Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Самый непопулярный среди российских старшеклассников предмет - география


Тамара Ляленкова: Сегодня мы обсуждаем самый непопулярный среди российских старшеклассников предмет - географию. Примерно 4,5% от общего числа сдававших ЕГЭ в этом году выбрали географию в качестве дополнительного экзамена.
Значит ли это, что современные школьники нужные знания предпочитают интересным, или школьная география, перейдя в разряд социальных наук, стала скучной, мы попробуем выяснить с доцентом географического факультета МГУ Алексеем Наумовым и президентом Межрегиональной ассоциации учителей географии Александром Лобжанидзе.
Кроме того, поговорим о патриотическом воспитании и природных ресурсах с учителями географии Владимиром Михеевым (с.Визинга, Республика Коми), Ольгой Парамоновой (г.Белорецк) и Верой Минаевой (г.Нефтекамск), Башкортостан. Благодаря тому, что в Москве проходил Всероссийский съезд учителей географии, я смогла пригласить их в московскую студию.

Вера Минаева: Конечно, романтизм прошел. Современные дети более прагматичны, ведь общество и школа взаимосвязаны. И если в обществе что-то не востребовано, как это в школе может быть востребовано?

Тамара Ляленкова: А что вы делаете, чтобы заинтересовать ребят? Я знаю, что у вас есть такие темы, как Африка, Индия. Это те самые крючки, на которые дети клюют? Или это ваш личный интерес?

Вера Минаева: Если говорить о странах, я больше люблю Азию и Японию, Индию, Китай. А самый интересный курс в школе - это 7 класс "География материков и океанов". Я ведь стала-то географом случайно. Мне больше нравились история и химия. А когда я в школу пришла, учитель географии часто болел, и мне сказали - вы молодая, вот вам указка, вот глобус, и на урок, вперед! И когда я стала географию читать, оказалось, что очень интересный предмет.

Тамара Ляленкова: Владимир Вениаминович, ваши наблюдения по поводу ваших детей.

Владимир Михеев: Да, 7 класс самый интересный. Далее интерес снижается, потому что в 8-9 классах мы изучаем географию России. Раньше была физгеография, экономическая география, а сейчас смешали все вместе. Потому что экономики у нас как таковой нет. Мы изучаем то, что было в прошлом, а учебники этого не могут донести. Если мы вернемся к учебникам, то они написаны достаточно скучно. Учиться дети у нас не хотят, особенно в 9 классе вообще интерес падает ко всяким наукам, к географии тоже. А в 10 классе достаточно интересно - экономическая география, социальная география стран. Но остаются заинтересованными 1-2 из класса, не более.
Настает время, когда надо выбирать ЕГЭ. У нас в мае точно никто сдавать не будет. Сегодня география не востребована. Один из 100, предположительно, поступает в МГУ, но это не каждый год. Если сдаст один человек ЕГЭ по географии, то я уже доволен. В этом году у меня не было никого.

Тамара Ляленкова: Ваши наблюдения: что менялось со временем в географии, может быть, в содержании, которое предлагалось школьникам.

Владимир Михеев: Я считаю, что в последнее время не то, что сильно меняют, а упрощают, особенно, в 7 классе - у нас один час убрали. Поневоле заставляешь идти по поверхности, особенно такие темы как страны - галопом по Европам. Я заставляю детей делать презентации. Мне поставили интерактивную доску. Сначала они предварительно подходят ко мне, берут тему. Дальше работают в Интернете, с другими источниками и собирают, предположим, слайдов по 20. За это я ставлю им хорошие оценки. Так можно вести - не строго по учебникам, а через творчество.

Тамара Ляленкова: Это был Владимир Михеев. Последние 20 лет он работает учителем географии в своей родной школе, в селе Визинга, Республика Коми.
Моя следующая собеседница - Ольга Парамонова, средняя школа № 1, Белорецк.

Ольга Парамонова: Это горный Башкортостан.

Тамара Ляленкова: Школа городская?

Ольга Парамонова: Городская школа.

Тамара Ляленкова: Много детей?

Ольга Парамонова: Было 1,5 тысячи. Сейчас разгрузили, рядом открыли новую школу. У нас где-то в пределах 800-900 учеников. Да, мы, учителя, действительно, можем заинтересовать собой сначала, то есть показать свою эрудицию, свой уровень образования, свою культуру. В конце концов, если мы все это делаем, если детей к себе располагаем, то они сначала идут с удовольствием на наш урок, а уже потом начинают интересоваться географией.
Конечно же, престиж нашего предмета в последнее время очень сильно упал. И падает он не из-за того, что мы, учителя, мало уделяем внимание или не так преподаем, а именно из-за того, что государство, правительство должным образом не уделяет внимание нашей географии, которую, извините, настолько уже унизили... Предмет, без которого мы не можем обойтись вообще нигде, тем более, живя в такой огромной стране!..

Тамара Ляленкова: С другой стороны, вы говорите о том, что есть целый год, посвященный именно географии России.

Ольга Парамонова: Два года!

Тамара Ляленкова: Этого мало или это неинтересно?

Ольга Парамонова: Дело не только в том - мало или много времени России уделяется. Дело в том, что мы не можем дать всего того объема, который хотелось бы дать за то время, которое нам выделено. Мы обязаны еще учить детей патриотизму. Мы каким-то образом любовь к родному краю должны развивать. Поэтому мы обязательно выделяем время и в курсе 8 класса, и в курсе 9 класса на изучение родного края. Соответственно, сокращается количество часов и на изучение географии России.
У нас, например, в Башкирии был отдельный предмет - география Башкортостана. Один урок в неделю мы преподавали. Сейчас этот предмет убрали. И мы вынуждены каким-то образом его в курс "географии России" включать. Тем самым, соответственно, какие-то темы приходится ужимать.

Тамара Ляленкова: Так считает учитель географии из Башкортостана Ольга Парамонова.
Школьная география теперь состоит из природы, экономики края и населения, проживающего на изучаемой территории. Об этом рассказала педагог из Нефтекамска Вера Минаева.

Вера Минаева: География - один из предметов, который делает человека человеком вместе с литературой, с историей. Вот девочка, которая нынче поступила на геологический факультет, она написала мне огромное письмо. Она пишет - да, правильно вы говорите, что география вокруг нас. А вот в обществе как-то к этому относятся так… Может быть, по той причине, что сегодня свободный выезд за границу. Они кругом ездят. А к России какое-то такое отношение… мы сами унижаем свою страну, принижаем ее роль в мире.
Два часа, да. Но в 9 классе мы экономическую географию изучаем, а экономики-то нет сегодня. Я говорю о тракторостроении или автомобилестроении, и что? Как они у нас развиты? Что они выпускают? Мы рассказываем - вот металлургический комбинат в таком-то городе. А он работает сегодня? Дети спрашивают - вот вы говорите автомобильный город Тольятти, Нижний Новгород, Москва. В Москве два крупных было завода автомобильных, где они?
Когда я начинала работать или когда училась, география была интересней. Потому что там меньше было науки. Есть такие сегодня темы, которые и неинтересно рассказывать, и до детей они трудно доходят.

Тамара Ляленкова: Засушивают предмет?

Вера Минаева: Да.

Владимир Михеев: Статистика нужна. А сегодня она вся старая. Мы ведь изучаем такие устаревшие понятия как экономический район, которого в принципе уже нет.

Тамара Ляленкова: Почему? Так много всяких учебников новых выходило, а география осталась где-то в стороне?

Вера Минаева: Например, 8 класс. В 8 классе изучали физическую географию. И у нас вся география так построена - сначала общая характеристика природы, если экономическая география, то хозяйства, а потом уже отдельно регионы. В 8 классе это называется - природные районы. А сегодня, так как объединили комплекс природа, хозяйство и население, то мы эти природные районы не изучаем. Но как не рассказать про Красноярские столбы?! Про Байкал? Про Байкал, правда, еще есть что-то. А какой-нибудь Кандалакшский заповедник или Приокский заповедник? Сколько всего интересного. У моего ученика, который учится на третьем курсе МГУ на географическом факультете, была практика на Белом море. Так он мне вчера с восторгом рассказывал, какая красота, что они там видели. Он просто в упоении от территории нашей! А мы эту красоту - природная зональность, природные комплексы. Нет, чтобы отдельные территории красиво рассказать, показать. Сегодня по Интернету, пожалуйста! А мы учебник читаем. В одном учебнике наша самая короткая граница - с КНДР, 17 км. Я другой учебник открываю, а там написано, что самая короткая граница с Эстонией - 37 км. Ну, как?! Или мы говорим, что самая длинная граница нашей страны с Казахстаном - 7 с лишним тысяч километров, а в учебнике другие цифры даются. Я даже начинаю сомневаться - то ли я знаю?!
Ребята подходят и говорят: вот, в атласе 7 класса есть Южный океан. Есть он или нет? Я говорю - дети, раз и навсегда установим, нет Южного океана для нас с вами. Как это?! Три океана - Индийский, Тихий, Атлантический. У них у всех водные массы разные. У них свойства этих водных масс разные. А мы их выделяем в Южный океан. Конечно, спорный вопрос. Но, тем не менее, в учебниках интереса нет.

Владимир Михеев: Сегодня кого-то заставить учебник прочитать - невероятно!

Тамара Ляленкова: Действительно. Ведь у детей гораздо больше возможностей что-то посмотреть и узнать в том же Интернете. Может быть, им неинтересно это просто слушать на уроке. У вас достаточно серьезная конкуренция, те же фильмы ВВС.

Вера Минаева: Вы думаете, они смотрят эти передачи?

Тамара Ляленкова: Не смотрят?

Вера Минаева: Не смотрят они эти передачи, не читают они интересной литературы, не ищут они в Интернете сами ничего. Если только их заставить сделать какую-то презентацию, тогда они еще полезут. Единицы смотрят такие передачи. Все остальные просто сидят в "ВКонтакте", в "аське" и все!

Владимир Михеев: Малыши в стрелялки играют.

Тамара Ляленкова: То есть возможность есть, но она не используется.

Вера Минаева: Очень редко. Учителя никто не может заменить. У нас в конце мая в республике проходит фестиваль, который называется "Надежда Башкортостана". И вот там задавали вопросы детям - вы за какого учителя, который новыми технологиями владеет или за учителя с мелом в руках? И мой Латыпов Тимур встает и говорит - я за учителя с мелом в руках. Учителя никто не может заменить, ни компьютер, ни Интернет. Во-первых, мы эмоционально преподносим материал. Ребята после урока спрашивают: "А вы там были, а вы это видели?" Я говорю: "Нет, не была, а почему вы спрашиваете?" "Вы так рассказываете, как будто вы там были и вы это видели".

Тамара Ляленкова: Вы-то сами чем пользуетесь? Откуда берете информацию? И не обидно ли вам, что вы там не были? Или где-то все-таки были?

Ольга Парамонова: Я много, где была.

Тамара Ляленкова: Расскажите.

Ольга Парамонова: Я благодаря Российской ассоциации учителей географии, много где побывала в России. Была на Байкале, в Карелии, на Белом море, в том числе. На Кавказе, в Новгороде. Не получилось съездить на Сахалин, к сожалению. По Сибири проехали достаточно много. Есть что рассказать, конечно. Но, действительно, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Конечно, когда мы рассказываем, не видя всего этого, это одно, но когда это увидел и рассказываешь - это другое.
Путешествуем мы, не путешествуем - это один вопрос. А то, что мы, когда преподаем свой предмет таким образом, что мы все видели своими глазами и рассказываем таким образом - это другое дело. Действительно, дети послушают и запомнят. Мало кто учит уроки. Очень мало, кто делает домашние задания. Но, если они услышали что-то на уроке, они могут какую-то часть воспроизвести, даже ученики со средним уровнем развития.
Сами используем много различной литературы, и научно-популярную, и учебники разных годов. Мы, например, готовя олимпиадников, то есть детей, которые участвуют в Олимпиадах, используем учебники 60-х-70-х годов. Представляете?! Потому что там есть информация, которая необходима для решения некоторых задач, то, что сейчас опущено в учебниках совершенно. Карты старые тоже. Взять, допустим, в Африке Кот-д'Ивуар (Берег Слоновой Кости). Бывают вопросы в Олимпиаде, как, например, называлась такая-то страна. И вот на старых картах это есть, на новых вы нигде не найдете.

Вера Минаева: Тут надо сказать и о материальном обеспечении учителя. У меня стаж большой. Я с советского периода учитель. В советское время каждый год, а то и в год два раза, я имела возможность по туристической путевке, которую никто мне не оплачивал, начиная от Германии и заканчивая Красноярским краем, на севере Ленинград, а на юге - республики Средней Азии. А сегодня у нас зарплаты такие - мы не можем ездить столько.

Тамара Ляленкова: Вы ездили по туристической путевке за свой счет как любой гражданин?

Вера Минаева: Да.

Тамара Ляленкова: Не от РОНО, ни от ЦК ВЛКСМ, ни от ЦК КПСС?

Вера Минаева: Нет, нет. В турбюро шли и покупали путевки.

Ольга Парамонова: А сейчас, чтобы съездить в такую поездку, я коплю сначала, потом отпускные все забираю, а затем еще и влезаю в долги, чтобы еще полгода рассчитываться.

Тамара Ляленкова: По России?

Ольга Парамонова: По России.

Вера Минаева: Подушевая оплата. Платят столько, сколько в школе учеников. Каждый ученик имеет стоимость. Вообще, наш лицей открывался как физико-математический. Потом его стали называть с географическим уклоном.

Тамара Ляленкова: Это благодаря вам?

Вера Минаева: Да. И мы сейчас в фонд зарплаты не умещаемся. Каждый год я сопровождают команду республики на заключительный этап. И в этой команде обязательно мой ученик. А мне, если мы в фонд зарплаты не умещаемся, какая денежная стимуляция может быть?! Вот и все.

Владимир Михеев: Почетная грамота.

Тамара Ляленкова: А как так случилось, что благодаря вам лицей сделали с географическим уклоном?

Вера Минаева: Я не знаю, может, просто-напросто у меня больше свободного времени, чем у остальных. Я после уроков не гнушаюсь остаться и работать с теми учениками, которые проявляют интерес к этому предмету. Получилось так, что дети не по физике, не по математике занимают призовые места, а по географии. И теперь уже на Олимпиаде, которая в разных городах проходит, говорят: ну, кузница кадров - это лицей № 1, город Нефтекамск. Только по той причине, что приходится заниматься дополнительно после уроков.

Тамара Ляленкова: Кто участвует в Олимпиадах по географии? Понятно, что это люди практически бескорыстные.

Вера Минаева: У меня был такой Садрисламов Алмаз. Сейчас он учится на мехмате в МГУ. Он два года призер и победитель заключительного этапа Всероссийской Олимпиады.

Ольга Парамонова: У меня сейчас тоже ученица Хусаинова Алина учится в МГУ. Девочка разносторонняя очень. У нас в школе практически была борьба за этого ребенка - куда его перетянуть, на какую Олимпиаду. Так часто бывает. Но в конечном итоге она выбрала все-таки географию, смогли, наверное, больше заинтересовать.

Владимир Михеев: У меня, в основном, участвуют мальчики. Девочек практически нет. Была одна девочка - увлекалась географией. Она поступила и закончила юрфак МГУ, сейчас работает у Сванидзе юрисконсультом. Для меня, конечно, это был шок. Поступила в МГУ не туда, куда я ее нацеливал. Поэтому сейчас работаю с мальчиками. Все олимпиадники поступают в МГУ.

Ольга Парамонова: Справедливости ради надо сказать, что бывает трудно им найти место работы в той сфере, где они хотели бы. У меня мальчик закончил БГУ (Башкирский государственный университет) географический факультет, пошел в магистратуру и решил подработать в школе. А город маленький - устроиться некуда. Кстати, именно этот мальчик, когда занимался географией, меня все время спрашивал: "Ольга Александровна, а кем я буду? А сколько я буду зарабатывать, если я пойду на геофак?" Вы знаете, я действительно немножко терялась. Но сейчас он хочет в школу.

Вера Минаева: В основном, легко работу находят, если они кончают МГУ. А если наш БГУ или Удмуртский, им труднее найти работу. Потому что нет такого широкого профиля в этих наших вузах. Наши дети, которые учились, например, в БГУ, рассказывали - оборудование старое, его недостаточно. Это же многое значит. А тут, на какую практику они ездят и с какими только приборами не работают.

Тамара Ляленкова: А они возвращаются потом?

Вера Минаева: Нет, они остаются, как правило, в Москве.

Владимир Михеев: Как правило, остаются в Москве или за рубежом. Я считаю - это правильно. Возвращаться некуда. Нет экономики. Село вымирает.

Тамара Ляленкова: Так и получается, что географический размах России не способствует популярности географии - ни как школьного предмета, ни как науки, ни как средства для патриотического воспитания. Впрочем, случаются исключения.

Сегодня мы пытаемся понять, почему такой интересный предмет, как география, оказался в числе самых непопулярных, сразу после литературы.
В первой части программы мы выясняли, как патриотическое воспитание зависит от природных ресурсов, что такое Южный океан, где находится самая короткая и самая длинная граница России и почему такой большой стране, как Россия, географы сегодня не нужны. Последнюю тему мы продолжим обсуждать с доцентом географического факультета МГУ Алексеем Наумовым и президентом Межрегиональной ассоциации учителей географии Александром Лобжанидзе.
- Так получилось, что география не самый популярный предмет у школьников. Это связано с тем, что географию надо сдавать в очень немногие вузы. Хотя, с другой стороны, сейчас дети много ездят. И как раз это имеет практический смысл - знакомиться с географией, изучать. Есть в этом какая-то проблема для вас или нет?

Алексей Наумов: Дело в том, что раньше интерес к географии был больше, потому что еще и социальный заказ на географию присутствовал. Профессиональное предложение для тех, кто себя посвящал потом географии, было гораздо шире. Страна строила БАМ, осваивала Дальний Восток. Страна искала активно месторождения разных полезных ископаемых. Кстати говоря, по миру страна тоже довольно активно занималась помощью развивающимся странам. Это было реальное и довольно большое приложение сил для тех, кто выбирал для себя географические или смежные специальности. Так что, проблема того, что сейчас очень узок круг специальностей, на которые вузы принимают ЕГЭ по географии, это только часть проблемы.
Второй момент. Вы правильно сказали о том, что теперь дети много ездят. На самом деле, это сильно развращает. Я с этим встречался, беседуя с детьми многих своих приятелей. Когда дети легко выезжают куда угодно, и не только на Красное море, а в какие-нибудь далекие страны, зачастую у них нет интереса к познанию заранее всего этого, перелопачиванию большого пласта материалов по этим странам. Все просто. Сел с родителями на самолет, поехал, там встретил гид. Такой синдром Простаковых современных.

Александр Лобжанидзе: География изначально была овеяна духом романтики. Это была наука путешественников, наука людей, которые ищут новое. А сегодня молодежь очень прагматична. Конечно, то, о чем говорил сейчас Алексей, таинства путешествия для них нет. Таинство путешествий - это возможность купить билет. Поэтому для них познание географии - это способ заработать деньги для того, чтобы улететь в другие страны. Очень обидно.
На самом деле, уровень интересующихся географией можно оценить такой цифрой. Относительно недавно (год-два тому назад) один из институтов проводил опрос. Там был такой вопрос - какие предметы школьного курса вам понадобятся в вашей практической деятельности? География ко всеобщему удивлению заняла одно из последних мест, имея всего 3% респондентов. Те же самые 3% география получает на ЕГЭ. Поэтому совершенно справедливо, что сегодня проблема лежит не только в том, что ряд вузов отказался от принятия географии как учебного предмета на вступительных экзаменах, но и в самом подходе к предмету, к его практической ориентации, к жизни этих прагматичных детей нового поколения.

Тамара Ляленкова: Оказалось, что все еще более грустно, чем я думала.

Александр Лобжанидзе: В общем - так.

Тамара Ляленкова: Так, может быть, как-то минимизировать географию? Или ее и так в школе сократили?

Александр Лобжанидзе: Количество часов на географию в школьном курсе за последний год действительно сократилось. География раньше была представлена, начиная с 6 класса по 10. Во всех классах по два часа. В 7 классе три часа. Сегодня положение сильно разнится между типами учебных заведений и даже регионами.
Ситуация выглядит следующим образом. По базисному учебному плану география сегодня представлена одним часом в 6 классе и двумя часами во всех остальных. В ряде профессиональных учебных заведений, техникумах, музыкальных училищах география вообще не представлена ни в 10, ни даже в 9 классе. Я сейчас был на съезде учителей географии в Вологде. Ко мне подходили учителя, работающие в системе профессионально-технических училищ, как они раньше назывались, и сказали, что изучение географии заканчивается в 8 классе. В новом базисном учебном плане географии вернули один час в 5 классе. Но мы очень хорошо знаем практику одночасовых предметов. Если предмет изучается один час в неделю, к нему нет серьезного внимания. Мало того, на 5 класс в новом базисном учебном плане географические темы приходятся такие вещи, как, например, масштаб, определение координат. Для 5-классников, которые не изучают понятие «угол», для 5-классников, которые не знают еще пропорции по математике, все это достаточно сложные вещи. А спрашивать их об этом будут в конце 10 или 11 класса в ЕГЭ. И больше нигде и никогда по сути с этим как с новым материалом знакомиться они не будут. Разработчики стандартов говорят о том, что сколько бы часов на предмет не дали, они его все равно не знают.

Тамара Ляленкова: Они еще говорят, что есть лобби предметное.

Александр Лобжанидзе: Да, это известная фраза. Мы даже знаем автора. Разговор о том, что любое предметное лобби будет свой предмет отстаивать - это первая правда. Но вторая правда заключается в том, что нужно понимать то разумное количество часов на предмет, которое необходимо для освоения этого содержания. И разбивать предмет по часу между 5 и 6 классов, не имея поддержки со стороны так называемых межпредметных связей по математике, по ряду других предметов, нельзя.
В этой связи встала еще одна проблема - это проблема выбора географии в старшей школе, когда сейчас в новом стандарте для старшей школы, который обсуждается, место географии весьма расплывчато. Мы боимся ее потерять. Есть модель, которую наши разработчики взяли за основу. Эта модель называется - международный бакалавриат. Есть целая система стран - стран европейских, но она признается и в Америке. Это модель, которая подразумевает тот самый пресловутый выбор из шести групп предметов, о котором так много говорят. Там география так же, как и у нас, попадает в группу "общественные науки", но выбор географический абсолютно обоснован тем, что география применима в этих странах.
Проблема заключается в том, что у нас нет завершающего курса географии. Курс экономической и социальной географии мира, какой бы великолепный учебник не был издан (есть классический Владимира Павловича Максаковского, есть великолепный учебник Вероники Николаевны Холиной "География человеческой деятельности", есть учебник Александра Павловича Кузнецова и ряд других), но это не завершающий курс географии. Это лишь один из курсов географии, знакомящих детей с зарубежными странами и с мировой экономикой. А вот такого курса как общая биология, например, в биологии нет. Это обобщающий курс. И то, что дети проходили в 6 классе, для них это, конечно, очень далекое вчера. Они должны на новом уровне, с новыми знаниями, в новых технологиях, в новых умениях это осмыслить. И вот тогда, конечно, это будет совершенно другой уровень подготовки для тех же международных олимпиад.

Алексей Наумов: Действительно, у нас западает звено между базовым географическим образованием и высшим образованием. Поэтому мы на первом курсе первокурсникам даем то, что дается как раз в 12 классе ребятам в зарубежных странах. Это проблема и для Олимпиады, и проблема для нас. Потому что вместо того, чтобы начинать с первого же курса профессиональную географическую подготовку углубленно, мы должны заниматься общим землеведением. Потому что совершенно справедливо сказано, что в 6 классе объяснить общие закономерности планетарной земли можно только на примитивном уровне, и далеко не факт, что они будут поняты. Это надо быть гением, чтобы понять все это в 6 классе, запомнить и потом воспроизвести еще в старших классах.

Тамара Ляленкова: С другой стороны, чем мотивированы дети, которые участвуют в олимпиадах?

Алексей Наумов: Фактически за последние лет 10 (олимпиады по географии в России уже проводятся больше 20 лет) и раньше тоже на вершине этого Олимпа, то есть среди победителей и призеров, в основном, были дети не из Москвы. Последний год был исключением - там появилось двое питерцев среди тех, кто привезли золотые медали с Международной олимпиады. В основном - это провинция, где немножко по-другому все устроено, чем в Москве. В Москве есть гораздо больше отвлекающих моментов, специальностей и т. д. В провинции это не так.
Во-вторых, может быть, когда человек живет далеко от центра, для него география не пустой звук. Например, есть просто выдающийся школьник Егор Шустов, абсолютный победитель Всероссийской олимпиады по географии, капитан сборной России, которая привезла золотые медали с Международной олимпиады в этом году, он живет в городе Слюдянка. Это южный берег Байкала, то есть это даже не областной центр. Вот, может быть, потому что он живет именно там, в Сибири, на берегу Байкала, для него география изначально не пустой звук. Хотя иногда объяснить очень трудно. Я себе задаю этот вопрос каждый год, когда вижу список тех, кто победил на Всероссийской олимпиаде. И порой диву даешься. Бывают сюжеты потрясающие. Был один выдающийся человек, он потом стал моим студентом, аспирантом, потом кандидатом наук. Он приехал из поселка в Брянской области, где географию в старших классах не вели. Не было педагога. Он сам по книжкам занимался. Увлекся географией, и увлекся ею так, что стал кандидатом географических наук очень быстро - в три года после того, как закончил факультет.

Тамара Ляленкова: Впрочем, пример, который привел Алексей Наумов скорее исключение, чем правило. И, если прежде география стояла несколько особняком от прочих предметов, пробуждая романтические желания, то сейчас она утратила свое очарование, подобно тому, как путешествие превратилось в туризм.

Александр Лобжанидзе: География еще занимает очень невыгодное положение, потому что она находится в базисном учебном плане в системе общественных наук. Хотя совершенно понятно, что география - единственная наука, которая входит одним своим крылом в физическую географию и систему естественных наук, а вторым своим крылом - в систему общественных наук и, по сути, их соединяет - это наука о природе, обществе и их взаимодействии.

Тамара Ляленкова: Даже есть социальная география.

Александр Лобжанидзе: Это и есть общественная география.

Алексей Наумов: Был такой интересный человек, о котором все наверняка слышали, Иммануил Кант, который деньги получал за то, что работал профессором физической географии в Кенигсбергском университете. Так вот, у него была другая классификация наук. Он делил их на не на естественные и социальные, а у него были науки, например, хронологические, скажем, история, и хорологические, пространственные, например, география, то есть совершенно другая плоскость деления наук. Это действительно странная вещь. Понятно, наверное, почему кому-то захотелось географию сделать наукой общественной, потому что география - это наука о земле, о территории для человека. Практически не осталось на нашей планете мест, куда бы нога человека не ступала, которые так или иначе не были бы связаны с человеческой деятельностью. Это все понятно. Но вопрос - по каким законам живет та или иная территория, природное сообщество? Навряд ли только по социальным.
Безусловно, вместить в голову школьника знания обо всех на свете странах, реках, горах, морях, проливах - бессмысленное занятие. Но дайте ему некую систему, если угодно - некую философию, геософию пространственную, на которую потом он уже будет класть эту всю информацию, которая получена из радио, телевидения, Интернета, собственного путешествия. Вот это нужно.

Тамара Ляленкова: Александр Александрович, вы автор учебников. Во-первых, вам как-то приходится сокращать тот объем содержания, который был прежде? Чем вы поступаетесь в таком случае? И, второе: сложно, наверное, в бумажном виде сейчас географию преподавать.

Александр Лобжанидзе: Мы практически ушли от бумажного формата. Появился очень интересный проект "Сферы" в издательстве "Просвещение". Хочу сразу сказать - это не реклама, и это не единственный учебник, по которому надо учиться. Но философия, с которой мы подошли к созданию комплекса "Сферы", была совершенно иная. Учебник - это только путеводитель по определенной теме. Поэтому каждый параграф - это всего лишь один разворот, причем, это разворот как в бумажном учебнике, так и в электронном учебнике. В более старших классах (8-х-9-х), конечно, не всегда так. Там есть и два разворота на некоторые параграфы, но это максимум. Текстовая часть разворачивается перед учеником, когда он открывает этот учебник на экране компьютера, и превращается в самый разнообразный материал. Это могут быть и фотографии, и видеофильмы. Создан огромный пакет приложений, связанных с работой с этим учебником, с точки зрения того, что сейчас принято называть компетенциями ученика. Это и работа с картой, это и работа с текстом, это работа с таблицами, это построение графиков, диаграмм, то есть освоение материала идет через деятельность. Что существенно изменяет подход к обучению. Задача любого предмета сегодня и любого автора - подумать о том, как сделать то содержание, которое он передает, разнообразным, с точки зрения той деятельности, в которое будет вовлечено это содержание.

Тамара Ляленкова: Кто становится учителем географии?

Алексей Наумов: К сожалению, сейчас учительский корпус учителей географии - это люди, в основном, немолодые. Впрочем, есть педагогические вузы, есть люди, которые приходят в учителя географии после классических университетов по разным причинам. Среди моих сокурсников были такие, у кого дети поступали в школы, и они шли учителями географии. Или, допустим, муж-военный оказывался где-нибудь в отдаленном гарнизоне, там работы географа-профессионала не было, а школьный учитель вполне мог быть востребован. Причины разные.

Александр Лобжанидзе: Год от года набор на географические факультеты идет со спадом, потому что демографическая яма существенно влияет на набор. Приходят люди совершенно разные - но очень увлеченные географией. Иногда с удивлением обнаруживаешь, что твой бывший троечник-студент, который занимался достаточно плохо, становится чрезвычайно интересным географом-исследователем. Буквально на той неделе приходил наш бывший выпускник, который уже полмира объездил, с точки зрения именно исследовательской. Когда он у меня учился на курсе этногеографии, он совсем не производил впечатления такого интересного исследователя.
А кто приходит в учительскую географию? Иногда это люди, приходящие из династии. Я знаю такие примеры. Это дети моих сокурсников, с которыми мы учились в педуниверситете. Это дети наших преподавателей и внуки наших преподавателей. Это одна сторона. Люди, как правило, очень преданные этому предмету, с детства знающие все плюсы и минусы того, что будет в этой профессии. Другие люди приходят абсолютно случайно. Тут есть два пути - они либо отсеиваются, либо они так увлекаются этим предметом, что остаются и идут потом в школу. Третья группа - это походники, люди, которые любят с детьми куда-нибудь ходить, любят экскурсионную деятельность, туризм. Я знаю такие примеры. Они не очень сильные с точки зрения каких-то методических идей, но увлекают практическим привитием географии ребенку через систему походов, через какие-то активные формы изучения этого предмета. Это тоже путь. Четвертое - это люди, которые приходят, потому что у них жизненный выбор так совпал.

Тамара Ляленкова: Получается, что теперь количество географов сократится, потому что в сегодняшней ситуации это должен быть осмысленный выбор. Ребенок должен сдать этот экзамен. Если он его он на это не нацелен, то ему такое прийти в голову вряд ли сможет.

Алексей Наумов: Наверное, сократится, конечно. Хотя тут могут быть разные сюжеты. Я помню, какой фурор произвело в июне, когда вручались очередные гранты Русского географического общества, сообщение одного нашего коллеги из Смоленска о том, что у них в 7 раз в этом году, по сравнению с прошлым годом, выросло число школьников, которые записались на ЕГЭ по географии. Но в принципе тенденция, конечно, плачевная. Потому что раньше географию требовалось сдавать для поступления на экономические специальности, что разумно, конечно. Потому что, не зная экономической географии, быть экономистом, тем более в нашей стране довольно странно. Всеми силами пытались оттащить от экологии географию, заменить ее другими предметами. Оттащили-таки от туризма. Удивительно, но в прошлом учебном году историей заменили географию у специалистов по туризму. Хотя есть примеры совершенно (правда, не у нас в отечестве) другие. Например, у нас географию не надо сдавать на специальности, связанные с международными отношениями. А вот в большинстве стран мира, насколько мне известно, есть такой экзамен. В общем, логично. Как можно быть специалистом по международным отношениям, не зная географию стран мира.

Александр Лобжанидзе: Хотя МГИМО, по-моему, на одном из факультетов восстановил в этом году.

Алексей Наумов: Сейчас восстановил, но до этого тоже была плачевная ситуация. Проваливаются целые пласты. Туризм отвалился, экология в пограничном положении, экономика отпала. Естественно, это сказывается на количестве школьников, которые записываются на географию на ЕГЭ. Это, конечно, веский аргумент для тех, кто хочет сократить географию, урезать ее часы.

Тамара Ляленкова: Какие у вас собственные интересы исследовательские? Любимые темы?

Александр Лобжанидзе: У меня - любовь к народам, география народов, этногеография и география религии в некотором смысле, география населения. Вот моя большая область такая, помимо школьной географии, в которой я, естественно, работаю.

Алексей Наумов: У меня так. Область, которой я занимаюсь, которая практически приносит мне и некоторые средства, это сельское хозяйство, география сельского хозяйства, география земельных ресурсов. Так получилось, что я занимаюсь этим пока, в основном, не в нашей стране, а в далекой Латинской Америке, где я учился когда-то, год был на стажировке, преподавал. И вот уже в течение 11 лет координирую один международный проект, который связан с разными аспектами освоения новых сельскохозяйственных земель в Бразилии. У меня уже пять учеников защитил кандидатские диссертации под моим руководством. Все они очень неплохо пристроены и в основном как раз в той сфере, про которую они писали свои диссертации. Работают в крупных компаниях, занимаются там стратегическим планированием.

Тамара Ляленкова: В России?

Алексей Наумов: Да. Есть конкретный пример. Одна из моих учениц стажировку проходила в Бразилии. Посмотрела, как там устроена деятельность в территориальном аспекте крупных компаний агробизнеса. Сейчас она занимается стратегическим планированием в одном из крупнейших агрохолдингов в России.

Александр Лобжанидзе: Сфер применения очень много. Сначала был очень популярен туристический бизнес, но он насытился. Один из наших выпускников географического факультета сейчас на острове Русский руководит стройкой века, подготовкой к саммиту АТЭС. Его географическое образование, видимо, позволяет ему это делать. Он занимается поставками всех комплектующих на остров Русский. С точки зрения логистики, наверное, география дает хороший образовательный уровень. Кстати, был проект на нашем геофаке. В течение 7 лет мы работали с Национальными парками США. Примерно 2-4 человека в год посылали в каждый Национальный парк по этой программе на стажировку. Часть из них осталась. Потому что востребованность в кадрах с хорошим знанием иностранного языка и с хорошим пониманием географии там очень высока. А национальных парков в США достаточно много. К сожалению, родина не всегда востребует этот уровень образования, в отличие от зарубежных стран.

Тамара Ляленкова: Действительно, если профессия географа на рынке труда не востребована, трудно ожидать от российских школьников, что они будут интересоваться наукой, которая, помимо природных ресурсов, изучает то, чего, собственно, нет - народонаселением, которое не проживает, и промышленностью, которая не работает.

НОВОСТИ ОБРАЗОВАНИЯ

Региональные:

В Архангельске будет создан "плавучий университет". Теперь студенты смогут принимать участие в научно-исследовательских экспедициях на судне Федеральной службы России по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. Первый рейс состоится уже в июне 2012 года и продлится 30-40 дней. В состав экспедиции войдут лучшие студенты Северного федерального университета, преподаватели и научные сотрудники вуза, а также ученые из Норвегии.

РОСНАНО провел презентацию универсального электронного учебника для образовательных заведений Plastik Logik 100. Мероприятие для представителей педагогического сообщества прошло в региональном бизнес-инкубаторе г. Омска.

108 уголовных дел возбуждено против доцента Нижегородского государственного технического университета. Преподаватель обвиняется в получении взяток от студентов. Взятки преподаватель получал не напрямую, а путем заключения договоров страхования, где он выступал в качестве субагента, и получал процент от сделки.

В Санкт-Петербурге состоялась торжественная церемония награждения победителей конкурса на соискание премий в области научно-педагогической деятельности. Победителями стали 65 человек. По 30 тыс. рублей получат 25 участников, не имеющих ученой степени, и 40 человек с ученой степенью кандидата наук, получат по 50 тыс. рублей.

Учащихся московских школ, техникумов и вузов запретили привлекать к участию в публичных мероприятиях в учебное время. Соответствующее распоряжение подписано главой Департамента образования города Исааком Калиной. Напомним, по данным российских блогеров студентов снимали с занятий для участия в митингах, организованных проправительственной организацией "Наши".

Федеральные:

Число бюджетных мест в вузах в 2012 году останется таким же, как и в прошлом году - 490 тысяч. При этом изменится распределение мест в пользу магистратуры за счет бакалавриата. Это, по мнению представителей Министерства образования и науки, должно повысить качество подготовки выпускников. Стоит отметить, что вузы, несмотря на общее сокращение числа абитуриентов и их крайне невысокий уровень подготовки, а также недобор на бюджетные места в 2011, подали заявку на прием 600 тыс. абитуриентов.

85% российских студентов положительно смотрят на внедрение компьютерных технологий в систему образования. Каждый третий опрошенный считает, что электронные зачетки и ведомости удобнее бумажных - их не надо носить с собой, и снизится вероятность их потери. 2% студентов признались, что не против "взломать данные и исправить оценки". Опрос проведен порталом для молодых специалистов Career.ru.

Президент России Дмитрий Медведев подписал закон, позволяющий признавать дипломы и ученые степени ведущих зарубежных вузов без дополнительных процедур. Речь идет о документах об образовании, выданных государствами, с которыми заключен договор о взаимном признании и эквивалентности, а так же о вузах - лидерах мирового образования.

Министерство образования и науки объявило об открытии в сети Интернет Дискуссионного клуба. На страницах портала любой пользователь сможет высказать свое мнение, предложить идеи по развитию системы образования и науки или задать интересующий его вопрос. На сайте также будет публиковать актуальная информация, касающаяся деятельности Министерства.

Российская газета опубликовала утвержденный Министерством образования и науки список олимпиад для школьников, победители и призеры которых получат льготы при поступлении в вуз в 2012 году. Всего в списке 79 наименований.

Зарубежные:

Министерство образования Азербайджана проводит экспертизу дипломов школьных преподавателей. В ходе проверки 59-ти тысяч учителей было установлено, что более тысячи из них работали либо по поддельным дипломам, либо по дипломам вузов, не имеющих лицензии. Министерство обещает продолжить проверки.

У каждого третьего ребенка Великобритании дома нет книг. Таковы данные анкетирования 18 тысяч школьников в возрасте от 8 до 16 лет. Опрос также показал, что девочки чаще мальчиков увлекаются чтением, кроме того был подтвержден общеизвестный факт: читающие дети лучше учатся.

Министерство образования Кыргызстана объявило о борьбе с коррупцией в вузах. Чиновники призвали учащихся в тесном сотрудничестве с министерством контролировать проведение "чистой сессии" и бороться за право студентов на качественное образование. Студенты согласились принять участие в акции только в том случае, если не будет давления со стороны администрации вузов.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG