Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чего ждать миру от Северной Кореи


Северокорейский солдат: Снег падает бесконечно, как слезы. Как может небо не плакать, когда мы потеряли нашего генерала, великого человека с небес. И поскольку смерть разлучила нас с генералом, люди, горы, небо – все роняют кровавые слезы. Дорогой главнокомандующий!

Ирина Лагунина: Тысячи плачущих корейцев выстроились в среду вдоль улиц, чтобы проводить в последний путь дорогого руководителя Ким Чен Ира.
По оценкам наблюдателей, церемония похорон полностью повторяла церемонию 1994 года, когда скончался «вечный президент» страны Кир Ир Сен. С тех пор страна ударно маршировала в прошлое. Развивалась лишь ядерная программа и армия: численность вооруженных сил сейчас составляет 1,2 миллиона военнослужащих на менее чем 24 миллиона человек населения страны. По данным ООН, за годы правления Ким Чен Ира продолжительность жизни в Северной Корее в среднем сократилась на 3 с половиной года. И главный вопрос, который волнует сейчас международных экспертов, - что будет дальше с этой единственной в истории человечества страной, управляемой коммунистической династией? С американскими политологами беседовала наш корреспондент в Вашингтоне Эмма Тополь.

Эмма Тополь: Смерть Ким Чен Ира в мире ждали и предсказывали давно, но когда она произошла, это застало всех врасплох. Теперь политологи теряются в догадках, что же произойдет с одним из самых репрессивных и закрытых в мире режимов. Два года назад Ким-старший неожиданно назначил своим преемником младшего сына, 27-летнего Ким Чен Ыня, о котором как и об его отце, или деде - родоначальнике первой в мире коммунистической династии Кимов Ким Ир Сэне, мало что известно.
Даг Бандоу – старший научный сотрудник института Катона, специализируется в вопросах международной политики и гражданских прав. Он работал специальным помощником президента Рональда Рейгена. Бандоу регулярно пишет для крупнейших американских политических изданий и выступает на ведущих телеканалах.

Даг Бандоу: Мы очень мало знаем о членах семьи Кима, там все основано на мифах. Не известно, сколько в действительности было жен у Ким Ир Сена или у Ким Чен Ира, были ли они женами или любовницами, сколько у них детей, загадкой остается статус вообще всех родственников. Вся система этой страны основана на секретности. Ким Чен Ын ничем от них не отличается. Когда он учился в Швейцарии, в школе, это было более 10 лет назад, он любил баскетбол и Майкла Джордана, но что ему нравится теперь, мы понятия не имеем. Все это время, он жил скрытно в Северной Корее, с ним никто не общался. Нам известно только, что Ким-младший появился перед своими гражданами около года назад, когда было объявлено, что он унаследует власть отца. Теперь у него есть всего два-три года чтобы окончательно укрепить власть в своих руках, тогда как у его отца это заняло двадцать лет. Так что мы станем свидетелями борьбы за власть, хотя деталей знать все равно не будем. Вполне вероятно, что в конечном итоге он вообще не будет играть никакой роли, но мы не можем даже предположить, кто победит. Опять же, это очень закрытый режим.

Эмма Тополь: Согласно доходившим на Запад слухов, здоровье Ким Чен Ира за последние пару лет ухудшалось, и власть все больше переходила в руки мужа сестры северокорейского лидера, члена Национального совета обороны, 65-ти летнего Чжан Сон Тхэка. Эксперты считают, что последующие несколько месяцев будут очень важными для будущего Северной Кореи, с точки зрения понимания нами происходящих там процессов. Индикатором станет победа или поражение Кима-младшего в попытке сохранить за собой пять главных титулов, которые удерживал его отец: генеральный секретарь правящей Рабочей партии, председатель центральной военной комиссии, член президиума Политбюро и глава Национальной оборонной комиссии Народной армии КНДР или верховный главнокомандующий. Борьба за власть набирает силу.
В четверг на прошлой неделе в центральной газете Северной Кореи «Нордон синмун» было сказано, что «великий преемник» будет следовать «посмертному желанию» своего отца и продолжать политику - «военные прежде всего», которая наделяет армию главенствующей ролью в жизни страны. Эксперты сделали вывод, что Ким-младший будет управлять страной под руководством военных. Но уже через несколько дней в той же газете появилось сообщение о том, что Ким Чен Ын объявляется верховным главнокомандующим. Пока не понятно, отменяет ли эта победа возглавить армию объявленное ранее коллективное руководство.
Брюс Клингер – старший научный сотрудник фонда Наследие,
считает, что Киму-младшему все-таки придется делить власть с военными.

Брюс Клингер: Мы не знаем – потребовали ли коллективного управления высшие военные чины в командовании армией, или Ким Чен Ир распорядился об этом перед смертью, или Ким-младший сам так решил. Но это похоже на правду, военные могли прийти к решению: держаться всем вместе, иначе нас будут вешать по одному. Они считают, что так будет лучше для выживания режима, но со временем военачальники неизбежно встанут перед вопросом: может ли молодой Ким управлять страной. Сейчас многие обсуждают, почему за день до смерти Ким Чен Ира было проведено испытание ракеты. Объяснение этому может быть достаточно простым. В Северной Корее существует несколько уровней военной иерархии, некоторые из них – рутина. Ракеты, запущенные перед тем, как было объявлено о смерти Ким Чен Ира, ближнего радиуса действия. Мы уже давно поняли, что такого рода испытания не являются сигналом серьезной операции – это обычная военная подготовка. Поэтому, мне кажется, что запуск ракет – просто совпадение.

Эмма Тополь: Американские эксперты призывают западные и восточноазиатские страны подготовиться к тому, что в ближайшее время Северная Корея попытается продемонстрировать свою военную мощь и проведет либо ядерные испытания, запуски ракет с ядерными боеголовками, или даже может атаковать Южную Корею. Это будет сделано для того, чтобы показать, что новое правительство полностью контролирует ситуацию в стране, и что Южная Корея и Соединенные Штаты не могут использовать смерть их лидера в своих целях. Администрация Обамы вместе с южно-корейским правительством, считает старший научный сотрудник фонда «Наследие» Брюс Клингер, должны в этом случае дать понять, что любые акции Пхеньяна, которые могут дестабилизировать ситуацию на полуострове, повлекут за собой ответную реакцию. Но сейчас торопиться с такими заявлениями не стоит.

Брюс Клингер: Прежде всего, необходимо решить, как наладить контакт с новым лидером. С одной стороны, смена главы государства открывает возможность, как говорится, перевернуть страницу и отказаться от жестокого репрессивного режима. Для Соединенных Штатов и союзников - это возможность строить заново отношения, вернуться к шестисторонним переговорам, и не просто, чтобы разговаривать, а для того, чтобы, наконец, начать выполнять обещания. С другой стороны –режим все тот же, и поэтому по-прежнему стоит угроза войны с Соединенными Штатами. В прошлом году, как вы помните, дважды совершались нападения на наших союзников. То есть, успокаиваться нет причин, но мы не должны действовать грубо, мы обязаны выразить сочувствие в связи со смертью их лидера. На мой взгляд, очень важно, чтобы они поняли: мы хотим возобновить приемлемые отношения и будем рады, если Северная Корея вернется за стол переговоров и попытается установить контакт с Южной Кореей.

Эмма Тополь: Смерть Ким Чен Ира наступила в тяжелый для Северной Кореи период. Экономика в стране, если верить официальной статистике, развалена, люди сотнями умирают от голода – опять-таки, если верить данным, которые поступают в гуманитарные организации и ООН. «Великий преемник», как называют в Северной Корее Кима-младшего, окружен пожилыми и не менее больными, чем его отец, членами правительства. С другой стороны - военные должны будут подчиняться 29-ти или 28-восьмилетнему генералу, ни дня не стоявшему в строю.
Для Соединенных Штатов смена руководства в Северной Корее сейчас, когда Государственный департамент пытается возобновить шестисторонние переговоры по ядерному разоружению Пхеньяна, также оказалась более чем некстати. Теперь вместо обсуждения условий переговоров ведутся срочные разработки планов по контролю над ядерным оружием на случай падения режима и возникновения политической нестабильности. В 2008 году Ким Чен Ир перенес инсульт, с тех пор Соединенные Штаты и Южная Корея договорились действовать совместно, в соответствии с развивающимися событиями. Но они думали, что впереди у них годы, если не десятилетие, и теперь оказались в некотором смысле застигнуты врасплох.
Эксперты указывают на то, что действия Вашингтона в сложившейся ситуации ограничены, потому что любые попытки наладить контакт с Кимом- младшим или его соперником (или соперниками) могут создать дополнительные трудности в переходный период, и главное, будут восприниматься как прямая угроза в Пекине. Глава программы по изучению проблем национальной безопасности, старший научный сотрудник в институте американского предпринимательства Майкл Мазза учился и жил в Китае.

Майкл Мазза: Худший сценарий, по которому могут развиваться события – это когда Ким Чен Ын не становится эффективным лидером и власть переходит в руки нескольким людям. Для страны с экономической нестабильностью, в которой царствуют голод и тотальная нищета, это очень опасно. Народ, конечно же, многого ждет от нового руководителя, но если он не сможет им ничего дать, начнется массовое бегство из страны. Кто-то будет пытаться пробиться в Китай, и это заставит вмешаться китайских военных. Мы не знаем как в Северной Корее решат бороться с бегством людей из страны. Все может очень быстро привести к хаосу.

Эмма Тополь: По мнению многих экспертов, Северная Корея не только угрожает стабильности и миру в регионе, но и создает риск глобального распространения ядерного оружия. Пхеньяну удалось произвести достаточное количество расщепляющихся материалов для создания шести-восьми плутониевых зарядов. Северная Корея в 2006 и 2009 годах провела два ядерных испытания и объявила, что использует весь имеющийся арсенал расщепляющихся материалов для создания атомных бомб. В 2010 году из заявления Пхеньяна стало известно, что на ядерном реакторе в Йонбене находятся в рабочем состоянии две тысячи центрифуг по обогащению урана. Посетившие этот объект американские ученые были поражены тем, насколько этот реактор отвечает современным стандартам. Он превышает все бытовавшие до сих пор представления западных ученых и специалистов о том, что, дескать, ядерные программы Северной Кореи отсталые и деградируют. Более того, южно-корейские ученые пришли к заключению, что Пхеньян с помощью имеющихся центрифуг может производить две атомные бомбы в год. А если предположить, что в Северной Корее есть другие, секретные, ядерные заводы, то военные возможности Пхеньяна еще выше.
В Соединенных Штатах опасаются не только наличия у Пхеньяна ядерного оружия, но и того, что в течение уже нескольких десятилетий этот режим продает ракеты, оружие и военную технологию государствам-изгоям, таким, как Сирия и Иран. В 2007 году, к примеру, Израиль разбомбил сирийский ядерный реактор, который был построен по точному образцу северокорейского.
Но Даг Бандоу, старший научный сотрудник института Катона, не считает, что северокорейские ядерные программы могут представлять серьезную угрозу национальным интересам Соединенных Штатов.

Даг Бандоу: Все, что там происходит, должно, в основном, волновать страны региона. В первую очередь – Южную Корею, которая является одним из главных врагов северян. Китай - также заинтересованная сторона: Северная Корея – союзник, и в Пекине хотят, чтобы в стране был более надежный и стабильный режим. В Японии, с которой у Пхеньяна застарелый конфликт, тоже внимательно следят за соседом. Их очень беспокоит военный арсенал Северной Кореи, особенно ракеты с ядерными боеголовками. Нас, американцев, волнует происходящее на полуострове в основном потому, что наши военнослужащие размещены в Южной Корее, но у нас нет такого глубокого конфликта с Пхеньяном, как у других стран, мы с этой страной не граничим, и у северокорейцев нет достаточных военных возможностей, чтобы нанести удар по нашей территории. Мы же можем с легкостью их уничтожить.

Эмма Тополь: Но в Соединенных Штатах далеко не все настроены так оптимистично. В январе 2011 года министр обороны Роберт Гейтс выступил с предупреждением о том, что Северная Корея представляет непосредственную угрозу безопасности Соединенных Штатов. Это заявление было основано на информации о том, что в течение пяти лет Пхеньян будет в состоянии создать межконтинентальные баллистические ракеты. Глава Пентагона предположил так же, что к 2015 году северокорейцы смогут нанести по Соединенным Штатам удар ракетами с ядерными боеголовками. С северокорейской территории уже были запущены ракеты типа Скад 600, а в арсенале Пхеньяна имеются еще и ракеты Нодонг 300, способные достичь территории Японии, и ракеты Мусудан, которые в состоянии поразить американские базы Гуам и Окинава. Надо отметить, что в северокорейской армии состоит миллион военнослужащих, из которых 70 процентов – наземные войска, расположенные в 100 километрах от границы с Южной Кореей. Что могут сделать Соединенные Штаты, чтобы обезопасить своих союзников? Над этим вопросом задумывается старший научный сотрудник института Брукингса Ричард Буш.

Ричард Буш: На протяжение нескольких лет на столе шестисторонних переговоров лежат предложения Соединенных Штатов: если Северная Корея уничтожит свое ядерное оружие, это нормализует отношения с американцами, Японией и другими странами, которые помогут экономически и дадут гарантии безопасности. Это самые лучшие предложения, которые можно было бы сделать в сложившейся ситуации для всех участников переговоров, и безусловно очень выгодные для Пхеньяна. Но они себя, судя по всему, убедили в том, что им выгоднее сохранять ядерную программу для обеспечения своей безопасности. Я думаю, мы должны возобновить наши предложения и тем самым проверить новую власть. Может быть, они решат продолжить ядерное вооружение, тогда мы должны будем действовать в соответствии с этим решением. Это повлечет за собой определенную международную реакцию, и мы будем по-прежнему относиться к Северной Корее, как к стране, у которой есть ядерное оружие, и не больше.

Эмма Тополь: Замечание Ричарда Буша относится к тому, что Соединенные Штаты до сих пор не признали за Северной Кореей статус ядерной державы. У Брюса Клингера – старшего научного сотрудника фонда Наследие свое видение политики Соединенных Штатов в отношении Северной Кореи.

Брюс Клингер: Это должна быть комбинация из нескольких дипломатических ходов. В прошлом мы пытались задобрить Пхеньян, предлагая многое и не получая ничего взамен, теперь это надо изменить. Я вижу три пути, по которым должна развиваться политика Соединенных Штатов в отношении Северной Кореи. Первый – предлагать им помощь только в том случае, если они выполнят взятые на себя обязательства. Затем, мы должны выработать какие-то наказания, штрафы, на тот случай, если Северная Корея нарушает санкции ООН, международные законы или принятые нормы поведения. Сейчас против Пхеньяна введены санкции, но я думаю, что мы должны были бы разработать дополнительно ряд более жестких ограничений не только против Северной Кореи, но и тех стран, которые сотрудничают с ней и помогают в создании ядерной программы. Хочется надеяться, что эти действия будут работать, но если нет, а мы имеем дело с Северной Кореей, когда нет никаких гарантий, придется пойти по третьему пути – построить эффективную противоракетную защиту, на тот случай, если Северная Корея решит напасть, как это случалось в прошлом.
XS
SM
MD
LG