Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Поэт и музыкант Noize MC


Noize MC (Иван Алексеев) в студии Радио Свобода

Noize MC (Иван Алексеев) в студии Радио Свобода

Данила Гальперович: У нас в студии – поэт, исполнитель, композитор Иван Алексеев, больше известный как Noize MC.
Задавать ему вопросы будут интернет-обозреватель Радио Свобода Юрий Васильев и постоянный автор медиа-портала OpenSpace.ru Александра Добрянская.
В этой передаче будет много музыки, и музыка будет живая, потому что Иван пришел с инструментом. Темы, о которых мы поговорим, это и социальная жизнь в России, и музыка, и отношения с обществом, и отношение общества к разным своим сегментам, описаны уже в песнях. Но сначала, по традиции, краткая биография нашего гостя.

Иван Алексеев родился 9 марта 1985 года в Смоленской области, в городе Ярцево. В 10 лет поступил в музыкальную школу по классу классической гитары. В 1997 году переехал с матерью в город Белгород, где дважды стал лауреатом областного конкурса исполнителей на классической гитаре. В 13 лет Иван собрал свою первую группу, чуть позже всерьез увлекся стилем рэп. В 2001 году Иван окончил музыкальную школу, а в 2002-м – общеобразовательную, с золотой медалью. Поступил в Российский государственный гуманитарный университет и переехал в Москву. Поселившись в студенческом общежитии РГГУ, Иван Алексеев занялся сольным творчеством, в ходе которого и появился псевдоним Noize MC. Летом 2007 года Иван Алексеев снялся в одной из главных ролей в проекте Продюсерского центра Павла Лунгина, в фильме «Розыгрыш», ремейке популярной картины Владимира Меньшова 1976 года. В 2010 году Иван Алексеев благодаря песням «Мерседес С-666», «10 суток» и резкой социальной ориентации своих текстов стал часто упоминаться в эфирах политических радиостанций. За некоторые рифмы рэперу приходилось отвечать даже в суде. Так в 2009 году административное дело в отношении Ивана Алексеева возбудил Госнаркоконтроль, 31 июля 2010 года Иван Алексеев после своего концерта в Волгограде был задержан сотрудниками милиции. Ему было предъявлено обвинение в оскорблении сотрудников милиции по статье «Мелкое хулиганство». 2 августа суд приговорил музыканта к административному аресту на 10 суток, которые Иван Алексеев полностью отсидел.

Данила Гальперович: Все правильно?

Иван Алексеев: Практически. Только псевдоним Noize MC был придуман несколько раньше, до переезда в Москву. Но я удивлен, если честно.



Юрий Васильев: Иван, сейчас получается так, что ваша аудитория, те, кто ходят на ваши концерты, и те, кто ходят на митинги, она совпала. Это то, чего вы хотели?

Иван Алексеев: Ну, во-первых, это далеко не полностью совпадающая аудитория. Она пересекается, естественно.

Юрий Васильев: Но это совпадает в значительной мере.

Иван Алексеев: Я не знаю, в насколько значительной мере это совпадает, мне сложно об этом судить. Но я не стремился к этому. Фишка в том, что такие песни, как «Мерседес С-666» и «10 суток», они на концертах не звучат, как правило, или звучат очень редко. Потому что это песни, которые я не отношу к своему основному творчеству. Это даже не песни в полном понимании этого слова, это просто моя реакция на какие-то события, своего рода такая рэп-публицистика. Это больше похоже, наверное, на очерк или гневный фельетон, что-то в таком роде.

Данила Гальперович: Это очень интересная штука. С одной стороны, ты легко говоришь, что можешь откликнуться на социальные события, с другой стороны, это как бы дверь в сторону от творчества. Но есть куча народу, которые эту дверь вообще не открывают. Почему для тебя легко, увидев социальный сюжет, на него довольно точно отозваться?

Иван Алексеев: Дело в том, что происходящее порою касается тебя и твоих близких напрямую и вызывает негодование и желание бороться с этой ситуацией. И единственный инструмент, который у меня есть для подобной борьбы, это мое творчество. Поэтому таким образом и выплескивается наружу мое несогласие.

Данила Гальперович: Если говорить о той аварии, в которой был замечен автомобиль «Лукойла», в которой трагически погибли две женщины, ты имеешь какое-то отношение к этим людям?

Иван Алексеев: Да, я давно дружу с сестрой девушки, которая была за рулем.

Данила Гальперович: То есть тебя затронуло это лично.

Иван Алексеев: Да, я узнал, что называется, из первых рук, до того, как это попало в новости.

Александра Добрянская: Ты сказал, что высказываешься по поводу того, что затрагивает тебя лично, о чем ты не можешь молчать. Касательно последних событий, митингов, нашла композицию некого Noize FM, я подозреваю, что ты к нему не имеешь отношения.

Иван Алексеев: Не имею. Noize FM – то загадочный интернет-проект, который уже довольно давно использует наше светлое имя в слегка измененном его написании, для того чтобы толкать свои политизированные, написанные всегда на злобу дня и с конкретных уклоном произведения.

Александра Добрянская: Но то, что ты до сих пор не высказался по поводу последних событий, значит ли это, что они тебя лично никак не затронули?

Иван Алексеев: Конечно, они меня затронули лично. Просто я, если честно, устал от того, что меня постоянно обвиняют в том, что я высказываюсь по каким-то общественно и политически значимым поводам, для того чтобы поднять свою популярность. В общем, сиюминутная реакция на произошедшее с моей стороны, как мне показалось, была не особенно уместна.

Данила Гальперович: Мы с тобой виделись на митинге 10 декабря. Как ты там ощущал себя, как это было? И что это дальше для тебя будет, если это будет развиваться?

Иван Алексеев: Мне предложили выступить на этом митинге с речью или с музыкой, высказать свое отношение к происходящему. И я туда пошел именно с этой целью. Я не голосовал за «Единую Россию», я не знаю ни одного человека, который за нее голосовал, есть масса примеров, доказывающих, что фальсификации были сплошь и рядом. Я просто почувствовал себя обманутым, поэтому принял это предложение и высказался. При этом я не хотел там выступать, потому что было совершенно очевидно, что очень много людей вообще не знают, кто я такой. Не самый лучший звук, разобрать слова в песне, скорее всего, многие не смогут, а многие и не захотят, поэтому я просто произнес краткую речь, высказал все, что я думаю, и я считаю, что так и надо было.

Юрий Васильев: А есть сегодня партия, про которую Иван Алексеев может сказать: да, это моя партия, я ее поддерживаю и мне нравятся ее лидеры? По-моему, протест без лидеров, скажем так, начисто лишен позитивной программы.

Иван Алексеев: Я не хочу никого ни за что агитировать. Партия есть. Есть, скажем так, мое личное меньшее из зол. Очень сложно представить себе сейчас по-настоящему достойную альтернативу происходящему, несмотря на то, что те, то у руля, не вызывают симпатий совершенно.

Данила Гальперович: Если ты хочешь спеть, было бы здорово, если бы ты это сделал.

Иван Алексеев: Я хочу спеть новую песню, она в довольно необычном для меня жанре. Это, по большому счету, детская песня, рэпом там и не пахнет. Она называется «Жадина», будет на моем новом альбоме, я совсем недавно ее дописал.

Сидит жадина, с килограммом конфет
Шуршит фантиками, и никого рядом нет
Никто к жадине, даже не подойдет
Жует жадина, в шоколаде весь рот
В шоколаде весь рот
В шоколаде весь рот
В шоколаде весь рот
Никто с жадиной уже не дружит давно
Вместе жадничать ужас как тяжело
Скучно одному, неинтересно совсем
Зато можно ничем не делиться ни с кем
Не делиться ни с кем
Не делиться ни с кем
Не делиться ни с кем
Сидит жадина за взятки и воровство
И об украденном грустит больше всего
Свобода - ерунда, одиночество – пустяк
О таких мелочах жадины не грустят
Никогда не грустят
Никогда не грустят
Никогда не грустят

Данила Гальперович: (смеются) Правда, ведь поверил, что детская песня!

Александра Добрянская: Если это детская песня, как объяснить ребенку, что такое взятки. Ваня, ваш сын знает, что такое взятки?

Иван Алексеев: Мой сын еще не говорит, поэтому я подозреваю, что не знает. Это совершенно не беда, потому что во многих детских песнях есть довольно странные словосочетания, которые дети разбирают только спустя много лето, когда это уже совершенно не интересует их как какая-то актуальная и именно детская музыка. Есть классический анекдот: «Папа, что такое аборт?»

Данила Гальперович: «Волны бились аборт корабля…» Я долго, когда во 2-м классе заставляли учить песню «Если в небе тучи хмурятся», я все время хотел узнать, какие «небедучи» хмурятся и кто это такие.

Юрий Васильев: «Я вас мовреду»…

Данила Гальперович: Если возвращаться к тому, что происходит, ты сказал важную вещь, что те, кто сейчас правит в России, совершенно точно не фонтан, но и альтернативы им могут разбираться разве что как меньшее из зол. Ты лично кого-нибудь из политиков для себя выделяешь, на кого ты смотришь и думаешь: вроде не врет?

Иван Алексеев: Сложный вопрос… Я пытаюсь разобраться в этом, но ловлю себя на мысли постоянно, что я, скорее, сравниваю, кто более убедителен. Как когда ты пытаешься оценить актерскую игру, а не когда ты пытаешься по-настоящему поверить или не поверить человек.

Данила Гальперович: Ну, так же можно поймать хорошую игру и принять ее за откровенность, - вдруг человек просто хорошо играет.

Иван Алексеев: Ну, насколько хорошо играющих людей, к сожалению, я не вижу.

Юрий Васильев: Илья Кормильцев, с которым посчастливилось общаться, он был достаточно лево-анархическим человеком, издавал «Ультракультуру», он говорил о том, что государство отмирает, и, собственно говоря, вершины не будет, а будет много разных холмов, которые будут связаны как-то горизонтально – ходами, маяками, какими-то флажками и прочее.

Иван Алексеев: Это, собственно, и есть модель анархии, классическая.

Юрий Васильев: Совершенно справедливо. Мы к этому подходим как-то или это все-таки мечта?

Иван Алексеев: Думаю, пока не подходим.

Юрий Васильев: Ни здесь, ни где-нибудь еще?

Иван Алексеев: Другие страны? Сомневаюсь. Нужен высокий уровень самосознания, чтобы не нагрянули просто сильные и глупые и не отобрали все у добрых, но слабых.

Данила Гальперович: Насколько часто ты ездишь? Насколько у тебя есть возможность сравнивать то, что происходит в России и за ее пределами?

Иван Алексеев: Я очень много езжу по России, за рубеж я выдвигаюсь, как правило, только во время отпуска. Поэтому набор стран у меня специфический - это, скорее, пляж.

Данила Гальперович: А почему не хочется где-то, скажем, на улицах Лондона попеть?

Иван Алексеев: Хочется. Я пел на Брайтон-бич.

Юрий Васильев: И как?

Иван Алексеев: Отлично! Все то же самое, что на Арбате примерно.

Данила Гальперович: На Брайтон-бич многие пели. Люба Успенская, например. (смеются)

Иван Алексеев: Там забавная была атмосфера. Рядом лежал еще долгое время очень пьяный парень на лавочке, слушал, периодически смотрел пронзительными голубыми пьяными глазами. Я был уверен, что он понимает каждое слово, но в конце он наше в себе силы подняться, подошел, положил пятерку баксов и поблагодарил на английском, сказал, что он ни хрена не понял, но было очень круто.

Данила Гальперович: А у тебя есть что-то, что ты считаешь наиболее точно отражающим общую суть российскую, не то что даже душу, из того, что ты написал, что ты сделал?

Иван Алексеев: Сложный вопрос. Тяжело сориентироваться на месте, признаюсь честно.

Данила Гальперович: То есть, грубо говоря, "песни о родине" у тебя нет.

Иван Алексеев: А мат замажете?

Данила Гальперович: Запикаем.

Иван Алексеев: Супер! Тогда будет сейчас одна аккустическая премьера, это песня с нового альбома, она называется "Yes future!"

Слушай мой прогноз, человечество!
Отменяются все катаклизмы,
Все больные успешно излечатся.
Вымрут вредные микроорганизмы.
Пришельцы нагрянут не с целью экспансии,
А чтобы забрать ядерные отходы.
Для безработных найдутся вакансии,
В Питере будет хорошая погода.
Кто-то другой победит на выборах
И все наладит нежданно-негаданно,
Все обещанья тут же выполнит,
Все ожиданья будут оправданы.
Что, не верится в мой прогноз?
Типа, звучит нереалистично?
Спецом для тебя будет полный (...)
У всех остальных все будет отлично.

Миллионы праворульных "Жигулей"
Заполнят пространство японских хайвеев.
Россия впереди планеты всей!
Но future - это не наша идея.
Нам скоро стопудовой повезет.
Свежий ветер разгонит все черные тучи,
Все черти кадилом по морде получат.
Yes future! Yes! Yes future...
Yes future! Yes! Yes future...

Слушай мой прогноз, человечество!
Я в будущее смотрю с оптимизмом,
РПЦ совладает с нечистью,
У православных отсосут сатанисты.
Дьявол признает ошибки прошлого,
Папа простит и вернет на небо.
Вместо пустого, пошлого, ложного -
Правда реальная, как буханка хлеба.
Волшебник в голубом вертолете
Давно взлетел и вот-вот прибудет,
Ему тут км всего пару сотен.
Скорее сюда все, кто мечтал о чуде!
Ты говоришь, это все невозможно?
На (...) иди, я тебя не спрашивал.
Мне от вас, пессимистов, тошно.
Все беды из-за нытья (...) вашего!

Миллионы праворульных "Жигулей"
Заполнят пространство японских хайвеев.
Россия впереди планеты всей!
Но future - это не наша идея.
Нам скоро стопудовой повезет.
Свежий ветер разгонит все черные тучи,
Все черти кадилом по морде получат.
Yes future! Yes! Yes future...
Yes future! Yes! Yes future...

Данила Гальперович: И насколько ты сам с этим прогнозом согласен? Там же ирония.

Иван Алексеев: Да, конечно. Я согласен с этим посылом. Сам прогноз - это инструмент для создания настроения.

Данила Гальперович: Понятно. Но вот если говорить серьезно, как тебе кажется, в ближайшее время как все будет в России?

Иван Алексеев: Будет непросто. Но тем интересно. Девяностые были очень жестким временем, но многие люди словили в это необычайное вдохновение. Жирные нулевые закончились. Видимо, будут беспокойные десятые.

Данила Гальперович: А какими ты их видишь?

Иван Алексеев: Неопределенными, странными, требующими постоянной собранности и спонтанных решений.

Данила Гальперович: От публики или от власти?

Иван Алексеев: От всех.

Данила Гальперович: Чем это объясняется? У тебя есть ощущение, что вырастает какой-то напряг в мире?

Иван Алексеев: И в мире, и в нашей стране, в частности, конечно.

Александра Добрянская: Ты себя можешь представить в роли политика? У тебя есть какая-то конкретная программа действий?

Иван Алексеев: Нет, в роли политика не могу себя представить и не хочу представлять. У меня другие цели, задачи и склад личности. Я вижу себя именно музыкантом, который озвучивает вещи, происходящие в обществе, в свое личной жизни, но только когда это становится достаточно острым и интересным, чтобы стать песней.

Данила Гальперович: Никогда не были мысли уехать?

Иван Алексеев: Нет.

Данила Гальперович: Почему?

Иван Алексеев: Потому что я живу русским языком, русскоязычной культурой, и я не представляю себе полноценноый жизни в другом языковом ментальном пространстве.

Данила Гальперович: А если откатить назад во времени и в опыте, то откуда русский язык? Откуда музыка - понятно, это, видимо, музыкальность изнутри плюс все-таки, как мы знаем из биографии, обучение классическое музыкальное. А вот откуда слово? И кто повлиял?

Иван Алексеев: Слово, ну, это во многом поэзия Серебряного века. В детстве я был большим поклонником Дельфина, особенно группы "Дубовый гай", в которой он начинал. Очень много самых разных музыкантов повлияли на мою именно поэзию. В основном это все-таки тексты песен. Высоцкий. Причем Высоцкого я всегда воспринимал как поэта, потому что бардовская такая вообще, околошансонная традиция мне не близка, а именно тексты читать мне всегда нравилось.

Юрий Васильев: А кто первый дал книжку с Серебряным веком?

Иван Алексеев: Это школьная программа в первую очередь. И это огромные книжные полки у дедушки с бабушкой, где был Есенин, естественно, Маяковский... Правда, в меньших количествах гораздо. У меня в семье, кстати, был такой своеобразный культ Маяковского. То есть его воспринимали мои родители, дедушка, бабушка воспринимали как советского агитатора, такого плоского горлопана. При этом я был несказанно удивлен, открыв для себя Маяковского самостоятельно, вопреки всему, что мне о нем говорили.

Юрий Васильев: "Миноносцев", лирику, да, вот это все?

Иван Алексеев: Да.

Данила Гальперович: То есть как только "скрипкой немножко нервно", так сразу стало странно и интересно.

Иван Алексеев: В общем, да.

Александра Добрянская: У меня вопрос исключительно технический. При этом ты поступал в РГГУ на информатику.

Иван Алексеев: Да.

Александра Добрянская: Это как?

Иван Алексеев: Мне казалось тогда, что меня может интересовать только музыка, ну, а если не музыка, то в крайнем случае компьютеры. Я очень быстро разочаровался в компьютерах, но, к счастью, не в музыке. Поэтому все случилось так, как случилось.

Данила Гальперович: Я хотел попросить тебя спеть свободную тему.

Иван Алексеев: Фристайл ты имеешь в виду?

Данила Гальперович: Да.

Иван Алексеев поет:

Вступленье подлиннее, чтобы потянуть время
И подобраться кое-как
К самим же мной придуманной теме.
Но ничего из этого не вышло,
Придется резать по голой, по новой.
Я надеюсь, что кому-то будет слышно
Слово, которое через Радио Свобода
Проникает в динамик, чтобы ты его сейчас слышал
И почувствовал себя с нами
Будто ты тут пятый, то есть, пардон, шестой,
Помимо тех, кто сейчас в эфире.
Тут есть еще один парень крутой,
Он все это снимает на видео.
Посмотрите потом.
Извините за то, что я не успеваю
Следить за языком.
Он иногда заплетается, сбивается,
Рифмы не подбираются.
Такое случается, это нормально,
Это фристайл называется.
Кстати, на глаголы рифмовать - это не очень.
Ладно, надо бы выбрать тему,
А то так можно словоблудить до ночи.
Может, ее подкинете?
Я сейчас сделаю паузу небольшую.
Ну же, давайте, я вас наплюсую...
Свобода - это необходимо,
Свобода - это нужно,
Свобода - это наше единственное оружие.
Его не существует в реальности,
Но его нужно было бы придумать,
Для того чтобы хоть как-то
Оправдать тот безысходный юмор,
Который рождается в наших головах,
Когда некуда идти далее.
Спасибо всем, кто это слышит,
Даже если они в Италии.
Даже если они далее,
Если они где-нибудь там, в Антарктиде.
Слышите меня или нет?
Эй, видео!
Нормально получилось?
Нормальный взят ракурс?
Итак, отлично. Комон. Маза фака.
Надо бы задвинуть сейчас
Пару телег в стиле рэперов американских,
Но у меня не получается,
У меня российское гражданство.
Итак, друзья, я не знаю,
Тема раскрыта или не раскрыта.
Но, мне кажется, под звуки этого бита,
Хотя какого, пардон, бита?
Под звуки этой гитары, мне кажется,
Пора уже побырому забирать гонорары
И валить отсюда,
С этой замечательной съемки и записи.
Всем до свидания! К папе все!
Попросите, чтобы он дал вам денег
На мой концерт!
Люди меняются в лице, когда понимают,
Что это не написано дома.
Вы знаете, с детства я обнаружил
Эти тревожные симптомы.
Сначала думали, что это мозга заболевание,
А со временем оказалось,
Что люди даже ходят посмотреть на Ваню.
Посмотреть, как он выходит с гитарой на сцену.
Ну, все, это вообще я уже за бесценок.
Можно было бы продать
Только Тимати разве что.
Всем спасибо! Я выложился на все сто...

Данила Гальперович: Большое спасибо! Я, на самом деле, когда говорил про свободную тему, одну из свободных тем, уже звучавших, в которой, конечно же, мне жутко понравилось: "Я сказал: "Да будет свет!", и, прикинь, прокатило!" Если ты помнишь ее наизусть, то было бы очень здорово.

Иван Алексеев: Это бэттловый трек. Да, действительно, там была свободная тема. Я поясню, это требует довольно обширной предыстории. Хип-хоп изначально зарождался как культура бэттлов, своеобразных творческих состязаний. В хип-хоп культуре есть разные ответвления, и рэп-музыка - лишь одна из ее частей. Есть также брейк-данс, есть граффити. В общем, так или иначе, представители хип-хоп культуры, каким бы видом этого искусства они ни занимались, изначально соперничали друг с другом. Граффитчики писали поверх чужих рисунков, рисовали свои, - именно друг с другом, именно граффитчики с граффитчиками. Брейкеры соревновались в танцах. Брейк-данс изначально такая соревновательная культура, близкая даже к спорту местами. Что касается рэпа, такая же история, давняя традиция - это фристайл-бэттлы, то есть когда соперники обмениваются импровизированными речитативами, им дается на это ограниченное количество времени - 30 секунд или минута, диджей ставит бит, каждый из участников импровизирует, пытаясь подколоть соперника. И потом по олимпийской системе остается только один со временем.

Данила Гальперович: На самом деле, я не включил это в биографию Вани, которая была зачитана в начале программы, но бэттлов там выиграно немерено, даже со званиями, полученными гонорарами и заключенными контрактами, насколько я знаю.

Иван Алексеев: Да, в общем, это тоже правда. И сейчас, собственно, я пытаюсь подойти к песне, о которой ты сказал. Есть интернет-батлы - это современное явление, и там люди обмениваются уже не импровизированными речитативами, а практически настоящими песнями. Дается тема, огромное количество участников на эту тему пишут свои треки, присылают их на сайт. Существуют какие-то ограничения, скажем, по времени или по размеру файла, чтобы люди не присылали какие-то 8-минутные безумные миксы. Ну, их тоже разбивают по парам, и со временем, опять же по олимпийской системы, выбывает слабый и остается сильный. И остается тоже только финальная пара и в итоге только один. Вот в одном из таких бэттлов, где я занял, собственно, первое место, его проводил сайт "Хип-хоп.ру", в финале была дана свободная тема. Но при этом ты, наверное, один из очень небольшого количества людей, которые называют эту песню так, как она на самом деле называлась. То есть, по сути ее название и есть - "Свободная тема", хотя некоторые называют ее "One of Us". Там использован сэмпл из популярной песни Джоан Осборн. Я попробую ее вспомнить. Текст изобилует отсылками к конкретным реалиям бэттлов и каким-то персонажам, которых знает только публика, которая за ними следит, но ты сам ее просил.

Данила Гальперович: Мне очень нравится в ней описание процесса творения.

Иван Алексеев поет:

Это было давно, Касту еще не знали даже в пределах Ростова.
Вова тогда еще не переехал в Москву из Молдовы.
Тогда еще даже не было самого Кишинева.
Не было ни грэндмастера флеша, ни диджея сто восьмого.
Но было слово. Я над водою носился словно овод.
Было холодно, темно, скучно и беспонтово.
Я сказал: "Да будет свет!", и, прикинь, прокатило!
В небе тот час запылало светило.
И понеслась, мне сразу в голову ударила власть.
Да будет то, да будет это, накреативился всласть.
Всю неделю пахал, как гастарбайтер, спать не ложась.
Только к воскресенью кое-как улеглась пыль и грязь.
Если бы черт меня тогда не дернул напоследок в субботу
сотворить Адама и Еву, сейчас бы не было бы заботы.
Теперь, как не стараюсь, не верят в меня эти сволочи.
Сижу вот и думаю: зачем сдавал трек на отборочный?

What if God was one of us?
Не сомневаетесь, я не сказочник и не фантаст.
Не удивляйтесь, я действительно один из вас.
И я возьму бэттл на этот раз.

Я записывался в гостиничных номерах на дохлый ноутбук,
Пока ты на форуме ныл, что тебе трек хреново свел твой друг.
Что свет, интернет, воду и газ отключили вдруг,
Сломался компьютер, микрофон и все пальцы обеих рук.
По этому поводу я могу сказать только одно.
Плохому танцору видимо фальцетом все-таки петь не суждено.
Кому-то дано превращать воду в вино, а кому-то только
Кислород - в углекислый газ и пищу - в говно.
Кесареву - Кесарево, Нойзу - Нойзово,
Чету Четово. Rap is dead в бэттле
Одержит победу звезда хэви металла.
Это колхозная помесь Егора Летова с Каем Метовым,
Которому на рамки жанра глубоко фиолетово.
Я несу свой крест на Голгофу первого места.
Итоги всем давно известны, меня там распнут,
А потом я воскресну. Судья прими мои 30 талантов, не брезгуя!
Я тебя создал по своему образу и подобию. Ты прав, я бездарь!

Yeah
What if God was one of us?
Не сомневайтесь, я не сказочник и не фантаст.
Не удивляйтесь, я действительно один из вас.
И я возьму бэттл на этот раз...

Юрий Васильев: Вот мы заговорили о советской интеллигенции, о советских идеалах. Оттуда к нам пришло замечательное определение в своем роде - внутренняя свобода. Потом пришел Виктор Олегович Пелевин, превратил это в смех, когда сказал о подземном смехе, когда люди сидят и ждут, пока там сверху пройдут, сидят вместе с козлами, с баранами и прочими домашними животными. Как вы считаете, внутренняя свобода - это что-то, что действительно ценно, или все-таки это мешает нам переходу к свободе внешней, нормальной, наверху?

Иван Алексеев: Нет, конечно, внутренняя свобода - это очень важно, это эмбриональный этап внешней свободы. Обязательно нужно сначала освободиться внутреннее. И каждый раз, когда назревали какие-то перемены, это означало, что критическая масса достигнута, что очень большое количество молодых людей стали внутренне свободными и готовыми жить по-другому.

Данила Гальперович: Ну, вот как-то получилось не совсем так, видимо, с 90-ми и 2000-ми.

Иван Алексеев: А как не совсем так? Несомненно, ситуация сейчас на сахар, но если сравнивать то, что большинство людей имеет сейчас, и как они жили при Советском Союзе, я считаю, что…

Данила Гальперович: Мы говорим о том, что люди имеют, или о внутренней свободе?

Иван Алексеев: Под тем, что они имеют, я имею в виду не материальную сторону, точнее, не только ее. В целом я, Иван Алексеев, Noize MC, имею возможность ездить с концертами, периодически попадаю в эксцессы всевозможные, но, тем не менее, я имею право говорить, быть услышанным. И несмотря на то, что существуют какие-то препоны, сейчас я могу хотя бы легально, полулегально существовать. Во времена все-таки подпольного советского рока это было гораздо сложнее.

Данила Гальперович: Нет, в 1992-93 годах это было совсем не сложно. Я на ступенях Белого дома и 19, и 20, и 21 августа стоял, и поскольку я пришел с советского флота, мне поручили командовать ступенькой там, 10 человек. И я могу совершенно точно сказать, что тогда молодежи моего возраста, соответственно, 23 года, понимающей, что происходит, и активно сопротивляющейся было, ну, вот по виду, на улицах гораздо больше, чем то, что мы видим сейчас. То, что мы видели на Болотной, это, на самом деле, феномен, который сейчас все осознают как феномен. Поэтому я и спрашиваю, вот это развитие - 90-е - 2000-е.

Иван Алексеев: То, что на моей памяти, я, если честно, в шоке от подрастающего поколения уже сейчас, потому что кругозор очень сильно сузился, даже без всякой реформы образования мы уже получили людей, которые не знают даже основные исторические факты, очень плохо владеют русским языком, не могут грамотно писать и не стремятся узнать что-то новое. В этом плане регресс абсолютный я наблюдаю. Что касается внутренней свободы, по сравнению с 90-ми ее точно не стало больше. Если сравнивать именно динамику 90-х и наши дни, то сейчас многим людям она не нужна что ли.

Данила Гальперович: У тебя есть ответ на этот вопрос, почему 90-е были таким всплеском? Очень многие говорят, что, конечно же, жилось плохо, при этом забывая, что сейчас нефть в 10 раз дороже, чем тогда. Почему появились "Наши"? Почему появились движения за власть?

Иван Алексеев: У меня есть такая теория, она не претендует, естественно, ни на какую там историческую, социологическую объективность, просто так мне кажется. Ситуация, которая произошла в 90-е, она подогревалась очень долго. Все хотели все-таки в тайне западного образа жизни, ну, не все, но очень многие. И то, как его запрещали и пытались дискредитировать, только, пожалуй, помогало стать ему вожделенным куском. Поэтому в 90-е произошел такой оргазм - случилось наконец-то! Как я с Сергеем Шнуровым обсуждал такой момент, когда он ездил в 90-е за границу впервые, и, соответственно, его друзья тоже впервые попадали в зарубежные страны, - люди фоткались просто на фоне вывесок.

Данила Гальперович: Культурный шок в супермаркете, да.

Иван Алексеев: Да, вывеска на латинице - я могу это сделать, я могу рядом находиться. Это само по себе было ценностью. 90-е были временем, когда люди советские пытались максимально подчеркнуть то, что они не советские. Нет, мы не такие, мы максимально за капитализм, максимально за империализм, максимально за все то, о чем нам рассказывали в школе и в детском саду, в комсомоле, институте, что это очень плохо. Мы максимально не про это. А потом оказалось, что тем же самым людям захотелось стабильности, наверное. Они поняли, что хочется все-таки, чтобы было как-то поспокойнее. И я думаю, что это важный фактор.

Юрий Васильев: Собственно говоря, эта девочка, над которой смеется весь интернет, активистка движения "Наши" из Иваново по фамилии Курицына, она же правду сказала: "мы стали более лучше одевать". Мы все действительно, здесь присутствующие, стали более лучше одеваться, чем в 90-х. Чего не хватает для внутренней свободы?

Иван Алексеев: Просто обнаружилось вдруг, что она не всем нужна, что некоторым нужно просто "более лучше одеваться".

Александра Добрянская: По всей видимости, ты это поколение наблюдаешь на своих концертах...

Иван Алексеев: Даже не на концертах. Литературную активность можно наблюдать ВКонтакте, это очень просто.

Александра Добрянская: А это поколение, какое оно? Ему нужна внутренняя свобода? Или, кроме интернете и "лучше одеваться" нет ничего?

Иван Алексеев: Я думаю, что ему нужна внутренняя свобода. Им нужен, как мне кажется, все-таки кругозор, понимать, что мир большой, а без этого ощущение внутренней свободы невозможно.

Данила Гальперович: Что у тебя самое пронзительное есть про внутреннюю свободу, что тебе кажется самым ясным?

Иван Алексеев: Ты такие вопросы сегодня задаешь сложные... Понимаешь, у меня песен около 200-300 штук, поэтому это непросто - про внутреннюю свободу. Есть песня, которая, пожалуй, про мою личную внутреннюю свободу, про свободу от чужих суждений и право говорить то, что волнует.

Устрой дестрой! Порядок - это отстой!
Круши, ломай, тряси башкою пустой.
Допей, разбей и новую открывай.
Давай, давай!

Честное слово, я невиновен!
Я не помню, откуда столько крови
На моих ладонях и моей одежде:
Я никогда никого не бил прежде,
Я никогда ничего не пил прежде
Был тих, спокоен, со всеми вежлив
Всегда только в урну бросал мусор,
Обходил стороной шумные тусы,
Запрещённых веществ никаких не юзал,
Был положительней самого плюса,
А потом как-то раз эту песню услышал
И всё - прощай моя крыша!

Устрой дестрой! Порядок - это отстой!
Круши, ломай, тряси башкою пустой.
Допей, разбей и новую открывай.
Давай, давай!

Если вдруг у тебя нет головы,
Я могу тебе легко одолжить свою,
Но только чур, чтоб ты потом не ныл,
Мол:"Нойз, ты мне подложил свинью!"
Давай с тобой договоримся тупо,
Твой поступок - это твой поступок,
Свою ответственность перекладывать глупо
На чувака из какой-то там группы.
Я рад, что ты со мной согласен, друг,
А теперь давай-ка, взгляни вокруг,
Всюду гады, скоты кругом,
Задай им жару, устрой погром!

Устрой дестрой! Порядок - это отстой!
Круши, ломай, тряси башкою пустой.
Допей, разбей и новую открывай.
Давай, давай!

Почему воруют политики?
Почему врут средства массовой информации?
Почему на свободе преступники?
Почему деградирует нация?
Почему растет безработица?
Почему в России маленькие пенсии?
Почему о детях предки не заботятся?
Это все Noize MC со своими песнями.

Устрой дестрой порядок - это отстой!
Круши, ломай, тряси башкою пустой
Допей, разбей и новую открывай,
Давай, давай!

Устрой дестрой порядок - это отстой!
Круши, ломай, тряси башкою пустой
Допей, разбей и новую открывай,
Давай, давай!
Давай, давай!
Давай, давай!
Давай, давай!
Давай, давай!
Давай, давай!

Я враг системы! А вы все - козлы!
А вы все - козлы!
А вы все - козлы!
Круто быть пьяным, молодым и злым!
Молодым и злым!
Молодым и злым!
Молодым и злым!
Молодым и злым!
Молодым и злым!

Данила Гальперович: Как ведущий этой передачи заявляю, что все вышесказанное является творческими, художественными образами и отнюдь не олицетворяет собой призывы к насилию, свержению существующего конституционного строя и так далее.

Иван Алексеев: Это бесполезно объяснять. Оправдываться будешь в суде. Я ходил неоднократно, серьезно. Бесполезно просто! Расслабься. Мне еще хотелось бы поговорить об иронии. Если вдруг вы слышите какую-то мою песню, и вам кажется, что я задвигаю там какие-то очень странные, непотребные вещи, попробуйте посмотреть в Википедии, что такое ирония все-таки. И потом, после прочтения этой краткой статьи, переслушать еще раз. Спасибо большое!

Данила Гальперович: На этой сверхоптимистической ноте, потому что ирония хотя бы на какой-то процент содержит в себе оптимизм, это же такой подкол с надеждой на то, что все-таки все не так серьезно, мы заканчиваем эту чудесную программу. Ваня, большое спасибо! Я благодарю моих коллег за вопросы!

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG