Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Начальное и среднее профессиональное образование


Тамара Ляленкова: Сегодня мы обсуждаем начальное и среднее профессиональное образование, точнее, те направления подготовки, которые российское правительство сочло приоритетными, и меры, которые должны будут сделать эти направления привлекательными для молодых людей. Например, стипендии: президентские – от 7 до 14 тысяч рублей и правительственные – от 2 до 4 тысяч.
В список профессий, необходимых, по мнению руководства, для модернизации страны вошли 93 специальности. Из них 34 можно получить в системе начального профессионального образования, 39 – в системе среднего. Правда, только одна из этих профессий - программист - сегодня реально востребована на рынке труда. Об этом говорят результаты исследований агентства HeadHunter, которое проанализировало более ста миллионов поисковых запросов работодателей за 2011 год. Надо заметить, что почти половину вошедших в ТОП-30 профессий можно приобрести в учреждениях среднего профессионального образования. По данным другого рекрутингового портала SuperJob.ru, интерес к этой ступени образования у российских выпускников вырос с 8 до 11 процентов.
Эксперты "Классного часа" - заместитель директора департамента развития профессионального образования Министерства образования и науки РФ Вера Гринько, президент Союза директоров средних специальных учебных заведений РФ Виктор Демин, президент Ассоциации консультантов по персоналу Юлия Сахарова, руководитель отдела аналитики портала SuperJob.ru Валерия Чернецова и проректор Высшей школы экономики Алексей Каспржак.

Итак, сегодня мы говорим о приоритетных направлениях подготовки в системе начального и среднего профессионального образования. Тема эта стала актуальной тогда, когда было объявлено, что представители отобранных профессий, начиная с 2012 года, смогут получать повышенную стипендию – до 14 тысяч рублей в месяц.
Каким образом эти намерения будут реализованы, рассказала заместитель директора департамента развития профессионального образования Министерства образования и науки Вера Гринько.

Вера Гринько: Сейчас речь идет о том, что до 1 января, действительно, должны быть существенно увеличены стипендии. Но вопрос этот только прорабатывается, и давайте комментировать его после окончательного решения. Реально на 6% повышен стипендиальный фонд в образовательных учреждениях, но само образовательное учреждение, учитывая минимум, устанавливает те повышающие коэффициенты, которые распространяют на обучающихся. Если сегодня установленный размер стипендии 400 рублей, то значит, он повышается на 6% не для всех. Будут учитываться итоги успеваемости в первую очередь. На первом курсе студенты не будут получать такую стипендию, потому что они еще себя никак не зарекомендовали. Значит, речь пойдет о студентах, которые обучаются на втором курсе, и которые должны на первом курсе заявить о себе, что они успешно на 4 и 5 занимались. Тогда им существенно будет увеличена стипендия.

Тамара Ляленкова: Вряд ли такая мера – повышение размера стипендии за хорошую успеваемость на втором курсе - привлечет новых студентов. А количество правительственных стипендий ограничено. На этот счет в Министерстве образования мне дали подробный ответ, из которого следует что 1500 стипендий, в размере 2000 рублей ежемесячно, смогут получать обучающиеся в системе начального профессионального образования, и 3500 стипендий по 4000 рублей предназначено студентам средней ступени.
При условии, что обучение происходит по приоритетным направлениям. Каким именно, пояснила Вера Гринько.

Вера Гринько: Были отобраны 93 профессии и специальности начального и среднего профессионального образования, которые заточены на подготовку кадров для перспективных направлений экономики. Уровневая пропорциональность выглядит таким образом, что в перечень вошли 34 профессии начального профессионального образования и 39 специальностей среднего профессионального образования. Первое направление – энергоэффективность, энергосбережение и ядерная энергетика. Соответственно этому есть укрупненная группа специальностей и направлений подготовки, которая так и называется "Энергетика" – энергетическое машиностроение и электротехника, в рамках которой есть две профессии начального профессионального образования – теплоэнергетика и теплотехника и электроэнергетика и электротехника. Соответственно, пролангируем дальше на СПО – это те же две специальности, но только с квалификацией среднего профессионального образования плюс ядерная энергетика и теплофизика, ядерная физика и технология, ядерные установки и материалы. Вот, пожалуйста, горизонталь, которая соотносится с теми приоритетами, которые сегодня связаны с интересами государства по отраслям.
Я заметила, что много вопросов возникает относительно медицины. Надо сказать, что есть там такое направление как медицинские технологии. Это направление получило развитие в части диагностического оборудования. Я думаю, все понимают о чем речь – это та часть отрасли, которая была у нас наиболее слабой. В этом смысле сейчас идут опережающие действия, которые позволят выправить ситуацию. По укрупненной группе специальностей, по среднему профессиональному образованию группа "Здравоохранение" также включена в перечень специальностей среднего профессионального образования, в частности, фармацея и медико-биологическое дело.
Поэтому говорить о том, что другие отрасли неважны – это неверная постановка вопроса. Важны! Но есть некоторые приоритеты, которые составляют интересы в первую очередь государства как локомотивы для развития других отраслей экономики. В этом заключается логика движения.

Тамара Ляленкова: Свой следующий вопрос я адресовала директору Красногорского государственного колледжа, президенту Союза директоров средних специальных учебных заведений РФ Виктору Демину.
- Идея состоит в том, что не хватает работников перечисленных направлений, но промышленности в Росси вроде как и нет. С другой стороны, работников, говорят, не хватает. Той квалификации, которую дают в среднем техническом образовании?

Виктор Демин: Если говорить о проблеме дефицита специалистов со средним профессиональным образованием, а это в том числе и высококвалифицированные рабочие, то это очевидно.

Тамара Ляленкова: Мне кажется, все-таки локально.

Виктор Демин: Дело в том, что мы говорим в целом о проблеме, как о системной проблеме. Их не хватает. С другой стороны, сейчас, когда в условиях диверсификации экономики меняются технологии, меняются компетенции, меняется характер самого производства и производственных отношений, на этом фоне дефицит очевиден. Дефицит – это принципиально новая формация специалиста со средним профобразованием и рабочего высокой квалификации. К сожалению, в условиях, когда профиль и объемы подготовки не соответствуют тем изменениям, что происходят в экономике, на этом фоне и происходит этот дефицит.

Тамара Ляленкова: Проблема системы – это понятно. Но реальные проблемы есть? В реальной промышленности реальная нехватка кадров?

Виктор Демин: Сначала я еще одну системную проблему затрону. Она находится в плоскости армейского фактора. Закончив учебное заведение, молодой человек идет не на производство, а идет в армию. А за это время у ряда молодых людей меняется отношение к жизни, к профессиональной карьере и т. д.
Что касается реальной потребности в рабочих кадрах и специалистах среднего звена, она всегда существовала. Но сегодня она приобретает новый формат. Потому что компетенции, в которых нуждаются производства, не соответствуют предложению. В большей степени сегодня проблема машиностроений, приборостроений. И на пороге новая проблема. Мы ожидаем бум на специалистов, способных работать в наноиндустрии. Сегодня, к сожалению, в этих отраслях работают специалисты, примерно 40%, но в основном это те, которые прошли переподготовку и повышение квалификации. Системной подготовки в учреждениях СПО не начато. Учитывая, что по программе, которую принял президент в 2007 году – это комплексная программа в области наноиндустрии, средняя профессиональная школа еще в этот процесс не включилась. Правда, благодаря тому, что в рамках ФЦПРО (Федеральная целевая программа развития образования) предусмотрено создание ресурсных центров, создан впервые в порядке эксперимента ресурсный центр в области наноиндустрии. Я думаю, что это будет, возможно, такой пилотный эксперимент, который позволит обратить внимание средней профессиональной школы на важность и необходимость подготовки в рамках вариативности учебных планов, кадров.
А если говорить банально о дефиците кадров, то это и не престижность рабочего труда, и низкая культура производства, и проблемы с техникой безопасности. Все то, что молодого человека отталкивает от рабочей профессии, которая связана с таким не престижным малоквалифицированным трудом.

Тамара Ляленкова: В системе среднего профессионального образования обучается почти 4 миллиона человек, из них три с половиной тысячи смогут в следующем году претендовать на правительственную стипендию при условии, что они приобретают нужную государству специальность. Много это или мало, я спросила у директора Красногорского государственного колледжа Виктора Демина.

Виктор Демин: Мы будем исходить из той возможности, которой располагает государство. Чтобы иметь больше, нужен и ресурс значительно больше. Конечно, эта премия весьма и весьма престижна для молодых людей, это мощный фактор стимулирования.

Тамара Ляленкова: Но, с другой стороны, это не будет стимулировать как раз то слабое, как мне кажется, звено, которое шло в систему начального профессионального образования. И случится то, о чем часто говорят эксперты: эти дети выйдут на улицу и мало никому не покажется. Ведь социальные преференции исчезают у этих ребят.

Виктор Демин: Конечно, многие годы, если не всю историю, учреждения начального и среднего профобразования не только выполняли прагматичную задачу подготовки кадров, это был еще социальный лифт. В некоей социализации молодежи эти учреждения сыграли очень большую роль. Сейчас несколько меняется формат роли и места учреждений профессионального образования. Оно становится более прагматичным, и требования к нему более прагматичные, но полностью отказываться от этой задачи, мне кажется, нецелесообразно. Регионы разные. Учебные заведения разные. Целевая подготовка иногда ведется в таком градообразующем городе или поселке, где другого ничего быть не может. А в условиях сокращения миграции молодежи, наоборот, НПО нужно поддерживать. Была, например, программа "поддержка малых городов". Наверно, нужна и программа поддержки таких градообразующих, или же центров культуры в населенных пунктах учебных заведений, которые решают помимо подготовки кадров очень важную социальную задачу.

Тамара Ляленкова: Здесь надо заметить, что наиболее трудные социальные задачи решали учреждения начального профессионального образования, поэтому учащиеся в этих учебных заведений имели определенные преимущества, которых теперь не будет. Впрочем, сами учреждения функционировать продолжат. Рассказывает президент ассоциации консультантов по персоналу Юлия Сахарова.

Юлия Сахарова: Несмотря на то, что мы говорим об утере престижа рабочих специальностей, специалистов, которые имеют среднеспециальное образование, количество образовательных учреждений не изменилось. Если мы говорим про высшее образование, то оно, естественно, увеличились по сравнению с 90-ми годами. Сейчас их где-то 1114, а вот среднеспециальных – 2866. Это не меньше, чем было в 90-е годы. Причем, выпуски идут ежегодно. Нельзя сказать, что сократилось количество молодых людей, которые бы туда поступали. Если мы говорим о начальном техническом образовании, то тоже где-то порядка 2000 таких учреждений есть. Другое дело, что когда мы говорим об этих специальностях, они действительно замечательные и в какой-то мере ребят привлекут. Но при этом мне кажется, было бы отлично еще поговорить о мерах, которые помогут определиться школьникам. Ведь это ребята, которые как раз формируют свою позицию на рынке.
Недавно совсем проходил опрос среди поступающих в ВУЗы, который показал, что, несмотря на пропаганду технических специальностей, ребята, которые заканчивают школу, в большей степени хотят пойти на юристов, на экономистов. Очень выросло количество ребят, которые хотят пойти на факультеты, где готовят государственных служащих, потому что это гарантирует стабильность. И опять на последнем месте все, что касается технических специалистов. Если мы говорим о некоторых мерах, которые мы принимаем для тех, кто вышел из школы, да, это замечательно, возможно, это будет одним из толчков, чтобы пойти в институт или в среднее специальное образование из-за того, что есть какая-то финансовая дотация. Но одно дело они придут туда, а другое дело – станут ли они рабочими, инженерами? Не получится ли так, что эта дотация только привлечет туда молодых людей, если изначально они не будут готовы к получению таких специальностей, останутся ли они там?

Тамара Ляленкова: Юлия Сахарова права: потребности рынка и государства в России совпадают не всегда. Тогда как личная заинтересованность граждан, как правило, измеряется зарплатой.

Юлия Сахарова: Если говорить по уровню заработной платы, то в принципе она равнозначна: что у экономистов, что у юристов, что на сегодняшний день у токарей. Но если это предприятие, которое инвестируется иностранной компанией, где есть новейшая техника, люди работают на экологически чистых рабочих местах, то туда идут специалисты. Идут молодые люди и с высшим образованием, идут на специальности, которые у нас определяются как рабочие категории. Но если мы возьмем российское производство, не каждый молодой человек захочет и не каждая, извините, мама отправит его туда, потому что работают иногда на техническом оборудовании 60-х годов, которое было привезено из-за рубежа. Не каждый ребенок пойдет в такие условия.
Кроме того, наши родители, которые воспитывают этих детей, они считают, что лучше, если ребенок посидит за столом в офисе, получит замечательную зарплату, которая составляет иногда на старте 30, потом 40 тыс. Правда, эти же самые 30-40 тыс. могут предлагать и подмастерью, тем, кто приходит и начинает учиться. Но лучше, конечно, посидеть в чистоте, нежели у станка стоять, где шум, пыль, где нет экологического рабочего места. Поэтому говорить о зарплате или о том, что в экономисты, юристы пойдут, потому что зарплата большая – нет, такая же.
Другая причина: в 80-е годы как раз был технологичный бум, когда все поступали в Бауманку, МФТИ, МИФИ. Действительно, очень много специалистов туда пришли. А потом оказалось, что им некуда пойти работать, они оказались не у дел. На сегодняшний день они потеряли прежнюю специальность и приобрели такую странную новую – менеджер. Есть и такой опыт - получаешь замечательное образование, а потом оказываешься не у дел.

Тамара Ляленкова: Это была президент Ассоциации консультантов по персоналу Юлия Сахарова.
По разным данным, нехватку производственно-технического персонала испытывает от 50 до 70 процентов крупных компаний, а это значит, что трудоустройство выпускнику суза гарантировано.
Опрос родителей, который в этом году проводил портал SuperJob.ru также показал, что интерес к этому сегменту образования среди родителей, имеющих детей-подростков повысился. Подробнее об исследовании я попросила рассказать руководителя отдела аналитики, главного редактора журнала "Зарплатомер" Валерию Чернецову.

Валерия Чернецова: По результатам опроса получилась такая картина. Продолжать обучение в ВУЗе после окончание школы планировали 65% 11-классников, что на 15%-ных пунктов меньше, чем в аналогичном опросе в 2010 году. По данным опроса, большинство выпускников этого года планировали поступать в ВУЗы, 11% - в техникумы и колледжи, а 2% планировали пойти работать. Еще 15% родителей на тот момент не могли определиться и не знали, куда пойдут дети после школы.
Отметим, что по сравнению с 2010 годом несколько возрос интерес школьников к получению среднего специального образования - 11% в 2011 году против 8% в 2010 году. Но возросло и число тех, кто на момент проведения опроса пока не сумел принять решение, 15% в этом году против 6% в прошлом году.
Не последнюю роль в принятии решения о последующем образовании имеет материальное положение семьи. Подавляющее большинство родителей, зарплата которых превышает 45 тыс. руб. в месяц (72% респондентов), сообщили, что дети будут поступать в ВУЗы. И самые популярные профессии, которым хотят обучаться школьники, поступающие в ВУЗ в этом году, - это инженер, врач (по 10% респондентов сказали), программист (9%) и юрист (8%). А вот респонденты, которые зарабатывают менее 25 тыс. руб. в месяц чаще всего отправляют своих детей в средние учебные заведения (это 14%) или на работу (3%).

Тамара Ляленкова: Результаты опроса портала SuperJob.ru представила Валерия Чернецова.
Впрочем, из тех, кто поступил в учреждения среднего профессионального образования, только 49 процентов после окончания работают по специальности. Об этом рассказала заместитель директора Департамента развития профессионального образования Министерства образования и науки Вера Гринько.

Вера Гринько: Могу сказать, что среди молодежи сегодня из специальностей начального и среднего профессионального образования наиболее популярны специальности и профессии, относящиеся к укрупненной группе специальностей – транспортные средства. Заняты на подготовке этих специальностей порядка 30% обучающихся в системах начального и среднего профессионального образования. Вторая по популярности идет информатика и вычислительная техника – 17%. Металлургия, машиностроение, металлообработка – 15%.
Вот результаты анализа трудоустройства выпускников за 2011 год. Почти 23% выпускников системы среднего профессионального образования продолжили обучение в ВУЗах. Призваны в вооруженные силы – 18%. Начали трудовую деятельность по результатам получения, освоения специальности 49% от общего выпуска. Это то, что получил сегодня реальный сектор экономики.

Тамара Ляленкова: Надо заметить, что это значительно больше, чем дает система высшего образования.
Разговор о том, какие факторы влияют на выбор профессии и уровня учебного заведения, продолжит директор Красногорского государственного колледжа Виктор Демин.

Виктор Демин: Мы провели мониторинг, что же является основой перехода 9-классниов в учреждение профессионального образования? К сожалению, не в пользу школы – необходимость смены образовательной среды.

Тамара Ляленкова: То есть, потом они идут в высшее учебное заведение?

Виктор Демин: Нет, я имею в виду, что из школы они уходят потому, что есть некий элемент усталости от школы. И смена образовательной среды необходима. Мы сегодня говорим, что работник через каждые 3-5 лет в принципе меняет место работы, а когда 9 лет учится на одном месте – человек устает. Второй фактор – это гораздо более короткий путь выхода на рынок труда. Это хоть какая-то возможность взять на себя ответственность за семью, за себя, в конечном счете. Когда говорят, что начальное и среднее профобразование – изжившие формы получения профессионального образования, с этим нельзя согласиться. Ведь сегодня конкурс поступающих составляет от 3 до 11 человек на место.

Тамара Ляленкова: В ваше учебное заведение?

Виктор Демин: Нет, вообще по системе среднего профобразования в России. Если говорить о нашем, то это где-то до 3 человек на место. Есть учебные заведения – программисты, специалисты в области защиты информации, в области высоких технологий. Но таких учебных заведений немного. Я говорю о разбросе конкурса. Но меньше, чем до 1,5-2 человек конкурс практически не понижается.

Тамара Ляленкова: Теперь решать судьбу учебных заведений профессионального образования среднего и начального будут региональные власти. Вы видите в этом некие опасности? Потому что по школам стало понятно, что это не очень хорошо.

Виктор Демин: Потому что регионы разные. Возможности регионов разные. Так было не всегда. Но на федеральном уровне не так много учебных заведений. Они были приписаны к отраслям, что и сейчас, в принципе, сохранилось. Но в условиях реструктуризации управлений ряд учебных заведений были сосредоточены в Минобре. Их насчитывалось более 1,5 тысяч, а сейчас – около 700 тыс. учебных заведений. Естественно, это не профильная задача Министерства образования. Но то, что они переходят в регионы, по сути своей, это означает приближение к рынку труда. Ибо регион формирует и развитие производительных сил, и структуру кадрового потенциала. Возможно, наиболее значимые учебные заведения, работающие на наукоемкие отрасли, на военно-промышленный комплекс, на оборону и т. д., и нужно было бы оставить на федеральном уровне. Я считаю, что это было бы правильно. Но, к сожалению, не все ведомства, в том числе и Министерство образования, высказали такое желание.
Как правило, учебные заведения создавались при предприятиях. И сегодня идет процесс восстановления этой исторической правды. И бояться этого перехода не следует, кроме одного, что повышается степень компетенции в менеджменте региональных властей. Потому что приходят очень серьезные учебные заведения с хорошей материальной базой, кадровым потенциалом. И здесь нужна очень серьезная перестройка менеджмента в регионах.

Тамара Ляленкова: С другой стороны, ведь могут и сокращать. Или это нормальная ситуация?

Виктор Демин: Здесь степень ответственности региона за кадровый потенциал он сам определяет. Потому что региональная политика и роль регионов по сути своей будут постоянно возрастать. И здесь все уже зависит от работодателей и региональной власти. Если на этом уровне тандем будет прагматичным, то этого сокращения не произойдет. И учебное заведение не должно само провоцировать эту ситуацию. Если оно слабо работает с рынком труда, с конкретными предприятиями, если оно не выполняет государственный заказ, не работает на результат, в этом сегодня большая опасность для учебного заведения. Потому что долгие годы мы находились в плену своих педагогических технологий, занимались обслуживанием своих образовательных задач.

Тамара Ляленкова: Откуда берутся педагоги? Я еще могу как-то приблизительно про школу понять. А вот про вашу область, это непонятно.

Виктор Демин: Как правило, это специалисты с предприятий. Это практика ориентирования. Хотя есть и блок общеобразовательный. По уровню оплаты труда, конечно, сегодня наш педагог проигрывает. Но возможность перехода в регионы, когда президент и премьер поставили задачу – вывести уровень оплаты труда на среднюю отраслевую зарплату по регионам, дает надежду, что эта проблема будет решена.

Тамара Ляленкова: Однако об этом говорить рано – у регионов просто может не оказаться средств или желания поддерживать не самые престижные ступени профессионального образования. Опасения Виктора Демина разделяет Алексей Каспржак, бывший начальник Департамента образования Тверской области, а теперь проректор Высшей школы экономики.

Алексей Каспржак: Я согласен с позицией министерства в части комплекса мер по поддержке системы начального и среднего профессионального образования. Говорить о том, что она достаточна, наверное, сегодня невозможно, особенно в условиях передачи полномочий по финансированию данных систем на региональный уровень. Как это будет обеспечено – это сложный и долгий вопрос. Поэтому это важное начало выстраивания отношений федерации и субъектов в части реализации субъектами федеральной политики в этой отрасли. Чего я больше всего боюсь? Я больше всего боюсь того, что в условиях не очень благополучных бюджетов субъектов переданные системы начнут просто физически сокращаться, причем, необдуманно. Поэтому важно обратить на это внимание. Мы уже привыкли жить в системе сигналов. Это сигнал. Сигнал к тому, что это важно и значимо.
Могу привести примеры совсем недавние в Тверской области, где за хорошим сварщиком бегают значительно больше и платят ему значительно больше, нежели среднему экономисту или менеджеру. За одним сварщиком долго гонялись всякие заводы, расположенные сначала в Тверской области, а потом заводы не только в Тверской области и не только в нашей стране. Он зарабатывал больше, чем самый высокий чиновник области. Я в этот момент руководил региональной системой образования. У него зарплата могла быть выше, чем у меня. 110-120 тыс. рублей ему предлагали. Он владеет многими технологиями. Как-то там хитро варит. Я видел, как он варит. Это доставляет большое удовольствие смотреть, как человек что-то делает руками.
С популярностью очень просто. У нас кто в телевизоре сидит, тем и хотят быть дети. Так как у нас там сидят все время чиновники разного рода, я тоже чиновник был, я не против, "чиновник" хорошее слово… Но когда там появится человек, который действительно качественно сварит, или краснодеревщик, хорошо делающий свою работу, каменщик, научный работник? Пока одни чиновники и спортсмены, иногда шоу-бизнес. Ну, и чего мы хотим?! В общественном сознании нет ситуации, при которой бы понимали, что эта профессия дает в жизни удовлетворение с точки зрения того, что результат не такой отсроченный и видный. С другой стороны, она нужна, полезна, ценна. Она может принести доход. Она может принести благополучие в семью и т. д. и т. д. И стипендиальная поддержка сегодня – это способ компенсации по большому счету того провала в понимании спроса на рынке услуг начального и среднего профессионального образования. Потому что люди, которые идут в начальное и среднее профессиональное образование очень часто решают еще и свои социальные вопросы, поступая туда. Поэтому для них стипендия достаточно значима, она важна. Она для ряда субъектов является средней зарплатой в экономике, я имею в виду 14-15 тыс. рублей.

Тамара Ляленкова: Впрочем, президентская стипендия – не единственное средство повысить привлекательность средней ступени профессиональной школы.
Удивительно, но как рассказал президент Союза директоров средних специальных учебных заведений РФ Виктор Демин, в среднем на место здесь претендует от 3 до 11 человек. Конечно, конкурс может быть и выше, если перевод этих учебных заведений в региональное ведомство приведет к сокращению их числа, или слияниям. Впрочем, в последних Алексей Каспржак, проректор ВШЭ, не видит ничего плохого.

Алексей Каспржак: Безусловно, с точки зрения экономики, с точки зрения 83-го закона – чем крупнее учреждение, тем оно устойчивее с экономической точки зрения. Но это еще и очень важный инструмент управления качеством. Потому что, когда мы говорим о том свободном человеке, который должен выйти из любого учреждения образования, он может оттуда выйти только когда внутри этого учреждения есть разные траектории, когда он может научиться выбирать. Он за счет этого приобретает те компетентности, которые нельзя оформить в виде образовательного стандарта, к сожалению, любого, какой бы мы не написали. В маленьком учреждении такого происходить не может.
И еще. Система начального и среднего профессионального образования сегодня не конкурирует с высшей школой. С высшей школой сегодня не стоит конкурировать, потому что в ней 90% возрастной когорты и так учится. Сегодня система НПО и СПО конкурирует со школой. И со школой оно конкурирует не в части качества преподавания, оно сегодня конкурирует в качестве условий – в теплых туалетах, горячей воде, наличию техники современной. Не той, на которой учили 50 лет назад, а может быть и раньше, а той, которая сегодня стоит на производстве.

Тамара Ляленкова: Конечно, это не конкуренция высшему образованию. Но высшее образование как раз конкуренция профессиональному, начальному и среднему в том числе. Очень простой момент. Стоит сократить количество бюджетных мест в ВУЗах, и люди будут вынуждены пойти в то самое профессиональное образование. Я понимаю, что для Высшей школы экономики это не опасность. Но значительная часть ВУЗов может потерять своих студентов, во всяком случае, платных.

Алексей Каспржак: Я бы сказал – это перспектива для нас.

Тамара Ляленкова: Вопрос в том, не видите ли вы угрозы для высшего образования? Потому что это очень просто – взять, сократить и учащихся в СПО станет больше, раз есть такая необходимость.

Алексей Каспржак: У нас до 2020 года будет наблюдаться существенное снижение просто по демографическим показателям. Это естественный процесс, который точно не остановить уже никак. Я бы поддержал вашу позицию относительно фактически механического сокращения количества мест в системе высшего профессионального образования. Но! Это не физическое сокращение, а это выставление требований. Учить полутроечника, а на самом деле почти двоечника, которых сейчас собирает система высшего профессионального образования, учить их тому, что неконкурентоспособно с точки зрения спроса, за бюджетный счет считаю нецелесообразным. В этой связи требования по входу, безусловно, нужно ставить. Это тоже естественным образом сократит контингент системы высшего профессионального образования. Но! При этом учить их в среднем и начальном профессиональном, подбирая за высшим, я думаю, тоже не выход.
Когда мы начали заниматься реструктуризацией системы профобразования в Тверской области, то мы вывезли наше народонаселение системы профессионального образования в Финляндию, которая является одним из лидеров с точки зрения качества предоставления услуг в этой сфере. Там совсем другое настроение в учреждениях. Это не социальный приют. Это как раз хорошо выстроенная технологичная система, встроенная система непрерывного образования, образования на протяжении всей жизни для людей, которые хотят себя реализовать. Эта проблема ментальна. У нас в любой системе образования – будь то общее, начальное, среднее – учат исполнителей, а не творца. Самостоятельность выбивают каленым железом. Это другая история. И поэтому, отвечая на ваш вопрос, я еще раз говорю – сокращение контингента высшего образования – это не однозначный способ ухода его в начальное и среднее профессионального.

Тамара Ляленкова: Есть возможность, может быть, прикладного бакалавриата.

Алексей Каспржак: Да, конечно.

Тамара Ляленкова: Был некий опыт в регионах, когда среднее профессиональное образование прикреплялось к учреждениям высшего.

Алексей Каспржак: Да.

Тамара Ляленкова: С другой стороны, я знаю, что в федеральном университете в Якутии дают выпускнику бакалавриата еще и квалификацию рабочего, чтобы тот не остался без работы. Таким образом, они все, так или иначе, потом устраиваются. А в университете говорят, что практически все их выпускники работают по специальности.

Алексей Каспржак: С точки зрения перестройки начального и среднего профессионального образования, да, мы предлагаем в рамках разработки "Стратегия 2020" группы по профобразованию - предполагается и технологический бакалавриат на базе учреждений профессионального образования, неважно какого. В данном случае, вы говорите о высшем образовании – да, пожалуйста. Но есть и другая схема. На самом деле, учреждения НПО во многом для регионов, во многом для крупных городов регионов – это плацдарм для создания нормальной школы старшей ступени с плюсом возможных технологических профессий, которые приобретает человек. Водить научиться в одном случае машину, в другом случае трактор – это уже дело.

Тамара Ляленкова: То, что касается начального профессионального образования. Некоторое время назад было очень много по этому поводу беспокойства. Что там сейчас на данный момент?

Вера Гринько: Я должна констатировать, что, наверное, слухи о критичности ситуации в НПО несколько преувеличены. Действительно, сокращается сеть учреждений начального профессионального образования. Она сокращается объективно. В связи с чем? Основное строительство образовательных комплексов в системе начального и среднего профессионального образования приходилось на 70-е – начало 80-х годов. Тогда было много детей. Поэтому, естественно, все эти образовательные комплексы были рассчитаны на значительные мощности - 700 примерно человек. Сейчас объективно другая ситуация. Просто столько детей нет. Поэтому очень часто можно увидеть, как учреждения начального и среднего профессионального образования, неважно в чем ведении они находятся, полупустые. Поэтому, получив в свое ведение, субъекты Федерации, естественно, более по-хозяйски к этому относятся в ряде случаев. Есть и бездумное отношение – закрытие учреждений начального профессионального образования. Но все же в большей степени здравый смысл побеждает и идет укрупнение образовательной единицы, с точки зрения сливания материальных, кадровых ресурсов в одно образовательное учреждение с тем, чтобы была выше заполняемость. При этом идет сокращение контингента, обучающегося в начальном профессиональном образовании. Но оно абсолютно пропорционально той демографической ситуации, которую сегодня мы имеем в стране.
Кроме того, у работодателей более высокие требования к квалификации работников. Да, много предприятий, которые по-прежнему, что называется, лежат на боку. Но если речь идет о тех, где востребованность есть, то, как правило, это предприятия, которые прошли переоснастку современным оборудованием. А новое технологическое оборудование требует новых квалификаций. Требования к квалификации более высокие. Поэтому, естественно, приток идет в среднее профессиональное образование. И мы это видим по статистике.


Юлия Сахарова: Мне кажется, что очень сложно сейчас сказать – давайте увеличим среднеспециальное образование, сократим высшее, откроем новое начальное техническое образование. Опять мы пришли к вопросу спроса и предложения. Но давайте не забудем, что завтра мы будем жить в совершенно других условиях, в другом информационном поле. У нас будет инновационная экономика. И нужны ли нам будут люди со среднеспециальным образованием – это тоже большой вопрос. Не получится ли так, что через 10 лет специалисты, которые выйдут со среднеспециальным образованием, должны будут обладать высшим образованием? Поэтому, когда мы сегодня говорим о приоритетных направлениях, они, конечно, замечательные, но завтра, возможно, придется переучиваться или опять поступать в какие-то другие образовательные учреждения. И говорить о том, что каким-то образом мы сейчас этот дисбаланс, который есть, приведем в норму, тем, что мы изменим количество людей, невозможно. Здесь надо просчитывать, что будет завтра.

Алексей Каспржак: Всем придется переучиваться, потому что мир меняется очень быстро. Поэтому на это закладываться не стоит. Учить двоечников не надо. Я об этом говорю. На самом деле, если посмотреть по среднему баллу ЕГЭ по приему в ряд ВУЗов, то мы учим… Они троечники условно. Так шкалу нарисовали для того, чтобы не уменьшить сильно контингент. Поэтому надо мотивацию создавать, чтобы все учились и работали, чтобы понятно было, что образование – это инструмент успеха в жизни, а не корочка.

Тамара Ляленкова: Впрочем, эта проблема, скорее, из сферы ментальной, и правительственным указом ее не решить. Другое дело, что в современной России государственные интересы, как правило, не совпадают с потребностями реального рынка, а частные устремления граждан - с намерениями чиновников.

НОВОСТИ ОБРАЗОВАНИЯ

Региональные:

В Мурманской области готовятся к старту эксперимента по созданию модели инклюзивного образования для детей с ограниченными возможностями. Министерством образования региона выбрано 14 площадок – детских садов, школ и школ-интернатов, где дети с ограниченными возможностями будут учиться вместе со здоровыми сверстниками. Эксперимент продлится 3 года.

В центре Грозного открылась новая школа на 360 мест. Прежнее здание школы было построено в начале XX века, но полностью разрушено в 1995 году. На церемонии открытия присутствовал глава Чеченской республики Рамзан Кадыров.

Классы с профильным обучением (математическим и точным наукам) должны составлять до 10% от общего числа классов старшего звена, заявил полномочный представитель Президента в Сибирском федеральном округе Виктор Толоконский. Такие классы, по мнению чиновника, устранят проблему недостатка специалистов технического направления, и усилят общее образование за счет применения новых методик

Сразу в трех городах России Москве, Петербурге и Томске проводится набор студентов для участия в инновационных проектах университета Сколково. Заявку может подать любой студент, учащийся на старших курсах. Соискателю надо заполнить анкету, выполнить профильные задания и подтвердить знание английского языка. В каждом городе планируется отобрать по 50 студентов.

Столичные школьники скопировали задания контрольной работы по русскому языку, которую они писали в субботу ,10 декабря, и пожаловались на ее политизированность. Ученикам предлагалось найти ошибки в нескольких фразах, среди которых были: "О том, что победу одержит "Единая Россия", у меня даже сомнения не было" и "Служа закону - служим народу". Фото бланка контрольной работы разместил в своем блоге один из пользователей ЖЖ.

Федеральные:

Новую программу образования можно и нужно критиковать. Это поможет сделать ее лучше и современней. Такое заявления сделал премьер-министр Владимир Путин во время прямой линии общения с гражданами России. При этом глава правительства напомнил об увеличении финансирования сферы образования за счет выделения МГУ и СПбГУ в отдельную категорию вузов, создания сети федеральных и научных исследовательских университетов и запуске программы грантовой поддержки талантливой молодежи.

Информация об отказе от бесплатного образования министр образования Андрей Фурсенко назвал страшилкой и провокацией, а тем, кто распространяет подобные слухи, посоветовал лечиться. Тот, кто попытается коммерциализировать образование, сразу станет политическим трупом, заявил чиновник. Он также пообещал, что все средства, необходимые для финансирования государственного образовательного стандарта, будут выделены из бюджета в полном объеме.

Единый госэкзамен будет и дальше совершенствоваться, заявил глава Министерства образования Андрей Фурсенко, отметив при этом, что кардинальных изменений в 2012 не ожидается. По словам главы ведомства, в естественнонаучных направлениях, в частности, в физике и химии наметилась тенденция по переходу от тестовых заданий к решению задач. Министр напомнил, что уже в этом году в экзаменационных заданиях по литературе и математике исчезли тестовые задания.

Каждый четвертый российский студент считает себя политически активным. На вопрос, в чем заключается эта активность, 87% ответили, что следят за основными событиями в новостях, 13% являются участниками митингов, а 12% ведут пропагандистскую деятельность в Интернете.

Тина Канделаки вряд ли возглавит Министерство образования, заявил Владимир Путин в ходе прямой линии. Известная телеведущая и член Общественной палаты, несомненно, талантлива, однако для управления Министерством у нее недостаточно опыта в данной сфере. Напомним, ранее в начале апреля СМИ распространили информацию, о том, что Тина Канделаки может стать заместителем министра образования. Позднее эта данные были опровергнуты.

Зарубежные:

Украинским педагогам в 2012 году обещано повышение зарплаты. По словам Министра образования и науки Дмитрия Табачника, индексация доходов педагогов будет проводиться в 4 этапа. Не останутся без внимания и студенты: стипендии для учащихся поднимутся до прожиточного минимума.

Представительница "Молодых британских художников" художница Трэйси Эмин станет преподавателем рисования в лондонской Королевской академии художеств. К назначению художницы, обладающей скандальной репутацией, в британских арт-кругах отнеслись неоднозначно.

Студенты освистали кандидата в президенты от республиканской партии Ньюта Гингрича. В течение трех минут учащиеся университета штата Айова не давали политику говорить. По мнению молодых людей, он не достоин их внимания, поскольку не любит бедных. Стоит отметить, что Грингрич – самый популярный из кандидатов в президенты от республиканцев. Свои голоса ему готовы отдать около сорока процентов сторонников партии.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG