Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ядерное оружие Тегерана: перспективы


Иранские студенты поддерживают ядерную программу Ирана. 15 ноября 2011 года.

Иранские студенты поддерживают ядерную программу Ирана. 15 ноября 2011 года.

Конец 2011 года в мировой политике, в числе прочего, сопровождается по-прежнему запутанной интригой вокруг ядерной программы Ирана. В западных столицах растут подозрения в том, что Тегеран стремится обзавестись оружием массового уничтожения. Противодействие этому стремлению остается в числе важнейших внешнеполитических приоритетов США.

Неизбежно ли вступление Ирана в клуб обладателей ядерного оружия? Если да – то когда это может произойти? И если Америка и ее союзники считают это недопустимым – то что следует предпринять?

Как полагают аналитики-иранисты и эксперты-ядерщики, на уранообогатительном объекте Фордо недалеко от иранского города Кум в ближайшие недели может начаться производство 20-процентного обогащенного урана, годного не только для обеспечения работы медицинских и энергетических реакторов, но и для производства ядерного оружия.

Американские СМИ публикуют предположения непоименованных представителей демократической администрации Барака Обамы о том, что действия Ирана могут усилить призывы республиканцев к военной либо секретной операции по уничтожению иранских ядерных объектов, либо к введению одобренных ранее Конгрессом мер по ограничению иранского нефтяного экспорта. Люди из окружения Обамы в частном порядке также выражают озабоченность тем, что введение в строй иранского ядерного объекта в Фордо может стать для Израиля поводом для нанесения военного удара.

Между тем Чарльз Фергюсон, президент Федерации американских ученых затрудняется ответить на вопрос о том, в какой точке сейчас находится иранская ядерная программа и каковы возможные темпы ее дальнейшего развития:

– Существуют различные оценки степени приближения Ирана к возможности производить ядерное оружие. По мнению ряда высокопоставленных лиц в американской администрации, этого рубежа Иран сможет достичь через год или чуть позднее. По данным Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), Иран накопил 4900 килограммов низкообогащенного урана. Надлежащая переработка этого объема позволит получить оружейный уран в количестве, достаточном для изготовления трех-четырех ядерных бомб. Есть ли в действительности у Тегерана намерение двигаться дальше в этом направлении – не ясно. Но достоверно известно, что иранцы продолжают накапливать низкообогащенный уран, и нам необходимо держать в центре внимания другие их действия, направленные на обогащение до 20-процентного уровня. Если они будут обогащать его в количестве, превышающем норму подпитки исследовательского реактора в Тегеране, – это не обязательно будет указывать на создание бомбы; вероятно, они, испытывая технические проблемы с самим реактором, будут лишь стремиться создать для него резерв топлива. Следует также следить за иранской программой разработки баллистических ракет: добиваются ли они прогресса в создании ракет дальнего радиуса действия. А это в свою очередь сопряжено с малопродуктивными пока дебатами США и НАТО с Россией о размещении объектов противоракетной обороны в Европе в условиях нового раунда сокращения американских и российских ядерных воружений. То есть, присутствует много факторов с точки зрения временных рамок процесса и характера технических приготовлений Ирана, – считает Чарльз Фергюсон.

Администрация Барака Обамы утверждает, что продолжает оставаться сторонником дипломатического урегулирования проблемы иранской ядерной программы, которое помимо прочего, означало бы полную прозрачность этой программы и ее подотчетность МАГАТЭ. Но, как заявил 20 декабря глава Пентагона Леон Панетта, он не исключает, что в случае обнаружения признаков форсирования военной составляющей иранской ядерной программы Соединенные Штаты могут нанести превентивный удар по иранским ядерным объектам. Пока же Соединенные Штаты и их союзники усиливают рычаги экономического принуждения: в ноябре они в очередной раз расширили экономические санкции в отношении Ирана после публикации МАГАТЭ новых свидетельств ядерных амбиций Тегерана. Россия, несмотря на эти свидетельства, игнорирует призывы Белого дома к ужесточению санкций, что, по мнению экспертов, существенно ослабляет международный фронт против иранских ядерных приготовлений.

Как могут выглядеть ближайшие перспективы развития событий в треугольнике Иран-Россия–США? На этот вопрос радио Свобода отвечает Дэниел Важдич, исследователь аналитического Института "Америкэн Энтерпрайз" в Вашингтоне:

– Думаю, что Соединенные Штаты продолжат действовать наобум, исходя из складывающегося контекста. Но вряд ли Россия, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, согласится на дальнейшие многосторонние санкции. Это в свою очередь сильно повышает вероятность нанесения Израилем удара по ядерным объектам Ирана, чего сама Россия не желала бы. В этом смысле линия поведения России выглядит весьма контрпродуктивной. Однако я не вижу предпосылок к изменению такой ситуации в ближайшие месяцы, а также в случае переизбрания Барака Обамы президентом. Если же в результате президентских выборов в ноябре 2012 года в Белый дом придут республиканцы, то ситуация в треугольнике США – Иран – Россия будет развиваться динамичнее. Вероятно, республиканская администрация рассмотрит возможность введения побочных санкций против сотрудничающих с Ираном коммерческих предприятий России, а может, и Китая, который также без энтузиазма относится к санкциям. Все это может придать новую динамику экономическому давлению на Иран, но в более отдаленной песпективе. А на 2012 год я не предвижу больших перемен в этом смысле, – уверен Дэниел Важдич.

Другие американские эксперты считают, что в росте напряженности, чреватой вооруженным конфликтом с Ираном, счет может идти буквально на недели. Среди признаков повышения тона в американо-иранском споре они упоминают октябрьскую историю с раскрытым, как утверждает ФБР, планом иранских спецслужб убить бомбой саудовского посла в США в вашингтонском ресторане, а также захват Ираном американского самолета-беспилотника в декабре. Своим видением развития ситуации делится Джейми Флай, бывший сотрудник Совета национальной безопасности при Белом доме, ныне возглавляющий вашингтонский независимый исследовательский центр "Внешнеполитическая инициатива":

– Считаю очень вероятным значительное усиление американо-иранской напряженности в ближайшие месяцы как следствие серьезных шагов Тегерана к обладанию ядерным оружием, несмотря на резолюции, принятые Советом безопасности ООН, и санкции, принятые рядом стран в одностороннем порядке. Иран претворяет эту программу в течение многих лет. Информация о ней продолжает просачиваться и становится общедоступной. Самым недавним эпизодом стал ноябрьский доклад МАГАТЭ, в котором сведена воедино вся информация о ядерной деятельности Ирана, перечислены всевозможные эксперименты и исследования в Иране до 2003 года, направленные на создание ядерной боеголовки, совместимой с ракетой "Шахаб". Публикация этой информации еще больше встревожила международное сообщество, показав, насколько далеко Иран зашел в своей ядерной программе. С точки зрения получения общей картины этот доклад представляется куда более значимым, чем доклад Национальной разведки США от 2007 года, содержавший оценку ядерных усилий Ирана: в нем много новых сведений, он значительно детализирован.

Интенсивность развития кризиса в ближайшие месяцы зависит от самых различных факторов. Главная озабоченность США и европейцев в том, что, несмотря на декларируемое Вашингтоном стремление не доводить до вооруженной акции против Ирана, руководство Израиля, судя по всему, не прочь самостоятельно нанести ракетно-бомбовый удар по иранским ядерным объектам. В этой ситуации США в предстоящие недели и месяцы будут все более ужесточать экономические санкции против Ирана. Трудно предугадать, как это воздействует на ход мыслей иранского руководства. Не исключено, что его поведение станет более провокационным, или оно распорядится форсировать работы по ядерной программе. В свою очередь действия Тегерана будут понуждать международное сообщество к более жестким мерам.

– Что может послужить катализатором эскалации конфликта Ирана с Западом?

– Эти события могут даже не иметь отношения к ядерной программе. Например, недавний штурм британского посольства в Тегеране уже вынудил Лондон повысить уровень конфронтации с Ираном. Иран может внезапно предпринять резкие действия и в отношении других стран. Например, активизировать прикармливаемых им террористов из движения "Хезболла" в Ливане, выступающих за уничтожение Израиля. Иран может также способствовать еще большему обострению внутренней ситуации в Сирии, после чего в конфликт может вступить соседняя Турция. В ядерной программе Иран может вывести свои центрифуги на новый критический уровень обогащения урана на секретном объекте в Куме, который был обнаружен США и их союзниками в 2009 году. Все это усилит озабоченность в западных столицах и заставит их ужесточить санкции, либо заставит Израиль еще серьезнее рассматривать вариант вооруженной акции, считает – Джейми Флай.

Оппоненты военной акции против Ирана считают, что она может таить в себе куда большую опасность, чем оставление за Тегераном права создать свою ядерную бомбу – а именно, кризис мирового масштаба. Бывший сотрудник Пентагона а ныне сотрудник Совета по международным отношениям Мэтью Крониг придерживается противоположного мнения. В своей статье в январском номере авторитетного журнала Foreign Affairs он излагает аргументы в пользу того, что тщательно разработанная и своевременная атака на иранские ядерные объекты позволит Вашингтону минимизировать издержки и избавить регион – да и весь мир – от неприемлемой угрозы со стороны ядерного Ирана.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG