Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Альпер Тургут: Давление на прессу оказывается уже в течение определенного времени. Мы рассматриваем эти рейды как нападение на свободу прессы и свободу слова. И это нападение совершается все с большей силой. Сначала проводили один-два рейда. Теперь схватили многих журналистов из различных изданий.

Ирина Лагунина: Это заявление генерального секретаря Ассоциации журналистов Турции Альпера Тургута на митинге протеста в Стамбуле 20 декабря после того, как полиция провела рейды во многих изданиях в рамках расследования предполагаемых связей между курдскими активистами и вооруженными сепаратистскими группами. Таково было официальное объяснение причин полицейской акции. В результате были арестованы 38 человек, большинство из них – журналисты. О положении журналистов в Турции рассказывает Елена Солнцева.

Елена Солнцева: Один из старейших газетных киосков Стамбула расположен на оживленном перекрестке в азиатской части города, у транспортной развилки, ведущей на Босфорский мост, соединяющий европейскую и азиатскую части города. Уже в шесть утра на лотках около двух десятков свежих газет и столько же разного толка журналов. Лояльные к власти центральные «Хюрриет» и «Заман», тиражом в миллион экземпляров, либеральная «Радикал», которую читают «белые воротнички» - служащие стамбульских фирм и торговых компаний, оппозиционные «Джумхуриет» и «Сезчу», выступающие против политики правящей партии Справедливости, угрожающей, по их мнению, светскому строю республики. «Страшно политизированное население без газет как без рук , - шутит пожилой киоскер Мехмет, - для турок это такая же традиция, как курение кальяна или танец живота».

Мехмет: Моя работа позволяет получить хорошую прибавку к пенсии плюс возможность общаться с людьми и находиться в центре политической и общественной жизни. В Турции газеты начинают читать с раннего детства. В школах ученикам предлагают ежедневный обзор прессы. В Турции много разных газет. Одни хвалят власть, другие ругают правительство за ошибки. Газета «Сезчу», которую читает мой брат, часто публикует карикатуры на высших коррумпированных чиновников, имеет ежедневную колонку, в которой очень часто обвиняет Реджепа Эрдогана в ошибках и просчетах и критикует его курс. Журналистом в Турции быть довольно трудно. Пойди, разбери, что надо писать и против кого не стоит выступать. У нас в стране журналистов часто ругают за сплетни и обвиняют в разжигании вражды.

Елена Солнцева: Чтобы поговорить о положении прессы в Турции, я долго договорилась о встрече с журналистом оппозиционного издания. Этот журналист работал несколько лет в отделе журналистских расследований, закончил два института: по первому образованию инженер, по второму историк. Я звонила несколько раз, он отказывался, но потом согласился встретиться в стамбульском кафе на условиях анонимности. В разговоре выяснилось, что он недавно сменил профессию. По его словам, так же поступили многие его коллеги. Кто-то ушел в бизнес, кто-то стал политтехнологом, чтобы заработать денег и содержать семью

Журналист: Это произошло после того, как у меня появился ребенок. Жизнь обычного журналиста в нашей стране довольна опасна. Чтобы опубликовать и проверить информацию, приходилось работать день и ночь. Ненормированный график, мизерная зарплата, но самая большая опасность исходит от нашей правовой системы. Несмотря ни на что, для журналистов до сих пор существует много «табу». До сих пор действует статья Уголовного Кодекса, которая предусматривает наказание за «оскорбление турецкой нации». А любая критика политической системы или армии может быть расценена именно как «оскорбление турецкой нации». Мало кто отважится писать критические статьи о деятельности первого президента Турции Кемале Ататюрке или открыто критиковать влиятельных в Турции военных.

Елена Солнцева: Несколько лет назад тридцатилетнего журналиста Айдына уволили за критическую статью об основателе Турецкой республике Ататюрке, которую он опубликовал в одной из центральных газет. Теперь безработный Айдын перебивается случайными заработками: пишет в местные издания, что-то переводит. Отверженный журналист не может найти работу. Редакторы с недоверием смотрят на его «вредоносные» мысли. Он начинает ломать голову, как бы «половчее» написать о том, что думает, превращаясь в преданного ишака, который ходит по кругу и видит впереди морковку, которую держит власть. Я пересказываю его собственные слова. Нагнетаемая прессой истерия приводит к тому, что появляются отдельные люди или организации, которые хотят устранить «неугодного» журналиста. Главным орудием обычно становится националистически настроенная молодежь, наиболее подверженная внушению часть общества. В качестве примера можно привести армянского журналиста Гранта Динка, погибшего несколько лет назад от рук подростка националиста. О нем вспоминает и Айдын.

Айдын: Вспомните, как несколько лет назад в Турции убили Гранта Динка, армянского журналиста, главного редактора газеты «Агос» на турецком и армянском языках. Это произошло среди бела дня, когда он выходил из здания редакции. Динк был нормальным человеком, никогда не пользовался охраной, ездил на обычном такси, хотя его работа была опасной. Он писал о геноциде армян в Османской империи, который Турция отрицает, его статьи оскорбляли тех, кто не хотел сближения двух стран. Теперь его нет. Суд над подростком, убившем Динка, продолжается, однако настоящие виновные не названы до сих пор. Заказчиков преступления мы вряд ли узнаем.

Елена Солнцева: Турецкая тюрьма Силиври в стамбульском пригороде получила печальную известность после того, как на экраны вышел голливудский фильм « Полуночный эксперт», в котором рассказывалось о бесчеловечных условиях турецких тюрем. В здании тюрьмы сегодня под следствием находятся несколько известных журналистов, в том числе Мустафа Балбай из оппозиционной газеты «Джумхуриет». Пятидесятилетний журналист был арестован по подозрению в причастности к подготовке государственного переворота в 2008 году. Его обвинили в связях с тайной организацией "Ергенекон", которая якобы готовила восстание с целью свержения действующей власти и смены Конституционного строя республики. В знак протеста против незаконного ареста журналисты издания организовали массовые акции протеста, в которых приняли участие тысячи людей - представители оппозиции и рядовые граждане. В Анкаре с лозунгами «Свободная пресса - свободная Турция» участники акции проследовали к зданию Министерства юстиции с черными лентами на лицах. Завершая акцию, представители средств информации сломали свои карандаши. Будучи под следствием, Балбай был избран депутатом парламента, однако стамбульский суд отказался отпустить его на свободу, несмотря на то, что подобные прецеденты в парламентской истории Турции были несколько раз. В знак протеста основная оппозиционная в Турции Народно-республиканская партия бойкотировала работу парламента. Депутаты заявили, что дело о тайной организации "Эргенекон" сфабриковано правящей партией, которая таким образом пытается расправиться с оппозицией. Сотрудник редакции Айше Курназ.

Айше Курназ: Мустафа Балбай критиковал исламистское правительство за практику назначения исламистов на руководящие должности. В тюрьме он написал книгу о содержании заключенных, которая уже стала бестселлером. Когда арестовали Балбая, его сыну Денизу была всего восемь месяцев, сейчас ему четыре года. 30 ноября мы отмечали печальную дату - тысячный день со дня ареста журналиста. Тысяча дней - большой срок в жизни человека. С точки зрения европейских правовых норм, невозможно лишить человека свободы на тысячу дней без приговора. А сколько лет еще журналист будет оставаться в тюрьме, не может сказать никто.

Елена Солнцева: Расследование дела о тайной организации «Ергенекон», в которой якобы замешаны известные журналисты, продвигается крайне медленно. Под следствием находятся более ста человек. Судьи успели выслушать только половину обвиняемых. При таких темпах потребуется еще два с половиной года, чтобы выслушать всех. После этого суд начнет изучать доказательства, что займет еще два-три года, потом заслушает мнения экспертов. Весь процесс закончится через пять-шесть лет. Приговор будет вынесен не раньше 2020 года. Бывший судья Эргин Седат говорит, что такова реальность многих турецких судов. Бывает, что проходят годы, пока заключенному предъявят обвинение и вынесут приговор.

Эргин Седат: Согласно Конституции Турецкой республики, любой гражданин считается невиновным, пока его вина не доказана. Сейчас этот принцип изменен на «если человек обвиняется, то он виновен». Нарушается презумпция невиновности. Основной принцип правового государства – разделение властей, где правосудие осуществляется независимо от законодательной и исполнительной власти. Против этого пошла правящая Партия справедливости и развития, которая взяла под контроль институт государственного обвинения и полицию, превратив прессу всего лишь в инструмент власти. При любом удобном случае премьер Эрдоган заявляет, что в Турции есть свобода прессы, однако, оказывается, совсем не так.

Елена Солнцева: В судах находятся десятки исков Эрдогана против журналистов, которые, по его мнению, оскорбляют его честь и достоинство. В январе этого года премьер подал в суд на известную в Турции газету «Тараф» из-за публикации статьи с красноречивым названием «Гангстер Эрдоган» популярного журналиста Ахмета Алтана. Журналист обвинил Эрдогана в использовании служебного положения для накопления личного богатства. В ответ премьер потребовал от суда обязать редакцию газеты и автора выплатить компенсацию в размере более тридцати тысяч долларов за нанесенный моральный ущерб. А потом премьер и вовсе объявил турецким средствам информации войну. Он публично призвал граждан бойкотировать ряд турецких изданий, что, впрочем, только повысило их тираж. Его заявление прозвучало после того, как газеты опубликовали информацию о коррупции и мошенничестве чиновников правящей партии, которые якобы использовали в личных целях миллионы долларов из общественного фонда, созданного для помощи нуждающимся. «Газеты публикуют ложные истории, они потеряли себя и не отвечают за свои материалы. Не приносите их в дом и не покупайте их», - заявил премьер, выступая перед депутатами правящей исламистской партии Справедливости и развития (АКР).
Отдельный репортаж можно посвятить тому положению, в котором находятся курдские журналисты в Турции. За последние годы были закрыты несколько курдских газет - просто потому, что журналисты использовали национальный курдский алфавит, до сих пор запрещенный в Турции. Суд турецкого города Диярбакыр, например, приговорил бывшего редактора курдской газеты к 166 годам по обвинению в пропаганде терроризма. По мнению судей, журналист Ведат Куршун занимался распространением пропаганды объявленной вне закона Рабочей партии Курдистана. «Вся информация о плачевном положении курдского населения на юго-востоке Турции, - говорит житель Стамбула, курд Аллаттин Дамат, - рассматривается властями как призыв к мятежу.

Аллаттин Дамат: Почти все курдские журналисты находились или находятся под стражей за нарушение статьи, которая существует в законодательстве «за пропаганду деятельности незаконной террористической организации». Я ненавижу Курдскую рабочую партию, но считаю, что люди должны говорить об этом свободно, а не находиться в темницах среди осужденных. Под давлением Евросоюза правящая партия Справедливости провела ряд важных либеральных реформ, однако почему- то забыла о главном, о свободе слова. Именно поэтому в такой благополучной стране как Турция, где проходят свободные, справедливые выборы, есть конкурирующие партии и сильна позиция гражданского общества, одной из самых опасных остается профессия журналиста...

Елена Солнцева: На этом фоне вполне логичными кажутся сообщения о том, что Турция и Россия приняли решение сотрудничать в вопросах, касающихся проблемы прав человека. Об этом в Анкаре заявил уполномоченный МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов. Заявления прозвучало 8 декабря, вслед за парламентскими выборами в России, в ходе которых оппозиция и простые и далекие от политики люди зафиксировали мошенничество с бюллетенями и фальсификации. Напомню еще, что Турция и Россия были названы Европейским судом по правам человека самыми злостными нарушителями среди сорока семи государств, подписавших Европейскую конвенцию о защите прав человека. Как сообщают местные средства информации, в Турции за решеткой сейчас находится 61 журналист, 39 уже получили длительные сроки наказания, связанные с профессиональной деятельностью.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG