Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Топлесс-активистка Александра Шевченко – о минской акции соратниц


Активистки FEMEN после возвращения из Белоруссии

Активистки FEMEN после возвращения из Белоруссии

В ночь на 21 декабря в Киев из Белоруссии вернулись активистки украинского движения FEMEN Инна Шевченко, Оксана Шачко и Александра Немчинова. 19 декабря они попытались провести топлесс-акцию у здания КГБ Белоруссии в Минске - в знак протеста против нарушения гражданских свобод режимом Александра Лукашенко.

Вечером того же дня из задержали - по словам девушек - сотрудники КГБ, вывезли в лес, облили маслом, раздели, после чего бросили неподалеку от деревни Беки Гомельской области. Движение FEMEN собирается оспаривать действия белорусских властей в судебном порядке. Между тем, глава белорусского КГБ Вадим Зайцев заявил, что сотрудники его ведомства непричастны к инциденту.

Перформансы созданного в 2008 году движения FEMEN, эстетической основой которых является обнаженное женское тело, по понятным причинам привлекают к себе общественное внимание. О белорусской акции FEMEN и об использовании женской сексуальности в политических целях обозреватель Радио Свобода беседует с одним из лидеров украинских топлесс-активисток Александрой Шевченко.

- В три часа ночи девушки вернулись в Киев, их доставила консульская машина, - рассказала Александра Шевченко. - Девушки, конечно же, в разбитом состоянии после того, что произошло. Но, с другой стороны, могу подтвердить тот факт, что девушки не расстроены оттого, что они провели эту акцию. Они расстроены оттого, что это не стало детонатором больших демократических изменений в Белоруссии. Белорусский народ не вышел на массовые протесты и не заставил уважать ни белорусский народ, ни женщин как таковых. Мы сегодня устраиваем небольшой брифинг в нашей штаб-квартире - кафе "Купидон". У Инны Шевченко практически обрезаны все волосы, которые сейчас зеленого цвета. У девушек нет внешних травм, но то, что травмы остались в их душе, это однозначно. Они не сломлены и будут бороться дальше. И уже сейчас готовятся снова ехать в Белоруссию.

- FEMEN собирается предпринимать какие-то легальные шаги против белорусских властей, против тех, кто издевались над вашими соратницами?

- Все, что будет от нас зависеть, мы сделаем. Мы будем обращаться в Генеральную прокуратуру Украины и Белоруссии, в Министерство иностранных дел, будем проводить акции перед посольством Белоруссии в Украине. И будем надеяться на то, что наша страна, наше правительство нас защитит и сможет повлиять со своей стороны - так, как оно и должно поступать в подобных ситуациях - на Беларусь и на Лукашенко. Мы, например, как украинки, не можем себе представить такую ситуацию, например, с российскими девушками, которые бы приехали в Беларусь. Россия, какой бы авторитарной она ни была, защитила бы своих граждан.

- Почему вы остановились именно на такой форме выражения своей гражданской позиции?

- Потому что эта форма привлекает внимание всего мира. Нашей главной задачей является привлечь внимание к проблемам, которые существуют в обществе. Раздумывая над тем, каким должен быть женский протест, мы поняли, что топлесс-протест несет в себе много идей и много задач решает одновременно. Достаточно посмотреть на культуру разных стран: например, западной демократии – и стран мусульманского мира, где женщина закрепощена, лишена элементарных прав. Мужчина там руководит женщиной, закрепостив ее сексуально, окружив ее запретами, надев на нее паранджу, заставив ее подчиняться дремучим законам. И мы решили раздеться и показать, что мы женщины, но мы способны действовать так же, как мужчины – радикально и в то же время осмысленно. Мы раздеваемся для того, чтобы показать, что мы больше не подчиняемся мужчинам, мужским патриархальным законам.

- А вам не кажется, что в идеологии вашего протеста скрыто внутреннее противоречие? С одной стороны, вы выступаете за то, чтобы к женщине не относились как к сексуальному объекту, но выбираете при этом именно такую форму, которая подчеркивает эту женскую функцию.

- Могу сказать, что сексизм и такое понятие, как отношение к женщине как к сексуальному объекту, существует лишь в патриархальном мире. И это понятие – мужское изобретение. Мы пытаемся как раз разрушить это представление, объяснить, что женская сексуальность принадлежит женщинам, мы сами решаем, в каком виде и против чего нам протестовать. Я могу с полной ответственностью сказать, что ни я, ни активистки FEMEN ни разу – ни во время акций, ни за их рамками - не получали недвусмысленных предложений от мужчин. Мужчины тоже понимают, что от этой девушки ты не получишь секса за деньги, она не проститутка, она не продает свое тело, она не продает свою сексуальность. Она использует свою сексуальность для достижения целей, важных для всего общества.

- Вам удалось что-то изменить в украинском обществе?

- Мы получаем огромное количество писем со словами поддержки и с просьбами о помощи, что очень важно. К нам приходят люди, которые говорят нам о том, что мы для них последняя инстанция. Не государственные органы, не милиция, а именно мы. И они выходят вместе с нами на протесты, выходят и раздеваются, протестуют вместе с нами. Наши акции – это тест на демократию в любой стране, не только в Украине. В Париже полиция отнеслась к нам очень доброжелательно, а в Ватикане полиция устроила на нас облаву, меня схватили во время самой акции.

- Сколько активисток в вашем движении?

- Нас немного, около 30 девушек, но у нас по две гранаты на каждую. И плюс у нас есть огромное количество сторонниц, которые не участвуют в топлесс-протесте. Я думаю, их сейчас около тысячи.

- Не думаете, что ваше движение может стать часть гламура?

- Мы задумываемся о том, чтобы наши месседжи доходили до нашей целевой аудитории - до молодых девушек, женщин. И нам не важно, каким путем мы это сделаем. Если нам для этого придется завернуть это все в гламурную обертку, мы это сделаем, лишь бы донести наш месседж. Мы не заморачиваемся формой, мы заморачиваемся идеей и смыслом.

- Какие-то личные моральные барьеры довелось вам преодолевать, когда вы принимали участие в этих акциях?

- Мне, конечно же, было неловко раздеваться впервые, да и сейчас неловко это делать. Но когда ты понимаешь, что ты делаешь это ради идеи, а не за деньги - не для того, чтобы заработать себе на автомобиль или еще на что-то,- это представляется абсолютно оправданным. Я понимаю, что стыдиться здесь нечего, и я горжусь этим. И все наши активистки поддержат меня в этом смысле.

Этот и другие важные материалы итогового выпцска программы "Время Свободы читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG