Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Массовые опросы, проведенные уже после выборов 4 декабря, показали заметное изменение общественных настроений, в частности, падение до небывало низких отметок рейтингов партии власти и первых лиц государства. Причем последние данные – это лишь подтверждение довольно устойчивой тенденции к снижению рейтингов, которое шло в течение всего года. Чем объясняют социологи такие настроения? Что за люди вышли на массовые акции протеста 10 декабря? За кого голосовали москвичи на выборах в Государственную Думу? Рассказывает Вероника Боде.

Вероника Боде: Фонд «Общественное мнение» провел опросы по репрезентативной всероссийской выборке среди полутора тысяч респондентов. Статистическая погрешность данных – 3,6%. Заказчик исследований – администрация президента России. Вот результаты от 18 декабря. Рейтинг доверия президента Дмитрия Медведева равен 37-ти процентам. (Для сравнения – в начале года он составлял 52%.) Рейтинг доверия премьер министра Владимира Путина – 45%, неделю назад он опустился до 44-х, - это самая низкая цифра за последние 9 лет. Количество граждан, говорящих, что за последний месяц стали больше доверять премьеру, сократилось, по сравнению с 27-ым ноября, на 5 процентных пунктов. Небывало низкой отметки – 36% - достиг и электоральный рейтинг партии «Единая Россия» (11 декабря он равнялся 34-м процентам). Вот как объясняет эти процессы Елена Петренко, директор по исследованиям ФОМа.

Елена Петренко: Митинг на Болотной площади был? Был. Средства массовой информации, если до 27 ноября была сплошная аллилуйя, критические высказывания никакие ни в адрес одного, ни в адрес другого, ни в адрес партии не было, то после выборов в силу информационных сообщений, результатов, обвинений в вбросах бюллетеней за "Единую Россию". После выборов вдруг в средствах массовой информации сильно и громко, во всеуслышание стали говорить о всякого рода нарушениях. На самом деле повернули рейтинги 24 сентября, когда было сказано, что Медведев не пойдет на выборы президента, а Путин пойдет на выборы президента.

Вероника Боде: Все мы понимаем, что средства массовой информации в руках у первых лиц государства. Как вы думаете, почему они это допустили?

Елена Петренко: Они допустили, чтобы средства массовой информации вдруг взяли и заговорили об этом? Во-первых, я так думаю, интернет был полон свидетельствами о фальсификации, результаты экзит-полов, в частности, нашего тоже достаточно сильно расходились с результатами подсчета. И не признать этого уже никто не мог, невозможно сказать, что этого не было. Видимо, была дана команда средствам массовой информации не изображать из себя глухих, слепых, немых.

Вероника Боде: Говорила Елена Петренко, директор по исследованиям Фонда «Общественное мнение». 43% опрошенных ФОМом сразу после выборов уверены, что 4 декабря на избирательных участках были случаи подлога, мошенничества и фальсификаций. Противоположного мнения придерживаются 31% респондентов. По мнению 33% граждан, фальсификации оказали существенное влияние на результаты голосования в целом. Другая социологическая компания - Аналитический Центр Юрия Левады – провел на свои средства опрос с 8 по 16 декабря по репрезентативной выборке среди тысячи москвичей (погрешность – 3,4%). Почти треть горожан, 32% сообщили, что голосовали за «Единую Россию». Это на 15% меньше, чем официальная цифра по итогам выборов. 21% москвичей утверждают, что отдали свои голоса за КПРФ, 17 – за «Справедливую Россию», 13 – за ЛДПР, 10 – за «Яблоко», 3% - за партию «Патриоты России» и 2% - за «Правое дело». Исследование комментирует директор центра Лев Гудков.

Лев Гудков: Москвичи голосовали в основном против "Единой России", против Путина. И если смотреть на динамику поддержки, то поддержка "Единой России" слабела, а совокупная интегральная готовность голосовать за оппозиционные партии росла. Эта вещь неслучайная, она прослеживается на самых разных вопросах. Пропаганда и агитация "Единой России" не нравилась, она казалась старой, неубедительной, навязчивой, раздражающей и прочее. Напротив, лозунги "Справедливой России", Жириновского и даже коммунистов выглядели более убедительнее и более справедливыми. Во-вторых, очень важная была вещь, которая меняла ситуацию в сравнении с предыдущими выборами – это участие наблюдателей на выборах. В этот раз, по-моему, гораздо больше было, были лучше подготовлены, готовы к фальсификациям, следили за этим. И самое главное, что это немедленно выводилось в интернет, то есть сразу давало общественный резонанс и меняло ситуацию в городе.

Вероника Боде: Каков был масштаб фальсификаций в Москве, судя по данным этого исследования?

Лев Гудков: Примерно 14-15%. Естественно, в основном в пользу "Единой России". Такой размер фальсификаций, то есть расхождение между тем, как люди говорят, как они проголосовали и тем, что заявлено официальными органами, избирательными комиссиями, она составляет по меньшей мере 600 тысяч украденных голосов или фальсифицированных голосов.

Вероника Боде: Каково отношение москвичей к последовавшим за выборами массовым акциям протеста?

Лев Гудков: Москвичи в целом поддерживают эти митинги, поскольку согласны с тем, что фальсификации на этих выборах были очень значительными, и они повлияли на результаты голосования. Люди почувствовали себя оскорбленными, у них проснулось чувство собственного достоинства, что мне кажется самым важным из всего того, что происходит. И именно это чувство собственного достоинства, аморализм власти и позволил консолидировать всех избирателей, вне зависимости от своих партийных различий, симпатий и склонностей. Это самое интересное и есть. Все эти раскладки, которые видны из опросов, они говорят, что Кремль практически потерял Москву. И это очень важные имеет последствия, потому что Москва в этом смысле служит указателем того, как будут развиваться события дальше.

Вероника Боде: Отмечает Лев Гудков, директор Аналитического Центра Юрия Левады. Многие эксперты отмечают, что после массовых акций протеста 10-го декабря Россия изменилась и никогда уже не будет прежней. Вот что думает по этому поводу независимый политический обозреватель Кирилл Рогов.

Кирилл Рогов: Это начало некоей новой политической эпохи, по-новому структурированный социальный процесс, где люди меняют свое отношение к политике. Это на самом деле следствие прорвавшегося в связи с наглыми фальсификациями выборов результат некоторого процесса, который начался еще в конце 2000 годов и который, мне представляется, гораздо более глубокий, чем реакция на непосредственные выборы. Отход от той повестки политической, которая была в российском населении в 2000 годы – это повестка стабильности, реформ не нужно, все будет хорошо, все довольны. Сейчас происходит такой разворот, когда люди наоборот вновь начинают обращаться к идее какой-то самостоятельности, активности, реформирования чего-то. И это, я думаю, будет доминантной социальных настроений ближайших лет.

Вероника Боде: Таково мнение независимого политического обозревателя Кирилла Рогова. Кто же были те люди, что вышли на массовые митинги в Москве и других городах и тем самым столь сильно изменили страну? Елена Петренко, директор по исследованиям Фонда «Общественное мнение», склонна думать, что некая продвинутая социальная группа была крайне разочарована, когда узнала, что Дмитрий Медведев не пойдет на выборы президента, - именно эти люди и составили основную массу митингующих 10 декабря.

Елена Петренко: У нас есть такая группа, так называемые "Люди-21", за которой мы с 2003 года наблюдаем. Это креативный класс, это можно говорить "средний класс", люди, которые нашли себя в этой жизни, которые сами себя строят, социальный капитал которых большой, которые не страдают патернализмом, как пенсионеры, голоса которых в основном пошли в "Единую Россию", с надеждой на модернизацию, на инновацию. Были определенные надежды у этого слоя, у этого класса, связанные с Дмитрием Медведевым, с его курсом модернизации. Ясное дело, что они почувствовали себя как бы обманутыми, они ставили на Медведева. И пошла волна. "Люди-21" туда вышли. И главное, что они обрели общность с себе подобными. В общем-то они были немножко индивидуалисты, они занимались своим делом, они выстраивали свою жизнь. В сентябре их обманули, и они оказались разочарованными. Скандал, связанный с подсчетом голосов на выборах, он их еще подстегнул и фактически они вышли на Болотную площадь, они обрели друг друга. И эта волна сейчас пойдет.

Вероника Боде: Отмечает социолог Елена Петренко. А вот наблюдения Бориса Дубина, заведующего отделом социально-политических исследований Левада-центра.

Борис Дубин: В отличие от Владимира Владимировича Путина у меня нет ощущения, что это люди, которые приезжали на "Ауди" или еще чего-то повыше. Я видел этих людей, как они шли от метро по Полянке. Это были люди, я бы сказал так, от 20 до 30 лет. На площади может быть лет до 35. Они составляли, думаю, добрые три четверти, а может быть 80% присутствующих. Я бы сказал, что это люди в основном университетские, околоуниверситские, закончившие университеты и не высоко поднявшиеся еще, учитывая молодость, служащие. Наверное, они не бедствуют, но я бы никак не назвал их богатыми или состоятельными. Они прилично или нормально со своей точки зрения зарабатывают. Они были веселые, им было интересно друг с другом. Люди моего возраста, скажем, начиная от 60 и выше, они были, но достаточно редкие вкрапления в общее собрание.

Вероника Боде: Как вы оцениваете реакцию первых лиц государства на массовые акции протеста против фальсификации выборов?

Борис Дубин: Соединяется несколько разных типов реакций. Причем они заведомо перемешаны и должны создать некоторое ощущение, во-первых, что все учтены, все видно, все под контролем, а с другой стороны, что перед нами некоторая толпа, в которой нет ни какого-то внутреннего порядка, ни некоторого единого настроения, ничего в этом смысле сознательного, умного, толкового и так далее. С одной стороны, говорят о том, что как приятно, что вышли молодые румяные лица на площадь, это просто моя же собственная заслуга, без меня этого бы не было – вот она, демократия в действии. С другой стороны говорят, что они куплены то ли Вашингтоном, то ли Лондоном. С третьей стороны как бы говорят: а что, в каждой стране это есть – это нормально. Мы контролируем ситуацию. А с четвертой стороны то и дело срываются с уст какие-то слова, которые человеку с таким положением и в такой ситуации вообще не надо бы произносить, которые должны были с его точки зрения опустить в блатном смысле слова тех людей, о которых он говорит, людей, пришедших на площадь, а опускают его.

Вероника Боде: Вы что имеете в виду?

Борис Дубин: Реплику о презервативах, реплику о бандерлогах и так далее. Они немедленно вызывают интересную, насмешливую, остроумную реакцию в интернете. Я думаю, что теперь Владимир Владимирович Путин без изображения презерватива рядом с ним или на нем просто в сети не будет появляться.

Вероника Боде: Это был социолог Борис Дубин. Ответ на сравнение белых ленточек с презервативами, сделанное премьер-министром Путиным, был дан и на митинге 17 декабря: в Москве, на Болотной площади его участникам раздавали ленты с надписью: «Против политического СПИДа». Напомним, что по данным Левада-центра, 27 % москвичей готовы принять участие в новых акциях протеста против фальсификаций на выборах. И 53% опрошенных поддерживают тех, кто уже участвовал в митингах.
XS
SM
MD
LG