Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
"Россия посоветовала нам подписать протокол. Мы прислушались к этому совету". Так объяснил министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем решение своей страны согласиться на приезд миссии наблюдателей от Лиги арабских стран.

До этого Дамаск несколько недель упирался, выдвигая предварительные условия. Надавив на Сирию, Россия показала степень своего влияния на развитие ситуации. Но тем самым и взяла на себя большую ответственность за дальнейшее развитие событий – по крайней мере, в глазах арабского мира.

Напомню основную сюжетную канву. Сирией уже много десятилетий железной рукой правит семья Асадов, опирающаяся на шиитскую секту алавитов. Большинство населения страны - сунниты - никогда не любили ни алавитов, ни Асадов, но за десятилетия деспотического правления холодная неприязнь переросла в яростную ненависть. Все эти годы власть самоуверенно опиралась на силу. Дурную роль сыграли события 1982 года, когда Хафезу Асаду, отцу нынешнего президента, удалось предельно жестоко подавить суннитское восстание в городе Хама (от 20 до 40 тысяч убитых, большая часть города разрушена артобстрелом). С тех пор в головах правителей прочно засело: будь тверд, беспощаден, решителен, вот рецепт сохранения власти. Не уступай: уступки - признак слабости. Но выросло новое, непуганое поколение, и под влиянием "арабской весны" начались волнения и в Сирии. Власть ответила демонстративной жестокостью. Но на этот раз голая сила не сработала. Мало того, существовавшая поначалу возможность диалога была упущена. Теперь к чувству оскорбленного достоинства и религиозной неприязни добавился и личный мотив – за тысячи убитых надо ведь отомстить. Начались дезертирства в армии, беглецы уносили с собой оружие, мирные поначалу демонстрации стали перерастать в вооруженные столкновения. Жесткие действия власти толкают массы под знамена радикалов, тех, кто пропагандирует религиозную нетерпимость: "Христиан – в Бейрут, алавитов – на кладбище! ".

Сирия оказалась на пороге гражданской войны.

Но ко всему этому добавился и еще один фактор. В арабском мире Сирия все больше воспринимается как главный союзник шиитского Ирана, от которого исходит основная угроза арабам-суннитам. Так, по крайней мере, считают правители стран Залива, задающие тон в Лиге арабских стран. Можно предположить, что именно поэтому Лига проявила решительность – не только осудила репрессии, но и ввела против Дамаска экономические санкции.

Под давлением Сирия неохотно приняла так называемую "арабскую инициативу". План предусматривает реформу политической системы, освобождение политических заключенных, очищение городов от оружия и вооруженных людей, переговоры с оппозицией. Ключевой элемент плана – присутствие в Сирии наблюдателей Лиги. И вот на это Дамаск долго не соглашался. Наконец, уступил давлению Москвы – а куда денешься, когда выживание режима зависит от российских военных поставок? Да и в Совете Безопасности ООН - единственная надежда на российское и китайское вето… Что же касается России, то она стремится сохранить режим Асада, а потому и пытается заставить его быть чуть умнее и гибче. Правда, большинство обозревателей считает: режим на это не способен и миссия Лиги обречена на поражение.

При этом не очень понятно, зачем Москве нужно было создавать в мусульманском мире впечатление, что алавитский режим – главный и последний российский бастион в регионе. Зачем, спрашивают арабы, класть все яйца в одну – причем непрочную -- корзину?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG