Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о Сергее Удальцове, произволе и беззаконии


Правозащитник Лев Пономарев на одиночном пикете будет держать плакат с лозунгом "Режим убивает Сергея Удальцова! Свободу Удальцову! Палачей - к ответу!".

Правозащитник Лев Пономарев на одиночном пикете будет держать плакат с лозунгом "Режим убивает Сергея Удальцова! Свободу Удальцову! Палачей - к ответу!".

В воскресенье 25 декабря, в день окончания предыдущего административного ареста координатора движения "Левый фронт" Сергея Удальцова, мировой суд приговорил его еще к 10 суткам заключения. Оппозиционер был обвинен в неповиновении полиции во время одиночного пикета у здания Центризбиркома, в котором он участвовал два месяца назад. Во время заседания суда, на которое не пустили журналистов, Удальцову стало плохо, и его госпитализировали. Правозащитник, лидер движения "За права человека" Лев Пономарев в понедельник начинает серию одиночных пикетов у мэрии Москвы в поддержку оппозиционера Сергея Удальцова. Активист экологического движения "Среда обитания" Ярослав Никитенко, задержанный накануне на акции в поддержку оппозиционера Сергея Удальцова, приговорен к 10 суткам административного ареста.

Владимир Кара-Мурза: Сегодня в Тверском районом суде должны были пройти слушания по апелляции на арест координатора "Левого фронта" Сергея Удальцова, осужденного вчера судьей Боровковой на 10 суток административного ареста за попытку проведения одиночного пикета у здания ЦИКа 24 отктября. Сейчас Сергей находится в 64 городской больнице, а у здания суда собралось более 150 человек. Апелляцию от адвокатов приняли, так что она будет рассмотрена завтра в 14.30 судьей Криворучко, который внесен в "список Магнитского". Днем руководитель движения "За права человека" правозащитник Лев Пономарев провел свой одиночный пикет в защиту Сергея Удальцова у здания мэрии Москвы. Он вышел к зданию с плакатом "Режим убивает Сергея Удальцова. Свободу Удальцову, палачей к ответу". Толпа сочувствующих стояла во дворе в 30 метрах от здания суда, проход к нему был перегорожен шеренгой полицейских. Заявка на митинг в поддержку Удальцова подана на 18.00 29 декабря на Пушкинской площади в центре Москвы. О том, чем закончится поединок Сергея Удальцова с бесчеловечной системой судебного беспредела и беззакония, мы сегодня беседуем с самим Сергеем Удальцовым, лидером "Левого фронта", его супругой Анастасией Удальцовой, в нашей студии адвокат Сергея Виолетта Волкова, на прямой телефонной связи Николай Полозов и лидер движения "За права человека" Лев Пономарев. Добрый вечер, Сергей. Как вы себя чувствуете?

Сергей Удальцов: Сейчас разговариваю с вами из больничной палаты. Вчера, когда я был сюда доставлен, состояние было тяжелое, обострилась язвенная болезнь, которая возникла на фоне сухой голодовки. Сегодня довольно опасно для здоровья. Поэтому, когда меня привезли в больницу, врачи, осмотрев, сразу же приняли решение о госпитализации. За эти сутки путем определенного лечения немножко мое состояние стабилизировали. Но пока оно остается слабым, я в основном лежу. Поэтому говорить о выздоровлении еще преждевременно. По настоянию врачей в связи с тем, что есть риск для здоровья и даже для жизни, сейчас понемногу стал принимать пищу, воду, потому что состояние могло дойти до критического. Полиция по-прежнему меня охраняет, круглосуточно у палаты дежурят сотрудники, периодически они пытаются грубо нарушать мои права, отнимать телефон. Сегодня ко мне пришел посетитель, знакомый мой товарищ из движения "Моссовет", они его грубо не пустили, пытались паспорт изъять, чуть ли драка ни возникла. Все равно пытаются вредить, мелкие пакости строить. Но я фактически на это не обращаю внимания. И та поддержка, которая идет от самых разных людей, она меня, конечно, очень сильно морально поддерживает и придает дополнительную силу.

Владимир Кара-Мурза: Что вам вменила в вину накануне судья Боровкова?

Сергей Удальцов: С 4 декабря я не был дома, не был на свободе, не видел ни детей, ни жену, так только урывками в суде. Все эти дела от начала до конца сфабрикованы, составлены на основании подложных документов, фиктивных рапортов сотрудников полиции. Я думаю, мои адвокаты более подробно об этом расскажут. По сути дела 20 с лишним дней я нахожусь в неволе абсолютно незаконно. И конечно это возмущает больше всего и меня, и тех, кто меня поддерживает, потому что такого цинизма, такого вызывающего отношения особенно на фоне того, когда многотысячные демонстрации требуют прекратить репрессии, остановить преследование, власть специально, назло, вызывающе продолжает аресты. Мне кажется, тем самым они ускоряют свой конец и сами роют себе глубокую политическую могилу.

Владимир Кара-Мурза: Ощущаете ли вы общественную поддержку своей семьи вашими единомышленниками?

Анастасия Удальцова: Да, несомненно. Я хочу отметить, что помимо соратников и союзников большое количество просто людей, которых я раньше никогда не видела, и в интернете, и в реальной жизни очень большую поддержку оказывают.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, на каких условиях должен Сергей прекратить это мучительное для здоровья противостояние?

Анастасия Удальцова: Насколько известно, он находится в больнице, ему ставят капельницы, поэтому здоровье поддерживается. Но в принципе добиваться нужно не только освобождения, завтра будет рассмотрена апелляция, надо добиваться не только того, чтобы он был освобожден, но и того, чтобы эти преследования, которые длятся полтора года, прекратились совсем.

Владимир Кара-Мурза: Какие права вашего подзащитного были нарушены судьей Боровковой?

Виолетта Волкова: Ряд судей, последнее если брать заседание, там нарушены все права и гражданские, и конституционные. Во-первых, дело проводилось по подложным документам, по поддельным документам. Сергею о них не было вообще ничего известно. Тот пикет, который он пытался провести 24 октября и который он так и не провел, за него должно было бы, если бы был незаконным, последовать наказание по статье 22 Кодекса об административных правонарушениях. Такого наказания не последовало, срок наказания закончился 24 декабря, соответственно, можно сделать вывод о том, что Сергей никаких законов не нарушал в этот день. Соответственно, возникает вопрос, зачем же его тогда препроводили сотрудники полиции в свой автозак, в этот автобус, который впоследствии отвез его в УВД, откуда был на следующий день отпущен. В принципе он уже находился под задержанием и был лишен свободы в течение 36 часов по этому делу. Получается, что он ни за что, то есть оснований доставлять не было. Мы читаем рапорта сотрудников полиции, они пишут, что они от него потребовали пройти в автозак для того, чтобы составить некие протоколы. Опять же, обращаемся к Кодексу об административных правонарушениях, там четко написано: невозможно составить протокол, то есть нет такого документа, для дел, по которым предусмотрен штраф. Часть первая, часть вторая статьи 22 предусматривает штрафные санкции для нарушившего закон лица. Соответственно, протокол составляться не мог. То есть требования сотрудников полиции по отношению к Сергею в данном случае были незаконные, а незаконные требования, как видится, наказывать нельзя.
Поэтому, я полагаю, 10-дневный срок, который он получил, опять же с неба, как я всегда говорю в отношении Сергея, у них все сроки падают с неба – это просто подарок от нашего правосудия, от нашей власти для Сергея лично, то есть конкретно лично для него. Он получил абсолютно ни за что. С учетом того, что сейчас находится в больнице, есть приказ МВД, который с 2000 года действует, 605 Д, кто не верит, посмотрите, он выложен везде, и в интернете выложен, там в пункте 8 приложения № 4 написано четко, что лицо, которое госпитализировано, признается не способным находиться в местах лишения свободы для административно арестованных. В отношении такого лица выносится решение о его госпитализации, это лицо освобождается с возвращением всех вещей и с него снимается конвой. Все время, которое Сергей находится в больнице, а это уже неоднократно, он находился в реанимации, даже в реанимации у него сидел конвой. Что такое конвой в реанимации? То есть я не знаю, куда смотрит СЭС, куда смотрят врачи больницы, куда смотрит главврач больницы № 64 и почему у него в реанимации находятся посторонние люди, которые находятся в верхней одежде, в шапках, в обуви уличной. Получается, что права этого человека нарушаются постоянно, повсеместно и всеми. И их практически невозможно восстановить законными методами. Мы сейчас пытаемся это сделать. Я надеюсь, что все-таки право и правовое государство хоть где-то, но сработает.

Владимир Кара-Мурза: Чем вы объясняете столь упорное преследование российским правосудием Сергея Удальцова?

Лев Пономарев: Вы знаете, у нас создана такая репрессивная машина, она включает в себя полицию, следственные органы, когда уголовное дело, и суды. Эта репрессивная машина работает довольно устойчиво, без всяких сбоев. Сергей Удальцов – человек, который чаще всего подает заявки, чаще всего попадает в жернова этой машины, и в какой-то степени она сфокусировалась на нем. Совершенно поражает цинизм судей, которые принимают решение, цинизм врачей 64 больницы, главврач выписывал Удальцова, когда его прокапают, все, он уже здоров, он может в следственный изолятор. Это преступление по отношению к клятве Гиппократа, дают они, не дают, но по крайней мере, в нашем сознании есть такое представление, что врач дает некую клятву, которая заставляет, обязывает в любых обстоятельствах заботиться о здоровье людей, которые ему вверены. Прокапали, он может быть в следственном изоляторе. Эта бесчеловечная машина создана режимом репрессивным, который с 2004 года установился в России.
Поэтому Сергей оказался в фокусе, Сергей оказался центральной фигурой. Но надо признать, что есть в Питере человек, которого зовут Филипп Костенко, он фактически двойник Сергея, потому что он получил один раз 15 суток, голодал, потом вспомнили, что у него еще правонарушение, второй раз получил 15 суток. В этом смысле обстоятельства похожи на те, что происходят с Удальцовым. Как бы лишний раз подчеркивают, что механизм неслучайно сфокусировался на Удальцове, неслучайный случай, что есть этот механизм. Одновременно мы знаем, что Ярослав Никитенко сидит, получил 10 суток очередные. Это как раз рядовой случай, Ярослав не первый раз сидит. Такие люди были и будут появляться регулярно. Когда человека можно осудить всего лишь за участие в несогласованном пикете, несогласованной акции, а ему дают по другой статье. Сейчас адвокат говорила, что в последнее время вместо того, чтобы осуждать к штрафу за участие в несогласованной акции, дают постоянно 19.3 статью, где обвиняют в неповиновении, не исполнении законного требования милиции. Это всегда, я сколько раз сталкивался, всегда фальсификация. Никакого не было требования, просто полиция хватает человека и потом обвиняет, что якобы сопротивлялся. Когда меня сажали однажды несколько лет назад, было зачитано в протоколе, что я сопротивлялся милиции в то время, упираясь ногами в землю. Представьте, что это за обвинение: я стоял на земле, естественно, а не летал в воздухе. Поэтому это репрессивная машина, которую надо остановить. Я думаю, правильно, что сейчас огромная идет акция в защиту Сергея. И если нам удастся в данном случае остановить все это, может быть мы приостановим деятельность всей машины.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG