Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Казис Тогузбаев – о беспорядках в Жанаозене


На въезде в город Жанаозен

На въезде в город Жанаозен

Международные организации обращаются к властям Казахстана с требованиями о проведении беспристрастного расследования событий конца минувшей недели в городе Жанаозене на юго-западе республики, где в результате разгона полицией демонстраций протеста работников нефтяных месторождений погибли, по официальным данным, 15 человек, около ста ранены. В Жанаозене введен комендантский час, власти утверждают, что зачинщики беспорядков, за которыми стоят неназванные пока силы, арестованы, однако ситуация остается крайне напряженной.

Правозащитные организации упрекают власти в чрезмерном применении силы и, ссылаясь на неподтвержденные источники, указывают, что погибших на самом деле могло быть гораздо больше. В Астане намекают, что за организацией беспорядков могут скрываться опальные политэмигранты-олигархи, банкир Мухтар Аблязов и бывший зять президента Казахстана Рахат Алиев.

В Мангистауской области работает специальный корреспондент казахской службы РС – радио "Азаттык" – Казис Тогузбаев. Он рассказывает:

– В Жанаозене войск много, на каждой улице. На перекрестках дежурят вооруженные омоновцы, проверяют мужчин. На центральной площади Жанаозена никого нет из гражданских, только сотрудники сил правопорядка. Магазины открылись, сотовая связь работает, базар тоже работает, но не в полную силу.

– Известно что-то о том, как идет расследование этих событий? На кого возлагают ответственность за гибель людей во время беспорядков?

– Комендант Жанаозена полковник Аманжол Кабылов ограничивается только тем, что говорит: "Расследование идет". Но люди не знают о результатах этого расследования, более того – родные многих задержанных не знают, какова судьба их арестованных родственников.

– Где сейчас находятся все нефтяники, которые принимали участие в этих событиях? Они арестованы или с ними ведутся какие-то переговоры?

– Они не проявляют видимой активности, это просто невозможно. На улице относительно свободно себя чувствуют только женщины, все машины проверяют, поэтому сейчас уже организованно в городе никто не собирается. Собирались до последнего дня на площади в Актау, это административный центр Мангистауской области. Однако сегодня на площади людей мало, стоит несколько человек, но очень много солдат внутренних войск. Для поддержания порядка привлекаются подразделения министерства обороны, прибыла бригада морской пехоты.

– В интернет попала видеозапись драматических событий в Жанаозене, на которой видно, как полицейские стреляют по убегающим безоружным людям. Представителями власти в Казахстане эта видеозапись как-то комментируется?

– Этот вопрос мы специально задавали коменданту Жанаозена. Оказывается, он знает об этой видеозаписи и сказал, что этот факт расследуется службой внутреннего расследования МВД.

– Есть разные данные о числе погибших: официальные цифры – 15 человек, правозащитные организации, независимые источники говорят о нескольких десятках погибших. Можно ли как-то подтвердить или опровергнуть эту информацию?

- Других цифр, кроме официально объявленных, нет. Мы действительно пытаемся как-то прояснить ситуацию. Сегодня мы побывали в двух моргах в городе Актау, говорят, что никаких трупов, которые имели бы какое-то отношение к событиям в Жанаозене, у них нет. До этого мы побывали в морге в Жанаозене, там говорили, что у них было 13 тел, жители говорят иное – что погибших гораздо больше.

– Есть ли понимание того, кто стал зачинщиком беспорядков? Говорили о каких-то отрядах боевиков, которые нападали и на мирных участников демонстрации по поводу 20-летия независимости Казахстана, и на полицейских. Эти данные подтверждаются?

– Нас специально повезли в больницу в Актау, там юноша 1993 года рождения, который получил ранение во время беспорядка в Жанаозене, говорит, что начали эти беспорядки юноши, на пару лет моложе его, – 16-летние.

– А что это за юноши? Откуда они могли появиться и чьи интересы они выражают?

– Он говорит, что раньше их не видел.

– А версии есть какие-то?

– Простые люди разное говорят. Точка зрения властей вам известна.

– Точка зрения властей мало что проясняет. Непонятно, кому это было нужно, что это за силы, которые якобы стали нападать на мирных людей и на полицейских. Их же кто-то должен был организовать, привести туда…

– Власти путаются в разъяснениях. Министр внутренних дел Казахстана в интервью говорил о криминальной, можно сказать, юридической стороне дела. По политической стороне дела выступал первый заместитель главы области, никакой политической подоплеки он не обнаружил, – в отличие от того, что ранее говорил президент Назарбаев. Президент намекал, что за событиями стоят какие-то третьи силы, и надо разобраться, кто их финансирует.

– Какие же это третьи силы? Кто их финансирует?

– Местный акимат по итогам работы комиссии с бастующими рабочими в Актау распространил сообщение. Там рекомендовано довести до рабочих: не нужно поддаваться воздействию оппозиционных сил и некоторых олигархов, находящихся в бегах.

Речь идет об Аблязове и Алиеве, насколько я понимаю?

– Фамилии не названы. Я не могу строить предположения. По-моему, вы лучше меня предполагаете в данной ситуации.

– Какие ограничения наложены на работу журналистов? Откуда вы получаете информацию? С обычными людьми у вас есть возможность общаться?

– В Актау мы общаемся с теми, кто выходят на площадь, в Жанаозене такой возможности нет. Мы ездили в Жанаозен и пытались остаться в городе на ночь, потому что уже было поздно, но нам комендант не разрешил. Сегодня мы поехали в Шетпе, часть журналистов попыталась остаться там, но у них не получилось работать – их попросту удалили оттуда.

– Верно я понимаю, что журналисты работают под очень бдительным присмотром властей?

– Это верно.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводитм итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG