Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перед митингом: "Фейсбук" и полевые кухни


Один из организаторов митинга 24 декабря на проспекте Сахарова Сергей Пархоменко

Один из организаторов митинга 24 декабря на проспекте Сахарова Сергей Пархоменко

В Москве завершаются приготовления к масштабной акции, которая 24 декабря пройдет на проспекте Сахарова под лозунгом "За честные выборы!" Московская полиция предупреждает организаторов митинга об ответственности за нарушение закона. В оргкомитете уверяют: акция будет мирной.

23 декабря прокремлевское движение "Наши" обратилось в Генеральную прокуратуру с просьбой проверить финансирование митинга - "на предмет отмывания денег и соблюдения избирательного законодательства".

Активисты "Наших" жалуются генпрокурору: организаторы митинга заявляли, что "средства на проведение акции были собраны через интернет у простых граждан; однако Борис Немцов в опубликованных телефонных переговорах признавался, что финансирование акции осуществляется лично им". И далее: "Если финансирование митинга имеет иностранное происхождение, то выступление на нем кандидатов в президенты будет являться нарушением избирательного законодательства".

Могут ли в связи с этим обращением в Генпрокуратуру возникнуть какие-либо сложности? Говорит один из организаторов митинга на проспекте Сахарова Сергей Пархоменко:

– Деньги собраны абсолютно законно, публично. Все платежи сделаны, контракты все заключены. Я не знаю, что может возникнуть. Это, как всегда, грубейшая, совершенно провокационная история. Я не вижу здесь никаких поводов для беспокойства – настолько открыто все было устроено. Известно, что средний размер этого перевода (на "Яндекс.Деньги". – РС) составил примерно 500 рублей. Примерно 6 тыс. человек собрали более 3 млн рублей. Если они хотят, чтобы мы позвали эти 6 тысяч человек прийти в суд и свидетельствовать, то мы позовем. 6 тысяч, наверное, не придут, потому что люди работают, но тысячи три придет. Будет интересно.

– В интернете шло голосование по поводу того, кто будет выступать на митинге. Это демократическая процедура, поскольку люди могут голосовать за тех, кого они хотели бы услышать?

– Они могли голосовать совсем уж по открытому списку в своего рода первом туре, который продолжался больше недели. В "Фейсбуке" было даже два таких голосования. Люди сами вписывали, кого хотели. Составилось два списка по 100 человек. А потом мы собрали верхние половины с обоих списков (50 из одного и 50 из другого), сравнили их между собой. Убедились, что там содержится в общей сложности, по-моему, 67 фамилий, поскольку эти списки пересекались довольно много в своей главной части, и составили "второй тур" из этих 67 фамилий. И вот в последние дни голосование шло уже по этому списку. Но, в общем, там все абсолютно определилось.

– В первой тройке Леонид Парфенов…

– Да, Навальный и Шевчук.

– В России есть люди, которые не понимают, для чего необходим митинг на проспекте Сахарова, каковы его главные требования.

– Требования очень простые: верните то, что украли в этот раз – и больше не воруйте. Вот самое главное требование. Люди чувствуют себя обворованными. Люди чувствуют себя подвергнувшимися насилию и оскорблениям в ходе этих выборов. Никто не хочет этого терпеть.

– Уже обсуждалось, каким образом можно вернуть украденные голоса?

– Собственно, об этом мы и поговорим на митинге, – пообещал Сергей Пархоменко.

Несмотря на заявления МВД о том, что дополнительные подразделения полиции и внутренние войска в Москву перебрасываться для обеспечения безопасности не будут, очевидцы утверждают обратное. Координатор Федерации автовладельцев России Андрей Филин рассказал:

– Ехал по Горьковскому шоссе в сторону области. Выехал за МКАД, километра три проехал – и увидел, как ехала по направлению к Москве колонна военной техники. Танков не было, но ехала машина военной инспекции с мигалками, сопровождение. Потом ехало несколько машин – солдатские "Уралы". Два БТРа было пятнистых. По-моему, "скорая помощь" ехала. И сзади замыкала колонну машина с мигалками. Где-то около 20 машин, то есть порядка 10 машин для солдат, два БТРа, пяточек других машин...

– И у вас возникло впечатление, что эта техника едет в Москву, чтобы охранять порядок во время проведения митинга?

– Мнение мое сугубо личное. То, что они ехали в сторону Москвы, – это факт. Скорее всего, все-таки – да, куда-то все-таки подтягивают войска в центр заранее, чтобы потом не было шумихи 24 декабря, что колонна едет. И еще после этого я видел вторую колонну военной техники. Тоже не знаю – совпадение или нет. Было около 9 вечера в районе Малой Дубны – порядка 15 машин. Бронированной техники не было, были только солдатские машины, но к каждой была прицеплена полевая кухня. Если логически размышлять, каждая полевая кухня способна накормить от 200 до 300 солдат, так что если даже 10 полевых кухонь – это значит 2-3 тыс. солдат, – предполагает Андрей Филин.

Неожиданным называют наблюдатели интервью, которое дал в преддверии митинга газете "Известия" первый замглавы президентской администрации Владислав Сурков. Сурков говорит о движении тектонических структур общества, о том, что Россия вступает в будущее, и что будущее это неспокойно. На вопрос об уличных акциях протеста Сурков отвечает: "Кто захочет охранять глухую и тупеющую на глазах систему? Никто. Даже те, кто является частью этой системы, потому что не чувствуют своей правоты".

Политолог Алексей Титков полагает, что нынешние уличные акции протеста – явление для российских властей новое, и они просто не знают, как реагировать:

– Самый очевидный вывод, что Сурков второй раз после выборной недели пытается влиять на ход событий в столице, но совершенно не очевидно, что результат будет такой же, каким он был перед предыдущим митингом. Я думаю, что сейчас самая большая сложность для Суркова состоит в том, как вести себя с сетевым, самоорганизующимся сообществом. Я думаю, рецепта еще нет.

– Главные требования митинга – не фальсифицировать, не красть голоса и вернуть те, что были украдены. Насколько это возможно?

– Думаю, что почти невозможно сделать это через формальные процедуры, о которых постоянно говорят президент, премьер и Сурков, то есть через процедуры суда. Это более вероятно в случае политического решения президента и премьера. Но для того, чтобы такое решение было, нужны масштабные, впечатляющие события. На мой взгляд, вряд ли митинг 24 декабря станет именно таким событием. Поэтому ситуация пока непредсказуемая, – полагает Алексей Титков.

По предварительным оценкам, основывающимся на количестве людей, заявивших в соцсетях о своем намерении придти на проспект Сахарова, в митинге могут принять участие от 35 до 50 тысяч человек.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG