Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
"По рукам нужно бить, здесь вы правы", – молвил верховный главнокомандующий, и эта фраза прозвучала странно. Получалось, что собеседник, только что назначенный вице-премьером по оборонно-промышленному комплексу, не вызывает особого доверия у президента. Здесь вы правы, как бы говорил Медведев Рогозину, а по некоторым другим вопросам я бы с вами не согласился.

Между тем, заступая на пост, Дмитрий Олегович отливал в граните самые патриотические клятвы. "Обещаю вам вести работу жестко с тем, чтобы в установленные сроки воссоздать оборонку и железной рукой вырубать всякие поползновения на коррупцию, – чеканил он на встрече в загородной резиденции Медведева. – Обещаю, что каждый рубль, каждая копейка дойдут до адресата в виде современной техники... с тем, чтобы наши Вооруженные силы были одни из лучших!" И тут гарант произнес ту самую фразу, выражавшую частичное одобрение свежему назначенцу.

Вообще на фоне многотысячных столичных митингов данный сюжет прошел почти незамеченным, а зря. Это ведь тоже был ответ демонстрантам. Только не либералам, но той части граждан, которых в просторечье принято называть "нациками". А если по-научному, то ксенофобами, мечтающими вслед за Рогозиным "очистить Москву" от мигрантского "мусора".

Либералов попытался ободрить лично Медведев, который в своем послании, прозвучавшем как политическое завещание, предложил изменить выборное законодательство. То есть вернуться к прямым выборам губернаторов, упростить порядок формирования партий, резко сократить количество подписей для кандидатов в президенты и т.д. Кроме того, Владислав Сурков в знаменитом интервью "Известиям" неожиданно назвал протестующих "лучшей частью нашего общества, или, вернее, наиболее продуктивной его частью", которая "требует уважения к себе".

За патриотов, как можно понять, вступился Путин. Именно он, выстраивая под себя грядущее правительство, вернул из брюссельской ссылки Дмитрия Рогозина. Того самого, что когда-то был назначен в Кремле вождем "Родины", дабы отбирать голоса у Зюганова, с поставленной задачей справился, но потом возгордился и спецоперацию провалил. После чего совсем уж отбился от рук, покусившись на самого национального лидера, когда в одном интервью заявил, что суд над Ходорковским – это личный позор для Путина.

Процесс перевоспитания протекал мучительно долго. Сперва Дмитрий Олегович был выброшен из большой политики и даже примеривал терновый венец, голодая в своем думском кабинете в знак протеста против монетизации льгот. Позже, изгнанный в Брюссель, столь активно сражался с НАТО, что, казалось, провалил и это задание. Однако вскоре выяснилось, что именно такой, откровенно враждебный тон в диалоге с нашими западными партнерами как раз и востребован в Кремле. А полное прощение он заслужил, выступая в сентябре на "Конгрессе русских общин", когда сообщил соратникам, что пора уходить с площадей, ибо "пришло время... перебираться в кабинеты, где принимаются основные стратегические решения о будущем страны".

Впрочем, тогда казалось, что он совершает очередной промах, слишком уж напористо предлагая себя кремлевским кураторам. Однако в декабре стало понятно, что именно таких оппозиционеров власть ценит более всего. Мятежных с виду, но в душе абсолютно лояльных, особенно в тот момент, когда былую оппозиционность можно выгодно обменять на кресло вице-премьера. Выпускник КМО СССР, то есть профессиональный карьерист, он ведь всегда только об этом и мечтал: "перебраться в кабинеты". И чем выше, тем лучше.

Да и, положа руку на сердце, какие принципиальные разногласия могут быть у Рогозина с Путиным? В отношении Запада, который, как известно, спонсирует оранжевую революцию в России? В отношении бандерлогов, которых проплачивает лично Хиллари Клинтон? Здесь они абсолютные единомышленники – новый вице-премьер и незлопамятный будущий президент России.

Тем более нет у них расхождений и по поводу ОПК, куда власть собирается вкачать совершенно фантастическую сумму – более 20 триллионов рублей. Другой вице-премьер, Алексей Кудрин, услышав про такие бюджетные подвиги, фактически спровоцировал свою отставку. А Рогозину казенных денег на оборонку не жалко, буквально никаких. Он просто по-человечески счастлив в эти дни, и прямо захлебывается от восторга, рассказывая Медведеву о том, как будет "бить" и "вырубать железной рукой". И сам, наверное, верит, что сумеет спасти насквозь коррумпированную систему, символом которой стали падающие ракеты. Жизнь удалась.

Чего не скажешь о президенте, который рядом с румяным вице-премьером выглядел слегка потерянным. "Здесь вы правы", – замечал он, как бы осаживая собеседника, но эту свою мысль никак не развивал. То ли не знал, что сказать, по инерции выказывая начальственную строгость, то ли думал о другом. Например, о своей личной судьбе, которая может так сложиться, что за успехами Рогозина ему придется наблюдать со стороны. Из домашнего кресла.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG