Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Исследовательский центр "Холдинг Ромир" обнародовал результаты всероссийского опроса, посвященного выбору россиянами напитков для новогоднего стола.

Cамым популярным напитком новогодней ночи в России остается игристое вино, в этом году его назвали главным почти на 10 процентов больше респондентов, чем в 2010. Главным новогодним напитком ту или иную версию шампанского считают 72 процента женщин и 61 процент мужчин. Крепкие напитки выбрали 11 процентов, принявших участие в опросе. Самая высокая доля заявляющих о том, что в Новый год главными являются безалкогольные напитки, оказалась среди самой молодой группы респондентов – от 18 до 24 лет, таковых около 20 процентов.

О причинах роста популярности шампанского и культурологическом образе этого алкогольного напитка Радио Свобода рассказал винный критик, поэт и обозреватель РС Игорь Померанцев:

– Шампанское, по-моему, уже давно превратилось в образ. Это уже не вино само по себе. Причем, этот образ в национальных культурах разный. В Англии, я так себе представляю, шампанское – где-нибудь на ипподроме, среди цилиндров, котелков. В конце 60-х годов автогонщики вдруг полюбили шампанское. Родоначальник этой традиции был очень взволнован: он после победы выхватил бутылку шампанского и начал поливать всех. И всем это очень понравилось. Причем, настолько, что даже в странах с мусульманской культурой, где алкоголь запрещен, специально делают безалкогольную шипучку, чтобы гонщики все-таки могли продемонстрировать свою реакцию на триумф. То же происходит при спуске на воду корабля. Это – все образы. Для меня же главное – вкус шампанского... Его ведь делают из недозревшего винограда, чтобы сохранилась кислинка. В этом, на мой взгляд, все обаяние шампанского.

– А существует ли еще русская традиция, известная по советским временам: мальчикам – водочка, девочкам – шампусик?

– Про шампусик, по-моему, придумал какой-то второгодник из ремесленного училища. Русская традиция – это, прежде всего, французская традиция. Если почитать стихи поэтов Золотого века, там рекой льется французское шампанское. Единственное что, русские любили сладенькое, а классическое шампанское – это брют. А вот для русских во Франции специально делали подслащенное шампанское, но им и этого было мало. Они еще добавляли какую-то патоку. Кстати, так возник коктейль, который во Франции существует до сих пор, он называется "Романов". Традиция сегодня сохранилась отчасти – это полусухие шампанские, они популярны. Сладкие шампанские вина тоже популярны. Кстати, в истории шампанского и во Франции были драматические моменты. Например, в 1911 году там чуть ли не началась гражданская война, поскольку несколько провинций спорили за право называть шампанское шампанским. А реальная гражданская война в России лишила страну нескольких винных домов, производивших шампанское, огромного рынка в Советском Союзе и в России.

– Российское игристое или крымское шампанское – это серьезное вино?

– Если ты к нему привык, если с ним связаны какие-то личные воспоминания. Например, первый глоток этого псевдошампанского в кругу семьи. Почему нет? Что мы будем запрещать или строить из себя снобов? Когда дело касается винной культуры, снобизм, по-моему, это плохое подспорье.

– Во многих странах производят игристые вина. А вот шампанское – только в Шампани, как известно. Тем не менее, довольно широко представлены национальные школы производства игристых вин от Чехии (так называемое Богемское шампанское), до Каталонии, где производят, на мой взгляд, неплохого качества каву. Как правильно выбрать шампанское?

– Вы назвали каталонскую каву, она мне по душе. Дело в том, что отталкиваясь от Испании, каталонцы тяготеют к Франции. Мне кажется, что хорошо работают с шипучкой еще и австралийцы. Из шардоне они делают очень приличный напиток, который можно назвать австралийским шампанским.

– А немецкие марки?

– Проблема немецких белых вин началась во времена нацизма. Потому что диктатура, как оказалось, враг любой культуры, включая винную. Диктатуры довели винные культуры до состояния упадка и в Испании, и в Португалии, и в нацистской Германии. Это были закрытые страны, не было обмена опытом. В немецкие белые вина начали добавлять сахар, и у них испортилась репутация.

– Почему именно с шампанским связана богатая поэтическая традиция?

– Когда-то я делал передачу о шампанском и начал искать музыку об этом напитке. Думал, что будет что-то искрящееся, яркое. А почти все композиции, сочиненные о шампанском, очень похожи на пузырьки, которые медленно-медленно всплывают, это меланхолическая музыка. Я вспоминаю покойного джазового пианиста Петруччиани, у него есть композиция, связанная с шампанским. Или, например, Марка Альмонда, певца-декадента. У него есть песня про зимнее утро в Нью-Йорке, в гостинице. Он смотрит на таракана и мечтает о глотке шампанского. Также нашел народную музыку из Шампани – медленные, меланхоличные мелодии. Поэтому по-разному можно относиться к шампанскому.

Что касается поэтической традиции… В России был развит и всячески обыгрывался образ шампанского и у Баратынского, и у Вяземского, и у Пушкина. Вяземский написал стихи, где сравнивал шампанское с пылким умом. Стихи запретили, как политический образ.

– "Вошел: и пробка в потолок. Вина кометы брызнул ток". .. А вы почему ничего не написали о шампанском поэтического?

– Много написано о шампанском поэтами Золотого века и Серебряного века – Блок или Северянин. Например, безумные стихи о шампанском и ананасах. Поэтому для меня вызов написать не о шампанском, поскольку получается, что ты, простите за каламбур, в струе, а про сухие вина французские или итальянские. О них тоже есть русские стихи, например, у Мандельштама. Но у него как-то, скорее, для красного словца.

"Вчера вечером, целуя попеременно своих внуков, я понял, что крохотные итальянцы и французы привыкают к запаху вина с младенчества, благодаря дыханию дедов и отцов. Так что, все начинается не с первого мальчишеского глотка, а с дыхания".

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"
XS
SM
MD
LG