против выдвижения общего президента, проводящего по согласованию определенный ряд вопрос, которые выдвигают все оппозиционеры – это выборы по всему ряду, суд, полиция, коррупция, социалка с прогрессивным налогом. Почему вы не выдвигаете общего?

Михаил Соколов: Почему вы не выдвигаете общего кандидата?

Иван Грачев: Я думаю, что технически чрезвычайно трудно было сделать по существующему графику выборов. Потому что определяться с единым кандидатом надо после думских выборов, после этого остается всего несколько дней на выдвижение. Согласовать единого кандидата в этой ситуации довольно трудно.
Согласовать, во-первых, базовые позиции по комиссии по расследованию выборов и так далее - это можно и нужно сделать. И второе: согласовать, что принцип ненападения. Потому что на выборах в Государственную думу вторая большая ошибка была, к сожалению, коммунисты ею грешили, коллега Зюганов в том числе и на меня нападал, рассказывал, какие мы неправильные и нехорошие. На мой взгляд, этого ни в коем случае делать не надо, что друг на друга оппозиционные кандидаты, по крайней мере, те, которые надеются организовать второй тур выборов, ни в коем случае нападать не должны, согласовав три-четыре базовых принципа.

Дмитрий Новиков: К сожалению, в рамках дебатов, которые проводились, когда встречались представители КПРФ и "Справедливой России", со стороны "Справедливой России", в частности, господина Миронова сразу же сходу с первых слов начинали звучать обвинения в адрес Зюганова те или иные. Но действительно это дело прошлое, надо извлекать уроки из любой ситуации.
Если наши радиослушатели обратили внимание, КПРФ из всех партий провела съезд последней, хотя перенесли на более ранний срок, чем изначально планировали. Но мы надеялись на такие консультации, пока они не состоялись. Я думаю, что на втором этапе действительно будет очень важно, чтобы был второй тур и чтобы во втором туре те кандидаты, которые заручатся, конечно же, той или иной поддержкой в избирательной кампании, смогли бы наконец сесть, договориться, не стали отсиживаться, лавировать, тем более призывать отдавать избирателей свои голоса в поддержку Путина, потому что те или иные аргументы всегда можно найти. Я очень рассчитываю в этом отношении на второй тур, который объективно выводит только двух человек, политический процесс может вывести только двух человек, и соответственно, придется определяться.

Михаил Соколов: Хорошо, что вы не назвали, какой партии будет принадлежать один из двух. Владимир из Московской области, пожалуйста.

Слушатель: Добрый вечер. Мне бы вот что хотелось предложить, о Миронове и Дмитриевой сказали. Представителю "Справедливой России" хочу сказать: вы теряете голоса. Я бы хотел предложить опять одни и те же лица десятки лет, зомбировано население, одни и те же идут в президенты. Вы для того, чтобы не было таких, как Жириновский с его ложью постоянной, почему не введете транслирование как в нормальной демократической стране, трансляция заседаний, особенно ключевых. Можете это сделать, в конце концов? Избираем депутатов, они уходят от нас и в темноте, а потом, что нам представит пресса.

Михаил Соколов: Пожалуйста, по поводу открытости заседаний думы и трансляции.

Иван Грачев: Медведи не только не транслируют, там иногда есть смешные вещи. Например, мне запретили показывать на телевизоре большом думском графики и прочее для выступления, доказывающие точку зрения, что это то ли шпионские мотивы, то есть категорически против. Есть вещи, которые они не пропускают, абсолютно правильные и разумные для любого гражданина. А по части Миронова, Дмитриевой еще раз фиксирую: решение принято, соответственно, надо прагматично и разумно подойти и голосовать.

Дмитрий Новиков: По поводу трансляции тоже два слова. Наверное, это была бы хорошая форма информирования населения, хотя бы если бы для этого был задействован канал "Вести-24". Но я надеюсь, что радиослушатели помнят, что некоторое время назад господину Путину задавался такой вопрос и помнят ответ, который он произнес. Ответ сводился к тому, что таким образом в свое время разрушали Советский Союз путем открытых трансляций. Вы что, хотите разрушить Российскую Федерацию? Ответ вполне прозрачный, какую политическую партию путин представляет, ясно, именно она определяет, можно ли осуществлять трансляции Государственной думы или нет. Пока большинство "Единой России" сохраняется, даже вопрос не будет стоять.

Михаил Соколов: Пожалуй, последнее по sms: "Почему системная думская оппозиция не принимает участия в народных акциях, не требует честных выборов президента, отставки Путина и будет ли участвовать 24"?

Иван Грачев: Отставки Путина нелепо требовать. Вот выборы мартовские – пожалуйста, отставляйте через выборы.

Дмитрий Новиков: Буквально позавчера акция протеста КПРФ, там, кстати, был лозунг отставки путина у некоторых выступающих. Там среди выступающих были представители разных политических сил, в том числе и член "Справедливой России" выступал на митинге.

Михаил Соколов: А 24 числа коммунисты и "Справедливая Россия" придут на проспект Сахарова в Москве?

Иван Грачев: Несомненно, будут люди от "Справедливой России".

Дмитрий Новиков: И от нашей партии представители тоже будут.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG